Адриан Моул: годы капуччино

Читать
Отзывы

СЦЕНА 1

Страница - 1 из 4


Тебе надоело слушать утомительные оправдания этого морального
банкрота, кандидата Тори от округа Эшби-де-ла-Зух, сэра Арнольда Тафтона?
Да! Надоело!

Ты считаешь его представления о гражданских свободах (предложение
остановить вандалов, оснастив общественные туалеты телекамерами)
отвратительными?
Да! Считаю!

Ты согласен с сэром Арнольдом Тафтоном, что тех, кто пренебрегает
лицензией на телевещание, нужно сажать в тюрьму минимум на пятнадцать лет?
Нет! Не согласен!

Ты требуешь объяснить, почему на фотографии, снятой в Марбелье, сэр
Арнольд Тафтон находится в компании с известным преступником Леном Фоксом?
Ты хотел бы знать, что находилось внутри пакета, который Лен Фокс передал
сэру Арнольду в баре "Эспаньол"?
Да! Хотел бы!

Если 1 мая ты проголосуешь за меня, обещаю, что я, доктор Пандора
Брейтуэйт, преподаватель Оксфорда, полиглот из лейстерширского рода, будто
добросовестно, честно и бесстрашно представлять чаяния жителей
Эшби-де-ла-Зух.
В этой колыбели демократии!
В праматери парламентов!
Выбери меня в Палату общин!

В ЭТОМ ЕСТЬ СМЫСЛ!!!

В девять часов я отнес отцу чашку "Нескафе". Он лежал на том же самом
месте, в той же самой позе - лицом к стене, сложив руки, словно в
страдальческой молитве. Он сказал, что слышал голос Тони Блэра, который
что-то шептал из угла комнаты. На долю секунду я подумал, что отец сходит с
ума и скоро его выведут из дома в смирительной рубашке, но затем понял, что
таймер включил приемник, и по Радио-4 передают выдержки из речей Тони Блэра.
Я выключил радио, и отец немного успокоился. Но я не смог уговорить его
встать с кровати и пойти со мной и мамой на выборы.
Я открыл его половину гардероба, зашелестел жалкой коллекцией брюк -
гимн искусственному волокну и стилю "Элвис в Лас-Вегасе", и забраковал их
все. Однако в ящике комода нашел пару 501-х "ливайсов", - обычно я джинсами
брезгую - судя по всему, подарок матери к Рождеству 1989 года. Я напялил
джинсы и долго рассматривал себя в гардеробном зеркале, тут моей макушки
коснулся луч света, и я с ужасом увидел, что мои волосы ужасающе поредели, и
свет проникает до самых волосяных мешочков. Я поспешил в ванную комнату и
исследовал свой череп посредством увеличительного стекла. Сомнений не
оставалось: у меня выпадали волосы.
Даже пока я смотрел в увеличительное стекло, волосы отделялись от
головы и планировали на дно раковины. С тяжестью в сердце я собрал их и
положил в карман рубашки от Ральфа Лорана. Не спрашивайте, зачем я это
сделал.
После чего я отправился выгуливать Уильяма и Нового Пса по
окрестностям. На улице, куда ни кинь взгляд, цвела вишня. Почему в
Эшби-де-ла-Зух полагается сажать перед домом вишню? Неужели муниципалитет
издал такое распоряжение? На тротуаре покоились останки опавших цветков.
Уильям схватил горсть и высыпал на Нового Пса. Тот стал похож на плаксивую
невесту.
Как ни стараюсь, никак не могу привыкнуть к Новому Псу: у него такая
несчастная мина вечно написана на морде - Старый Пес всегда улыбался. Кроме
того, Новый Пес совершенно нелюбопытен: он не натягивает поводок и не
волнуется. Но когда мимо проезжал белый фургон с синими воздушными шарами,
оглашая окрестности песней "Край надежды и славы" (5), Новый Пес повернул
косматую башку и оскалил зубы. Я ощутил к нему симпатию, чуть-чуть.
Пока Уильям качался на качелях, я позвонил Найджелу в его фургон и
отменил заказ на брюки. Он был очень краток - объявил, что лично ездил на
склад, потратил кучу усилий и т. д. и т. п. И добавил, что он как раз сейчас
везет их мне. Я объяснил насчет 501-х "ливайсов", но Найджел не желал ничего
слышать. Мне не хотелось заканчивать разговор на неприятной ноте, поэтому я
спросил, собирается ли он голосовать за Пандору. Найджел ответил, что уже
проголосовал за кандидата зеленых, Лилиан Дейл, которая ездила агитировать
на горном велосипеде, пока этот экологически чистый транспорт не украли.
Судя по всему, Найджел теперь страстный велосипедист. Я указал ему, что
чрезмерное давление велосипедного седла может отрицательно сказаться на
сперме (согласно одному американскому докладу). Найджел ответил, по-моему, с
сарказмом:
- Ну да, а я как раз собирался завести четырех детей с той самой
приличной девушкой, о которой все время талдычит моя мать.
Я спросил, где бы мы могли встретиться и выпить, но он ответил, что у
него нет с собой электронного органайзера, поэтому мы попрощались. Я стащил
Уильяма с качелей, и мы пошли домой.
Оставив Уильяма на попечении его депрессивного деда и сквернословящей
тетки, мы с мамой отправились исполнять свой гражданский долг.
У избирательного участка, разместившегося в скаутском сарае, гомонила
толпа избирателей. Несколько ушлых скаутов постарше установили прилавок и
торговали чипсами "Доритос" с привкусом красного перца и баночками с острым
соусом. Из напитков имелся выбор между кока-колой и диетической кока-колой.
- А что случилось с чаем и лепешками домашней выпечки? - спросила мать
у человека с наружностью скаутского лидера.
- Мы должны идти в ногу со временем, - вежливо ответил он. - Люди
сегодня хотят чипсов и кока-колы.
- Баден-Поуэлл (6) перевернулся бы в могиле, - сказала мама.
Человек покраснел, отвернулся и в смущении принялся теребить баночки с
острым соусом.
- Что я такого сказала? - спросила мама у меня, когда мы вошли в
зловонный сарай.
- Баден-Поуэлла разоблачили активисты организации "Мир в действии". Он
чересчур сильно любил мальчиков, - ответил я.
- Не осталось в этом мире больше героев, - вздохнула мама. - Кроме Тони
Блэра.
Женщина, которой срочно требовалось углубленное ортодонтическое
лечение, широко улыбнулась и вручила нам избирательные бюллетени. Я
затрепетал, увидев имя Пандоры, совсем забыл, что у нее есть еще два имени:
Луиза-Элизабет. Пользовалась ли она когда-нибудь инициалами, спросил я себя,
зашел в кабину для голосования, взял привязанный карандаш и замер,
наслаждаясь моментом. Я, Адриан Моул, собираюсь осуществить свое
демократическое право и сделать свой свободный выбор. Мои грезы прервал
какой-то человек:
- Сэр, с вами все в порядке?
Я поставил жирный крест рядом с именем Пандоры Луизы Элизабет Брейтуэйт
и покинул кабинку.
Стоя перед избирательной урной, я складывал бюллетень в маленький
квадратик и старался в полной мере осознать фантастическое значение этого
исторического момента. Возможно, безвкусный антураж скаутского сарая - с
потолка вяло свисают вымпелы, всюду громоздятся пирамиды из обшарпанных
стульев, на стенах висят выцветшие фотографии летних лагерей - помешал мне
испытать какие-то иные эмоции, кроме легкого разочарования. Несомненно,
процедура голосования должна сопровождаться мелодией медных труб и массовым
хоровым пением или, на худой конец, песнями свободы, исполняемыми под
гитару. Мы должны прославлять наши демократические права. Возможно, на
избирательных участках стоит подавать шампанское или пиво (строго по одному
стакану на каждого избирателя) - разумеется, после того как бюллетени
опущены в урну для голосования. Если сегодня вечером увижу Пандору, то
расскажу ей о своей идее.
По пути домой мама взяла меня под руку. Я не возражал, потому что она
выглядит теперь такой старой (ей пятьдесят три), что никто уже не примет нас
за любовников. Когда мы подошли к Глициниевой аллее, мама вонзила мне в руку
ногти и сказала:
- Не хочу идти домой.
Она произнесла это с интонацией маленького ребенка. Когда я спросил
почему, мама ответила:
- Причины три: Джордж, Рози и Уильям. - Увидев мое лицо, она добавила:
- С ними так тяжело, Адриан. - Она опустилась на низенький заборчик, на
котором росло что-то подозрительно синее, и закурила. - Нет от них ни минуты
покоя. А Новый Пес меня только раздражает. Я впустую трачу свою жизнь.
Я поспешил ей возразить и сказал:
- Нет, нет, не впустую.
Но больше ничего придумать не смог. Пик маминой жизни пришелся,
по-видимому, на 1982 год, когда она сбежала в Шеффилд с нашим соседом, гадом
Лукасом.
- Только посмотри, сколько букв понаставила Пандора перед своей
фамилией и после нее. - Мама разгладила скомканную предвыборную листовку, и
мы заглянули в нее. - Она доктор, бакалавр искусств, магистр искусств,
доктор философии, а завтра она будет еще и ЧП. А после моей фамилии нет
совсем ничего, а перед фамилией - лишь "миссис", - с горечью сказала мама. -
И еще, - добавила она, - Пандора говорит на шести языках. А только и могу,
что сказать на испанском "Два пива, пожалуйста".
Тут из-за угла дома выползла старуха в инвалидном каркасе и заорала:
- Вы помяли мои аубриэтии.
Я понятия не имел, о чем она говорит, но извинился перед владелицей
стены, и мы пошли дальше.

Пока я ждал, когда разморозится в микроволновке лазанья из супермаркета
"Сейнзбериз", зазвонил телефон. Это был Иван Брейтуэйт, отец Пандоры. Он
спросил, дома ли мама.
Я вежливо ответил:
- Здравствуйте, Иван, это Адриан.
- А, здравствуй, - сказал он без особого восторга. - Я думал, ты в
Лондоне. Что-то читал про тебя в "Санди таймс", по поводу то ли еды, то ли
бурды.
Дорогой Дневник, неужели гнусный пасквиль А. А. Гилла всю оставшуюся
жизнь будет следовать за мной по пятам? Может, мне связаться с Чарли
Давкотом и попросить его написать А. А. Гиллу письмо с угрозой подать в суд,
если упомянутый А. А. Гилл не заберет назад свое вздорное утверждение насчет
сосисок?
Я крикнул маме, чтобы взяла трубку. Она вошла на кухню с Уильямом,
болтавшимся на уровне ее ляжек, и передала малыша мне:
- Не опускай его на пол, он притворяется, будто тонет в открытом море.
После чего сказала в телефонную трубку:
- Иван, как чудесно, что ты позвонил.
И замолчала, лишь время от времени кивая (Ивану Брейтуэту всегда
нравился звук собственного голоса). Наконец маме удалось вставить слово:
- Разумеется, мы с радостью поможем, встретимся через полчасика.
Мама положила трубку, ее усталые глаза блестели от возбуждения.
- Мы нужны, Адриан! - крикнула она. - Пандоре не хватает машин и
водителей, чтобы доставить на избирательные участки пожилых избирателей.
- Бензин оплатят? - поинтересовался я, как мне показалось, не без
оснований.
Мамино лицо помрачнело.
- У нас есть шанс скинуть с нагретого места этот жирный мешок с
дерьмом, Арнольда Тафтона, а ты мелочишься из-за нескольких галлонов
бензина, - сказала она и взяла косметичку, которая от мамы всегда на
расстоянии вытянутой руки.
К тому времени, когда она закрасила свое лицо, было два часа дня. Я не
спал уже восемнадцать часов.
Свою временную штаб-квартиру лейбористская партия устроила в брошенной
кондитерской, которая располагается в мрачном ряду старых лавчонок на
окраине Эшби-де-ла-Зух. С одной стороны от кондитерской "Мадам Жоли" -
парикмахерская, где под металлическими колпаками сидело несколько мадам,
мало похожих на Жоли. С другой стороны от штаб-квартиры находится магазин
футонов. Из окна футоновой лавки выглядывал господин с отвислыми усами,
посетителей в магазине не было и, судя по безутешному лицу господина, не
было никогда. Футоновая революция прошла мимо Эшби-де-ла-Зух.
Пандора сидела спиной ко мне, ее затянутые в чулки ноги покоились на
старом кондитерском прилавке. Туфли-лодочки из черной замши валялись на
полу. На Пандоре был плотно облегающий ярко-алый костюм, над левой грудью
приколота большая красная роза, а над правой прицеплена розетка. Хриплым
голосом Пандора говорила в самый маленький на свете мобильный телефон.
Другой рукой играла своими длинными золотистыми волосами - собирала их в
пучок и затем роняла на плечи.
Невзрачная женщина в расклешенной юбке и кардигане подала ей чашку чая.
Пандора улыбнулась ей лучезарно и просипела:
- Мейвис, ты прелесть.
Мейвис рассиялась так, словно Ричард Гир признался ей в любви и
предложил сбежать с ним на Малибу.
Я приблизился к Пандоре и подождал, пока она закончит разговор с
каким-то типом из "Дейли телеграф" по имени Борис.
- Борис, дорогой мой, если меня сегодня изберут, обещаю, что
праздничный обед состоится очень, очень скоро, а если я проиграю, то обед
будет еще раньше. Пока, гадкий мой тори.
Улыбку Пандора отключила вместе с телефоном, встала и надела туфли.
- А что ты здесь делаешь? - осведомилась она. - Я думала, что ты в
Лондоне готовишь дерьмо для А. А. Гилла.
- Прибыл помочь, - ответил я, игнорируя ее издевательский смех.
Пандора зажгла сигарету, и один из добровольцев, тощий тип с бородкой,
кинулся к ней с пепельницей.
- Крис, ты прелесть, - прохрипела Пандора.
Крис пошатываясь убрался прочь - с таким видом, будто увидел рай.
- Ты, как всегда, предпочитаешь окружать себя рабами, - заметил я,
оглядывая добровольцев, которые деловито суетились с бумагой, чайными
пакетиками и телефонами.
- Они рады содействовать моему успеху, - ответила Пандора. - Поскольку
знают, что сегодня я одержу победу.
- В прошлый раз ты поносила лейбористскую партию, утверждая, что она
предала социализм.
- Пора взрослеть! - отрезала она. - Ты хочешь, чтобы эти чертовы тори
остались или вылетели?
- Вылетели, разумеется, - ответил я.
- Тогда заткни пасть, - посоветовала Пандора. - Я живу в реальном мире.
Я оглядел штаб-квартиру. Да, это был реальный мир. Иван Брейтуэйт
прикалывал маме красную розетку на жилет. Его волосатая рука скользнула по
маминой груди, и он извинился. Мама растянула напомаженные губы в улыбке и
склонила голову набок - в позе покорности, недавно я видел такую позу в
документальном фильме про животных (горилл). Кроме того, я видел такую позу
и в мамином исполнении - как правило, это был знак, что грядут крупные
неприятности.
К нам подскочила Мейвис:
- Пандора, последние опросы на выходе с участков ужас как расчудесны.
Она протянула Пандоре лист бумаги, на который та мельком глянула и,
смяв, швырнула в мусорную корзину.
- Сгоняю-ка я домой, - сказала она, положила мне на плечо руку с
длинными красными ногтями и добавила: - Чудненько, что повидались, прелесть
моя.
- Не смей называть меня "прелесть", Пандора, - отрезал я. - Мы знакомы
с тринадцати с половиной лет. Я терзался в твоей кладовке, когда ты жила
втроем с мужем-гомосексуалистом и культуристом-дислектиком. Мне известны все
твои тайны.
- Ах, прости, - сказала Пандора. - Из-за предвыборной кампании я
превратилась в настоящее чудовище. Меня захватили амбиции, - грустно
добавила она, словно амбиции - это смертельная болезнь. Замурлыкал мобильный
телефон. Она нажала кнопку. - Манди! - выкрикнула Пандора и повернулась ко
мне спиной.
Я оттащил маму от Ивана Брейтуэйта и его дурацких, словно вылепленных
их пластилина, бакенбард, и мы поехали к нашей первой клиентке: старухе, по
имени Ида Пикок, чье жилище насквозь провоняло дохлыми кошками. Ида Пикок
ковыляла, опираясь на палочку. Она поведала мне, что Тони Блэр подарит ей
две новых шейки бедра. Второй клиенткой была Мейбел Д'Арси, чей прапрадед
служил офицером на "Титанике" и выжил. Мейбел Д'Арси похвалялась своим
происхождением, пока Ида Пикок не сказала:
- Офицер, как истинный джентльмен, обязан был пойти ко дну вместе с
кораблем.
Больше они друг с другом не разговаривали.
Последним нашим пенсионером оказался старичок по имени Гарри
Уортингтон. Он известил нас, что уже неделю не выходил из дома. А мама
посочувствовала, что бедняжка так одинок. Мистер Уортингтон надменно
ответствовал, что он вовсе не одинок, недавно влюбился и теперь большую
часть времени проводит в кровати вместе с новой подружкой Алисой Поуп. Ида
Пикок и Мейбел Д'Арси хихикали, как девчонки, и бросали на Гарри восхищенные
взгляды. Старикану семьдесят девять, а ведет себя так, точно он Хью Грант.
Впрочем, волосы у него густые, а усы пушистые. Я спросил его, почему его
подружка Алиса не голосует, и старый ловелас ответил, что она анархистка и
не верит в институт власти. Я заинтересовался и уточнил, кто станет чинить
канализацию в том крайне маловероятном случае, если победят анархисты Алисы
Поуп. Старикан ответил, что Алиса Поуп не верит и в канализацию. А я указал
ему, что канализация - важнейшее достижение цивилизации. Не удивительно, что
Гарри Уортингтон неделю не вылезал из постели. Судя по его словам, эта Алиса
Поуп - настоящее животное.
У избирательного участка, расположенного в школе Рози, я помог Мейбел
вылезти из машины, и тут выяснилось, что она поддерживает сэра Арнольда
Тафтона.
- Он был так душечка, когда мой дом ограбили, - пролепетала она.
- Неужели поймал грабителя и вернул украденное? - спросил я с напускной
наивностью.
- Нет-нет, но сэр Арнольд сказал, что если бы был министром внутренних
дел, то отрубал бы ворам руки, - ласково ответила Мейбел.
- Доктор Пандора Брейтуэйт весьма сильна по части преступления и
наказания, - заметил я.
Я не солгал. Пандора изучала шедевр Достоевского, готовясь к школьному
экзамену повышенного уровня, и получила высшую оценку.
Пока Мейбел ковыляла по дорожке, ведущей к школе, я пытался промыть ей
мозги, чтобы она изменила свои недостойные политические пристрастия.
Пришлось даже пойти на явную ложь: сказал, будто Пандора - кровная
родственница Уинстона Черчилля и является членом аристократического
охотничьего клуба "Куорн". Более того, наврал, что Пандора тяжким трудом
зарабатывает себе на хлеб насущный. Уж не знаю, был ли толк от моих стараний
- за кого проголосовала старая ведьма, не имею ни малейшего представления.
Гарри Уортингтон оказался ярым поклонником Пандоры; больше всего его
восхищали "шаловливые губки, восхитительные грудки" и ножки, "как у Сид
Чарисс".
Ида Пикок голосовала за Пэдди Эшдауна, потому что "он военный".
- Разве вас не смущает его предполагаемый адюльтер? - спросил я.
Ида улыбнулась, показав восьмидесятиоднолетние зубы.
- Все красотки любят моряков! - пропела она скрипуче.
Гарри Уортингтон подхватил песенку, а на всем обратном пути к своему
пенсионерскому домику распевал отвратные куплеты "Я снова тебя увижу".
Отвратность куплетов усиливалась дребезжащим вибрато и нелепым акцентом в
духе Ноэля Кауарда (7). Я был рад распрощаться с ними всеми.
Когда-то мне уже портил кровь один пенсионер, звали его Берт Бакстер.
Берт был вонючим коммунякой, держал восточноевропейскую овчарку по кличке
Штык и питал омерзительное пристрастие к свекле (Берт, не псина). Он
вынуждал меня на такие неприглядные труды, как стрижка окаменевших ногтей на
его гнусных ногах или закапывание разложившегося собачьего трупа в спекшуюся
землю посредством совка для угля. Берт умер два года назад. Глубина моего
горя весьма поразила меня, хотя должен признаться, что в первый момент я
испытал чувство непомерного облегчения оттого, что больше мне не придется
стричь жуткие бертовы ногти. Берт Бакстер был самым старым и самым
скандальным жителем Лестера. Мы с Пандорой присутствовали на его 105-м дне
рождения, когда у него брали интервью в богадельне "Солнечный дом". Рядом с
Бертом тогда толпились лорд-мэр, супруга лорд-мэра, старичье из богадельни,
обслуга из богадельни и друзья. Репортерша, некая Лиза Барроуфилд - молодая
особа в розовом костюме, попыталась пресечь хвалебные замечания Берта по
поводу ее грудей (насколько мне помнится, в действительности груди ее не
были такими уж выдающимися: чуть больше апельсинов сорта "джаффа", но
гораздо меньше грейпфрутов из супермаркета "Маркс и Спенсер".)
Лиза Барроуфилд тогда спросила:
- Берт, вам исполнилось 105 лет. Чему вы обязаны столь долгой жизнью?
Бедной Лизе пришлось задать этот вопрос четырнадцать раз, но каждый раз
в ответ она слышала нечто невообразимое. Когда лорд-мэр и супруга лорд-мэра
незаметно ретировались, бедная Лиза позвонила своему шефу и спросила, что же
ей делать. Шеф велел бедной Лизе записать всю болтовню Берта, а уж они потом
"хорошенько отредактируют".
Следующим вечером меня постигло глубочайшее разочарование в
отечественном телевидении. Берта отредактировали в безобидного и даже
приятного старичка. Привожу для истории один из настоящих ответов Бакстера.
ЛИЗА: Берт, вам исполнилось 105 лет. В чем ваш секрет?
БЕРТ БАКСТЕР: А то, курю-то я с детства! Шестьдесят папиросин
"Вудбайнз" за день небось оздоровили мои легкие. И трусцой я отродясь не
бегал, и всяким этим хреновым спортом не занимался, и ни разу не лег спать
трезвым, поэтому и спал всегда хорошо. А в войну тыщи баб оттрахал по всей
Европе. Жру я в основном свекольные сандвичи, "Пятнистую колбаску" и
заварной крем. Но секрет здоровой жизни, - и я говорю об этом всем молодым -
в том, чтобы не давать сперме застаиваться в яйцах, спускайте ее почаще!
(Смех) Спускайте ее всю до капли! (Кашель) Ну-ка, зажги мне сигаретку,
Пандора, ты же хорошая девочка.
А вот что передали по телевизору - яркий пример черной редакторской
магии:
БЕРТ БАКСТЕР: Свекольные сандвичи - секрет здоровой жизни. Спал я
всегда хорошо и молодым занимался спортом. Я не курю и бегал трусцой по всей
Европе.
Берт пришел в ужас, когда увидел передачу "Страна сегодня", которую
перед тем весь день анонсировали.
- Смотрите в шесть тридцать "Страну сегодня", - призывал диктор, -
лестерский пенсионер расскажет, как бег трусцой по всей Европе позволил ему
дожить до 105 лет.
Не знаю, почему они сделали ударение на слове "позволил". Разве были
какие-то сомнения? Вряд ли.
Я был рад, что Берт погиб из-за несчастного случая на лестничном
подъемнике за день до своего 106 дня рождения. Еще одного столь же скверного
празднования дня рождения я бы не вынес. И мне достоверно известно, что мэр
Лестера с супругой забронировали себе на этот самый день отпуск на Тенерифе.
Думаю, Берт порадовался бы если не содержанию, то хотя бы размеру заголовка
в "Лестер меркури".
ТРАГЕДИЯ НА ЛЕСТНИЧНОМ ПОДЪЕМНИКЕ: СМЕРТЬ СТАРЕЙШЕГО БЕГУНА ТРУСЦОЙ.
Старейший житель Лестера Бертрам Бакстер скончался сегодня утром в
результате несчастного случая, ставшего следствием связи пояса халата и
механизма лестничного подъемника в пансионате "Солнечный дом" на Брук-лейн,
где Бертрам Бакстер проживал последние годы. Старшая сиделка миссис Лоретта
Харви назвала мистера Бакстера, чья супруга Квини умерла в 1982 году,
"большим оригиналом, не выносившим дебилов".
Миссис Харви вспомнила время, когда мистер Бакстер подал в суд на
"Солнечный дом" с требованием возместить моральный ущерб: мистер Бакстер
утверждал, что ему не обеспечивают его диетические потребности. Мистер
Бакстер ест только свекольные сандвичи, консервированный пудинг "Пятнистая
колбаска" и заварной крем. Дело приобрело скандальный оттенок, когда мистер
Бакстер объявил голодовку и прославился по всей стране под прозвищем
"Свекольный Берти". Его победа над администрацией пансионата получила
широкое одобрение как триумф здравого смысла, хотя, по словам миссис Харви,
персоналу кухни решение суда причинило "большие неудобства".
Ничуть не огорчусь, если за оставшуюся жизнь больше не увижу ни одного
престарелого хрыча. Не выношу их медлительности, плохо подогнанных вставных
челюстей и маниакальной страсти к маринованным овощам. Маме быстро наскучило
таскаться с пенсионерами, и она объявила, что желает быть "в центре
событий", поэтому я высадил ее у штаба Лейбористкой партии. Дальше трудился
один.
Следующим на очереди был старик по имени Арчи Тейт. Он забирался в
машину так медленно, что едва не довел меня до бешенства. Старый хрен харкал
и кашлял в большой белый платок, а когда я с сарказмом осведомился, все ли с
ним в порядке, он ответил, что не все, у него пневмония. Речь его отличалась
изысканностью, что редкость для выходца из рабочего квартала.
- Не лучше ли вам соблюдать постельный режим? - спросил я.
- Нет, - ответил он, - я социалист и хочу проголосовать.
- Мистеру Блэру вряд ли хочется, чтобы вы скончались на избирательном
участке, - заметил я.
- Мистер Блэр? - презрительно прохрипел он. - Не слышали разве, что я
социалист, я голосую за Социалистическую рабочую партию, за партию Артура.
- Артура? - удивился я.
- Артура Скаргилла, - ответил старый хрен таким тоном, будто я
законченный идиот.
Я попытался убедить его проголосовать за Пандору. Сказал, что Пандора
поддержала мистера Скаргилла во время забастовки шахтеров, провела в школе
лотерею и отправила собранные средства (19,76 фунта, насколько я помню) в
Забастовочный фонд, но старый чахоточник остался непреклонен.
- Я потерял в Арнеме (8) левое легкое и правую ногу, - сообщил он,
навалившись на меня со своего заднего сиденья. - И вовсе не для того, чтобы
англичане превратились в этих тупиц с материка, хлебающих жидкий капуччино.
В попытке хоть что-нибудь противопоставить столь нелепому фанатизму, я
заметил:
- Капуччино - совершенно безвредный напиток с приятным вкусом. Я пью
шесть чашек в день.
- Чертовски мало кофе и чертовски много пены, - ответил хрыч.
Он пожал мне руку и поблагодарил, что я его подбросил. А я сказал, что
подожду, когда он проголосует, и доставлю домой. Хотя имел полное моральное
право оставить его вместе с правым легким и левой ногой в здании начальной
школы на Картс-лейн.
Я чувствовал себя слегка обманутым - этот тип хитростью вынудил
доставить себя на выборы; представился сторонником лейбористов, хотя на
самом деле является прожженным социалистом.
Когда мы ехали обратно, старик извинился за свои чертыхания. Я ответил,
что давно уже не обращаю внимания на вульгаризмы. Объяснил, что работаю в
ресторане в Сохо, где производные от неприличных слов используются в
качестве существительных, прилагательных и глаголов - в Сохо ругательства
являются основным элементом речи английского языка.
Когда мы остановились рядом с маленьким домиком, Арчи Тейта одолел
такой сильный кашель, что лицо его налилось кровью, а из глаз хлынули слезы.
Он долго не мог перевести дух, поэтому я помог ему выбраться из машины и
дойти до входной двери. На крыльце старикан достал из кармана связку ключей
и протянул мне, а сам, тяжело хрипя, привалился к стене.
Я открыл входную дверь и увидел полки, плотно забитые книгами. В глаза
мне бросились "Капитал", "Улисс" и "Дневники" Харольда Николсона (9). У
окна, смотревшего на улицу, стояла узкая кушетка. Рядом находился низенький
столик, заставленный лекарствами и банками. В очаге мерцали раскаленные
угли. На коврике сидел жирный кот. Арчи Тейт упал на кровать и закрыл глаза.
Он был высокого роста, ноги (точнее, нога) свисали с кушетки. Пройдя в
крохотную кухню, чтобы поставить чайник, я проклял Бога и социализм за то,
что они подсунули мне очередного пенсионера. Неужели мне никогда от них не
освободиться? Неужели пенсионеры - это мой крест? Неужели мне на роду
написано, что их покрытые пигментными пятнами руки всю жизнь будут цепляться
за мою шею?
Я сделал все, чтобы Арчи Тейт почувствовал себя получше - если,
конечно, одноногий и однолегочный старик, страдающий пневмонией, вообще
может почувствовать себя лучше. После чего записал номер его телефона.
Выяснилось, что у него нет ни родственников (кто бы сомневался), ни друзей
(naturellement (10)), он поссорился с соседями (mais oui (11)) и угадайте,
что еще? Quelle surprise! (12) Он один на всем белом свете. Если не считать
рыжего кота по кличке Эндрю. Я восхитился котом, сказав, что никогда не
видел таких толстых животных.
Затем записал номер своего мобильного телефона, сунул листок под банку
с маринованными овощами, стоявшую на низеньком столике у кровати, и
предложил Арчи Тейту звонить, если ему сегодня понадобится помощь. Старый
хрыч заверил меня, что чувствует себя нормально, и попросил немедленно
оставить его в покое. Я знал, что чай, который я налил большую фарфоровую
чашку с розой и золотым ободком, останется нетронутым. Судя по виду старика,
у него не оставалось сил даже оторвать голову от подушки.
Возвращаясь в штаб-квартиру, я с сожалением размышлял, почему люди
старше пятидесяти лет не совершают массового самоубийства. Конечно, в этом
случае развалятся некоторые "серые" производства - например, изготовители
садовых шпалер и теплого нижнего белья. Но преимущества такого исхода
очевидны: не надо выплачивать пенсии, не надо строить богадельни, и, по
крайней мере, половина парковочных мест перед универмагом "Марк и Спенсер"
отойдет к молодым и трудоспособным членам общества.
Я вновь возблагодарил Пеписа (13), бога всех ведущих дневники, за то,
что записи при моей жизни никто не прочтет. Не хотелось бы, чтобы меня
считали жестокосердным истребителем старичья. Про себя я точно знаю: когда
мне стукнет пятьдесят, я с радостью пожертвую своей жизнью ради цветущей
юности.
Хотя, если подумать, пятьдесят, возможно, и рановато. Более разумная
граница - пятьдесят пять (для тех, кто обладает хорошим здоровьем, или
некурящих), но шестьдесят - это абсолютный предел. Какой смысл кому-то жить
дальше? Sans (14) зубов, sans мышц et sans секса?
В десять вечера, перед самым закрытием избирательного участка, мне
поручили забрать в тупике Беван района Беверидж некую миссис Клаф.
К моему ужасу, при миссис Клаф обнаружилось трое детей.
- Придется взять их с собой, - заявила она. - Приходящей няни у меня
нет.
Миссис Клаф была в восторге от предстоящей победы лейбористов. Он
уверяла, что Тони Блэр "поддержит матерей-одиночек". Миссис Клаф слышала,
как он объявил об этом в программе Джимми Янга, так что она точно знала -
это святая правда. Я заверил ее, что мистеру Блэру можно доверять, это
совестливый и честный человек, который посвятил свою жизнь исправлению
недостатков нашего неправедного общества.
- Вы знаете мистера Блэра? - потрясенно вопросила миссис Клаф.
Глянув в зеркальце заднего вида, я сменил выражение лица с уверенного
на загадочное и спросил:
- Разве кто-нибудь знает Тони Блэра по-настоящему? Думаю, даже Чери
скажет, что она не знает Тони по-настоящему.
Миссис Клаф приструнила детей, которые теребили флакончик с сосновым
освежителем воздуха, и слегка раздраженно вопросила:
- Но вы с ним встречались и разговаривали? Ему известно ваше имя?
Я был вынужден признаться, что нет, я никогда не встречался с Тони
Блэром; нет, никогда не разговаривал с Тони Блэром; и нет, Тони Блэр не
знает моего имени. Остаток пути мы проехали в молчании. Мисс Клаф следует
поступить в лестерширскую полицию - она принесет много пользы в отделе
уголовного розыска.
Вернувшись домой, я обнаружил у двери найджеловский фургон от магазина
"Некст". Найджел сидел на кухне и пил чай с матерью и Иваном Брейтуэйтом.
Мама дефилировала между кухонным и разделочным столами в новом ярко-красном
брючном костюме, который (по моему мнению) кошмарно не сочетается с рыжими
волосами. Однако Иван Брейтуэйт (пятьдесят пять лет, самое время пустить в
расход) бубнил:
- Необычайно элегантный костюм, Полин, но его нужно носить с туфлями на
шпильках.
Как смеет этот Брейтуэйт советовать моей матери, какую ей носить обувь!
Этот человек - портняжная катастрофа. Он просто Помпея мужской одежды в
своих джинсах "Роэн" и в комплекте из сандалет и белых носков "Биркенсток".
Я заметил Ивану, что меня удивляет, как он нашел время на чаепитие -
разве ему не положено помогать Пандоре общаться с местной прессой? Он
ответил, что уже написал сообщения для печати. Одно на случай победы Пандоры
и одно на случай поражения. Еще Иван сообщил, что к Пандоре проявляет
большой интерес общенациональная пресса, потому что она исключительно
красива и у нее длинные волосы. У прочих кандидаток от Лейбористской партии
короткие стрижки и слишком маленькие лифчики. Кроме того, несмотря на уроки
макияжа, они накладывают косметику, словно двухлетки, дорвавшиеся до
косметического отдела аптеки "Бутс".
Меня потрясло легкомысленное отношение Брейтуэйта к демократическому
процессу. Я так и не услышал от него слов об убеждениях, принципах и
политическом кредо дочери. Пришлось самому произнести речь на эту тему, а
заодно напомнить Ивану, что однажды он покинул Лейбористкую партию по
принципиальным соображениям (кто-то мухлевал с деньгами на общественные
чаепития).
Найджел - наверняка чтобы только заполнить паузу в разговоре - сказал,
что ему жаль слышать о крахе моего брака. Я прожег мать испепеляющим
взглядом, у которой все-таки хватило совести покраснеть и отвернуться (еще
один малосочетающийся оттенок красного). Найджелу я ответил, что, напротив,
очень рад был покончить с этим браком. А мама сказала:
- Напротив, это Жожо была рада с ним покончить.
Я сказал, что не понимаю, почему она развелась со мной. На основании
какого такого безрассудного поведения? Мама ответила:
- Да будет тебе! А как же ссора в Котсволде из-за чихания? Это три дня
продолжалось, между прочим.
Речь о том случае, когда я обвинил Жожо, что она чихает напоказ, делая
чрезмерное ударение на "чхи!" в слове "Ап-чхи!" Более того, "чхи" длится
дольше, чем требует того заурядный физиологический акт. В конечно счете, я
предъявил Жожо обвинение в том, что своим выразительным "чхи!" она желает
привлечь к себе внимание толпы. А Жожо в ответ указала, что она беременная
на последнем месяце чернокожая ростом метр восемьдесят, на голове у нее
тысяча косичек с бисером, и в данный момент она идет по улице английского
провинциального городка, население которого состоит исключительно из белых
европеоидов. Так что нет ничего удивительного в том, что аборигены пялится
на нее, разинув рты.
- Мне много чего не достает, Адриан, но во внимании я недостатка не
испытываю! - заявила Жожо.
И снова чихнула, неприлично растянув "чхи". Мужчины, между прочим, и не
за такое убивали. Я так и сказал ей. Мама и папа, которых я по глупости
пригласил пожить в нашем домике, подло приняли сторону Жожо. И меня
практически бойкотировали.
Тем временем эксгибиционизм Жожо все усиливался. Теперь она не только
растягивала "чхи!", но и делала совершенно неприличное ударение на "ап!" Я
неизбывно страдал. Когда мы вернулись домой в Сохо, доктору Нг, моему
личному врачу, пришлось выписать мне антидепрессант под названием прозак.
Вскоре после котсволдской катастрофы, родился Уильям, по моей
настоятельной просьбе - в лягушатнике Королевского лестерского роддома. Он
присоединился к династии Моулов, сделавших здесь свой первый вдох (в
родильном доме, а не в родильном бассейне). Я лично пожелал, чтобы Уильям
попал в этом мир через теплую воду при мерцании свечей и под музыку Баха,
как предлагалось в листовке Общества Радикального Акушерства. Однако Жожо
почему-то долго противилась, уверяя, что во время родов предпочла бы
находиться в бессознательном состоянии. Когда же я выразил удивление,
сказав:
- Мне жаль слышать эти прискорбные слова, Жожо. Я был склонен думать,
что ты, будучи африканкой, исповедуешь естественный подход к деторождению.
Но к моему крайнему изумлению, Жожо сначала расплакалась, потом
рассердилась и, немотивированно повысив голос, закричала:
- Почему бы тебе, когда у меня отойдут воды, не подыскать мне поле, где
бы я могла работать во время родов? И на этом поле обязательно должно быть
баобаб, потому что я, будучи африканкой, буду естественно рожать под его
ветвями. И как только я рожу, то сразу привяжу ребенка к спине и вернусь к
полевым трудам!
Так получилось, что родильный бассейн оказался сплошным разочарованием.
Акушерка поручила мне поймать послед Жожо детским сачком. Последний раз я
пользовался таким сачком в восьмилетнем возрасте, и ловил я тогда
головастиков, которых потом подкладывал в банки с вареньем. Вследствие
трагического стечения обстоятельств сачок мне не пригодился, ибо я упустил
момент рождения сына, потому что моя легкомысленная мать именно в этот
сакральный момент решила позвонить в роддом и поинтересоваться, как дела.
Никогда ей этого не прощу.
Иван Брейтуэйт пригласил нас с мамой, Найджела и его друга Норберта на
оглашение результатов выборов в городскую управу. После оного мероприятия
должно было последовать праздничное веселье в гостинице "Красный лев". Моего
отца и миссис Таню Брейтуэйт он даже не упомянул. Их уже вычеркнули из
истории, как Сталина или Аниту Харрис (15).
После отвратительного ужина, приготовленного мамой на скорую руку и без
всякого желания (кусочки омара и восточный сыр от "Анкл Бенз"), я отправился
наверх и попытался уговорить отца встать с кровати. Сказал ему, что опрос
избирателей на выходе с участков благоприятен для Пандоры.
- Мне наплевать, Адриан, - ответил он. - Мне на все наплевать. Моя
жизнь прошла впустую, я ничего не сделал и нигде не был. Мое имя неизвестно
никому, кроме семьи и комитета отопительных систем. У меня не было даже
пятнадцати минут славы, обещанных этим долбаным Энди Уорхолом.
- Это сказал Маршалл Маклюэн (16).
- Вот видишь, - простонал отец и уткнулся в стену.
Я пустил в ход иронию, напомнив, что он все-таки был знаменитым, пусть
не пятнадцать минут, но пять уж точно. Когда мы отдыхали на приморском
курорте Уэллс, отнесло в море на надувном матраце, имитировавшем вставные
челюсти. Он проплыл две мили, прежде чем его лебедкой выловили летчики из
Королевских ВВС. Это событие попало в региональный выпуск теленовостей
"Страна сегодня" и на первую страницу "Лестер меркьюри". Даже "Дейли
телеграф" опубликовала такую вот заметку.

ЧЕЛОВЕК НА ВОЛОСКЕ ОТ ГИБЕЛИ!

Житель Лестера, которого сняли с надувного матраца в форме вставных
челюстей, был назван капитаном Ричардом Брауном из Вертолетной спасательной
службы Королевских ВВС "распоследним дебилом".
- В районе левого нижнего моляра имелась небольшая течь, - сообщил
нашему корреспонденту капитан Браун, - и дебил долго бы не продержался.
Капитан Браун призвал законодателей запретить гражданским лицам
заходить в море. "Море - не игрушка", - сказал он нашему корреспонденту.

Я допустил промашку. Папу захлестнули воспоминания.
- Волны были такие огромные, - прошептал он, и глаза его наполнились
ужасом. - А на мне были лишь ласты. И мне до смерти хотелось курить.
Я поспешил утешить его, сунув ему в рот сигарету "Ротманс".
Мы с мамой собрались уходить, но Уильям заплакал и повис на моих ногах.
Рози, которая должна была сидеть с ребенком, пялилась на "Шоу Джерри
Спрингера" - в телевизоре непомерно жирная негритянка поносила мужа за
склонность к трансвестизму. Я отнес мальчика в отцовскую комнату и сказал:
- Дедушке плохо. Хочешь поиграть в доктора?
После чего зашел в ванную и достал из шкафчика медицинскую аптечку. Я
вытащил из нее таблетки и лекарства с истекшим сроком годности (тюбик с
глазной мазью следовало использовать до февраля 1989 года) и вручил аптечку
Уильяму со словами:
- Ты врач, Уильям, будь хорошим мальчиком, полечи дедушку.
Отец лежал на подушках с безразличным видом, Уильям принялся наматывать
бинт на его левую руку. Спускаясь по лестнице, я услышал причитания:
- Черт, не так туго! Ты же мне сосуды пережмешь, черт тебя дери!
Я уже закрывал дверь, когда услышал крик Уильяма:
- Дедушка, нельзя говорить плохие слова, а то я посажу тебя в тюрьму.
Во всем, что касается закона и порядка, мой ребенок определенно
придерживается крайне правых взглядов.
Пока я заводил машину, в динамиках жужжало Радио-4 - группа писателей
обсуждала, какое влияние окажет на литературу победа лейбористов. Какая-то
старая тетка сдавленным голосом несла вздор о Гарольде Вильсоне, о какой-то
Дженни Ли (17), и о Совете по культуре. Затем ее перебил Барри Кент, бывший
бритоголовый, а ныне известный поэт и романист, лауреат литературных премий.
С нарочитым лестерским выговором Барри принялся разглагольствовать:
- Да кому он, в задницу, нужен этот мудацкий Совет по культуре?
Писатель на хрен должен быть революционером. Его подлинная роль -
ниспровержение [бип] господствующей верхушки, будь то консервативные [бип]
мешки с говном или [бип] лейбористские оборванцы. А если писателю нужно
подкинуть [бип] деньжат, прежде чем он перенесет на бумагу свои говеные
слова: - Барри презрительно загоготал. - Пусть он несколько дней проведет со
мной. Я ему открою на хрен [бип] глаза, покажу на хрен, что такое бедность и
вырождение на хрен, я отведу его туда, где люди сидят на [бип] игле на хрен.
Тут Барри принялся декламировать одно из своих напыщенных
стихотворений. Одно из тех нелепых произведений, за которые он получил шесть
поэтических премий (три британских, три французских):

Убей всех буржуев!
Сожги их дворцы!
Бабам их вставь!

И т. д. и т. п.
Когда Барри Кент получил степень почетного доктора в университете Де
Монтфорт, он попал в заголовки газет всего англоязычного мира - распахнул
полы своей докторской мантии, под которой ничего не было, и принялся
нараспев читать "Йо! Я Человек". Теперь это знаменитое стихотворение
распевается на футбольных трибунах всего цивилизованного мира.

Йо! Я Человек!

Йо!
Я человек!
Не!
Мою свой зад!
Не меняю свои трусы,
И счастлив тем от души.
На футбол я иду,
Потому что люблю!
Йо!
Я человек!
Пиво есть в банке,
Сигареты в кармане,
Давай, парень, вдарь!
Припечатай судилу,
Суку-мудилу размажь!
Йо! Я человек!
Йо! Я человек!
Йо! Я человек!
Йо!

Пятьсот студентов, которые три часа парились в раскаленном шатре,
пришли в неистовство, вскочили и устроили Кенту овацию. Тогда Барри
пригласил на сцену свою мамашу Эдну и заорал:
- Это Эдна, моя мама. Она чистит туалеты, и почему она должна этого
стыдиться, а?
Миссис Кент, которая до этого момента, насколько мне известно, никогда
не стыдилась своей работы, неловко заерзала, вид у нее был такой, словно ей
не терпится остаться с Барри наедине и задать ему хорошую взбучку. Мне об
этом рассказала моя собственная мать - по дороге в городскую управу.
В здании управы были предприняты строгие меры безопасности, все
благодаря компании "Цитадель лимитед". Нам пришлось встать очередь, чтобы
наши фамилии проверили по списку. Мама тут же потеряла терпение и принялась
громогласно жаловаться. Я совсем не удивился, когда ее вывела из очереди -
якобы наугад - угрюмая охранница с квадратной челюстью по имени Сандра Лиф.
С личного досмотра мама вернулась, бормоча себе под нос зловещие угрозы в
адрес Сандры Лиф и "Цитадель лимитед". Она заявила, что утром же позвонит
Чарли Давкоту и узнает, нельзя ли "привлечь этих уродов" за сексуальные
домогательства.
Стоило нам только войти в здание, тут же подскочил Иван Брейтуэйт и
выкрикнул:
- Да, Полин, да! Эти туфли - само совершенство!
Что такое с этим человеком? Он что, фетишист, свихнувшийся на обуви?
Мама вытянула ногу в вульгарной красной туфле на шпильке, и Иван чуть не
эякулировал на месте. Я с облегчением перевел дух, когда к нам подошла
миссис Таня Брейтуэйт и встала между моей матерью и своим мужем.
Интересно, спросил я себя, сколько времени миссис Брейтуэйт провела
перед гардеробом, прежде чем выбрала подходящий костюм? Думала ли она о том,
что ее будут фотографировать, а, может, и снимать на видео в качестве матери
кандидата? Ночь ведь очень теплая. Разве зеленый мохеровый свитер с вышитыми
французскими пудельками годится для этой торжественной ночи? И разве
подходят к вышитым французским пуделям плиссированная юбка в клетку а-ля
принц Уэльский? И разве незатейливые темно-синие босоножки "Кларкс" удачно
завершают ансамбль? Нет! Нет! И нет! Что случилось с женщиной, элегантностью
и богемным стилем которой я прежде неизменно восторгался?
Я шепотом спросил маму, что произошло. Оказалось, миссис Брейтуэйт
пережила в декабре небольшой удар; теперь она почти поправилась, если не
считать полностью атрофировавшегося эстетического вкуса. Мне потребовалось
дожить до двадцати шести лет, чтобы понять - у человека на самом деле шесть
органов чувств: зрение, слух, осязание, обоняние, вкус обычный и вкус
эстетический.
Телевизионные группы выстроились в очередь, чтобы взять интервью у
Пандоры. Между съемками она доставала небольшую черную пудреницу с тисненым
логотипом Шанель и пудрила свое восхитительное лицо.
Сэр Арнольд Тафтон топтался в углу, окруженный озабоченными толстяками
в полосатых костюмах.
Тем временем на столах, выстроенных вдоль зала, все выше и выше росла
пачка бюллетеней за лейбористов. По всему залу бежал шепоток: сокрушительная
победа. Ленни Пербрайт, агент Пандоры, коренной лондонец, бывший владелец
киоска по продаже кальмаров, представился мне со словами:
- Мне хочется пожать вашу руку. Я никогда так хорошо не ужинал, как в
вашем ресторане. На мой взгляд, вы должны стать звездой путеводителя
"Мишлен".
Естественно я был польщен и спросил, что он ел в "Черни".
- Рубец, жирный жареный картофель и печеную фасоль, - ответил он,
облизываясь. - Вот только, - добавил Ленни, - вы заставили нас ждать.
Я объяснил, что Питер Дикар не разрешает пользоваться в кухне
микроволновкой, уверяя, будто она испускает "вредные лучи" всякий раз, когда
открывается дверца, поэтому замороженный рубец поневоле оттаивает медленно.
Ленни ответил:
- Да, да, стоило подождать, я не жалуюсь.
Я спросил о столь необычайно превращении владельца кальмаровой лавки в
профессионального политика. Ленни сказал, что как-то утром ехал домой из
Биллинсгейта в фургоне, забитом кальмарами, и услышал, как Рой Хэттерсли в
программе "Сегодня" на Радио-4 сказал про Джона Мейджора:
- Он не справится даже с киоском по продаже кальмаров.
Метафора лорда Хэттерсли вдохновила Ленни Пербрайта круто переменить
течение своей жизни. Я сообщил, что лорд Хаттерсли - завсегдатай "Черни".
Жаркое из капусты и картофеля с солониной "Фрей Бентос" и соусом "Эйч-пи" -
его любимое блюдо. А для его пса по кличке Забулдыга сделали исключение и
разрешили лорду Хэттерсли приводить питомца в ресторан при условии, что тот
будет мирно сидеть у ног хозяина и не станет набрасываться на еду и других
посетителей.
В 1.30 ночи объявили, чтобы кандидаты через пять минут собрались на
сцене. Я кинулся в туалет. В минуты волнения мой мочевой пузырь вдруг
развивает чрезмерную активность. Все писсуары были заняты, поэтому я
заглянул под дверь первой кабинки. И там занято - красными туфлями на
шпильках и сандалетами "Биркенсток". Разумеется, для подобного сочетания
обуви можно было придумать много объяснений, но ни одно из них не приходило
на ум, за исключением очевидного: моей матери и отцу Пандоры так не
терпелось уединиться, что ради этого они готовы дышать аммиачной вонью
общественного сортира.
Я выскочил из мужского туалета и бросился в женский, где нашел-таки
свободную кабинку. И вот, когда я облегчался, в туалет вошли две женщины.
Она заняли соседние с моей кабинки и продолжили разговор.
1-АЯ ЖЕНЩИНА: Это просто кошмар какой-то. Девять дней!
2-АЯ ЖЕНЩИНА: А у меня кровяные пятна похожи на континенты. В прошлом
месяце вышла идеальная Африка.
Я вылетел из туалета, не помыв руки.
Кандидаты уже выстроились на сцене. От моего внимания не ускользнуло,
что у сэра Арнольда Тафтона расстегнута ширинка. На сцене распоряжалась
веселая бритоголовая женщина в футболке с надписью СЛАГ. Я спросил маму,
которая была тут как тут, что значит надпись.
- Социалистки-лесбиянки-антиглобалистки, - объяснила она. - Это
Кристина Спайсер-Вудс, служила в ВВС, а так просто славная женщина.
- Но что заставляет женщин носить стричься наголо?
- Химиотерапия, - ответила мама, уничтожив меня взглядом.
Мисс Спайсер-Вудс приковывала к себе взгляд. И тем не менее, Пандора
заставила все глаза обратиться на нее. Найджел и его друг Норберт
протиснулись в первый ряд. Найджел шепнул мне:
- Пан - самая кайфовая красавица после Леонардо Ди Каприо.
Его друг Норберт, мускулистый мужик в темных очках от Гуччи, добавил:
- Да, красотка что надо, Найджел, а костюмчик просто охренеть. Это же
Шанель, да?
Найджел объяснил, что Норбер торгует тряпками и может за тысячу шагов
опознать фирменный лейбл модельера.
Уполномоченный по выборам, невысокий человечек с лицом бобра, сверкнул
в нашу сторону злым взглядом, и в зале воцарилось молчание. Только в дальнем
углу раздавалось жалкое скандирование: "Кит, Кит, Кит!" - это слабо вякали
сторонники Чокнутого Монстра, поддерживая своего кандидата Кита Маттона,
грустного человека в маске Граучо Маркса. Наконец, после вмешательства
квадратной Сандры Лиф и ее коллег из "Цитадели", Чокнутые угомонились, и
началось оглашение результатов. Я огляделся в поисках мамы и Ивана
Брейтуэйта, но они снова куда-то исчезли. В тот момент, когда человек-бобер
говорил: "Марсия Гримболд, "Верните местные налоги", 758 голосов", в дальнем
конце зала возник какой-то шум, я повернулся и увидел Джека Кавендиша,
престарелого любовника Пандоры. Сандра Лиф заломила ему руку. К ним через
толпу пробирался полицейский в форме. Кавендиш закричал на весь зал:
- Я любовник Пандоры Брейтуэйт! Я должен стоять на сцене рядом с ней,
фашисты трепаные!
Его выпроводили через запасный выход в сад - к мусорным бакам и
сломанной офисной мебели.
Я поднял взгляд на Пандору, дабы посмотреть, как она отреагировала на
насильственное изгнание своего любовника. Улыбка и на краткий миг не
покинула ее лица. Что ж, Пандора безжалостна в своих честолюбивых
устремлениях. Ее обаятельный взгляд нашел объектив телекамеры. Объектив
подмигнул в ответ. Совершенно очевидно, что Пандора и телекамера вот-вот
закрутят страстный роман.
Жена сэра Арнольда Тафтона - похожая на какое-то сумчатое животное
особа в шелковом костюме-двойке и слишком больших туфлях, купленных, судя по
виду, на распродаже в "Маркс и Спенсер", сердито ткнула в пах своему
муженьку. Тафтон затеребил расстегнутую молнию, производя пренеприятное
впечатление, будто он решил заняться публичным самоудовлетворением. Дорогой
Дневник, я отнюдь не сторонник сэра Тафтона и питаю бесконечное отвращение к
его философии "алчность - двигатель прогресса", но должен признать, что не
смог справиться с жалостью, когда на телемониторе показали гигантски
увеличенную руку Тафтона, которая продолжала теребить гигантски увеличенную
расстегнутую ширинку.
Кристину Спайсер-Вудс бурно приветствовали ее коллеги из СЛАГ, она
улыбнулась и победно вскинула руки, услышав, что получила 695 голосов. Сэр
Арнольд и леди Тафтон, задрав головы, смотрели на люминесцентное табло, на
нем вспыхнули цифры: 18 902. Вот и настал миг, когда объявят результаты
Пандоры.
- Пандора Луиза Элизабет Брейтуэйт: - забубнил человек-бобер. -
Двадцать две тысячи четыреста пятьдесят семь:
Зал взорвался продолжительными криками одобрения, которые сдули пыль со
стропил.
Пандора облизала губы; не могу сказать, то ли от перспективы
соблазнительной карьеры, то ли для того, чтобы придать еще больше блеска
телевизионной улыбке. Она стояла, опустив долу взгляд и сцепив руки, словно
молилась.
Я отлично знал, что Пндора - весьма умелая актриса. Мало кто забудет,
как душераздирающе любовь всей моей жизни играла Марию в рождественской
пьесе "Звезда в яслях" в средней школе имени Нила Армстронга. Мисс Эльф
сказала даже под конец: "Похоже, Пандора решила рожать Иисуса с помощью
щипцов".
Пандора изобразила, что "пришла в себя" и подошла к микрофону.
Дрогнувшим от "избытка чувств" голосом она поблагодарила полицию, "Цитадель
лимитед", добровольцев и доброволок, которые дежурили в избирательном штабе.
Во время страстной речи о справедливости и свободе она ловко притворилась,
будто едва сдерживает слезы. В конце своей речи Пандора провозгласила:
- Эшби-де-ла-Зух сбросил ярмо правления тори! Впервые за сорок пять с
лишним лет вы, жители Эшби, выбрали в парламент лейбориста. Надеюсь, я смогу
оправдать ваше доверие.
Я достал мобильный телефон и позвонил отцу, чтобы рассказать ему о
триумфе Пандоры.
Трубку снял Уильям:
- Алло, - пискнул он. - Кто говорит?
- Папа, - встревоженно ответил я.
Почему ребенок не спит в два часа ночи?
- Где дедушка? - спросил я, стараясь не выдать паники. Ответа не
последовало, но я слышал в трубке тяжелое дыхание Уильяма и странные звуки,
какие обычно издают телепузики. Я повысил голос в надежде достучаться до
ушедшего в себя мальчишки. - УИЛЬЯМ, ГДЕ ДЕДУШКА?
В голове проносились пугающие картины:

Уильям крутит вентили газового камина в гостиной.

Уильям нашел зажигалку и спички, хранящиеся на каминной полке в
кружке "Тоби".

Уильям добрался до кухни и играет с ножами "Сабатье", которые я
подарил маме на Рождество.

Уильям включил электрический чайник и пытается приготовить чай.

Уильям с легкостью открутил защитную крышку и горстями глотает
парацетамол.

Уильям сумел выйти из дома и разгуливает в пижаме по улицам
Эшби-де-ла-Зух.

Полицейские водолазы ныряют в муниципальное озеро под камерами
репортеров регионального телевидения.
Сигнал в телефоне слабел. Я заорал:
- УИЛЬЯМ, РАЗБУДИ ДЕДУШКУ!
Сигнал окончательно пропал, и я проклял тот спутник, который без толку
прошел над головой.
После целых тридцати секунд бесплодного нажимания кнопок, я увидел, что
загорелся красный сигнал, означавший "батарея разряжена". Я лихорадочно
огляделся в поисках телефона. Подбежала мама, вся в пене от возбуждения.
Следом за ней вышагивал Иван Брейтуэйт.
- Как только Пан пообщается с публикой на улице, едем в "Красный лев"!
Тут я сказал маме:
- Ты должна вернуться, Уильям бродит по дому, а папа спит или мертв!
- Это твой ребенок и твой отец, - весьма агрессивно ответила моя родная
мать. - Ты и иди домой. А я остаюсь праздновать.
Велев им непрерывно звонить домой, я бегом пересек зал и протиснулся
через толпу восторженных сторонников лейбористов, которые собрались на
тротуаре и мостовой. Все глаза были устремлены вверх к балкону, где
ожидалась Пандора, которая подобно Эвите явится перед пеонами
Эшби-де-ла-Зух.
Я медленно вел машину через толпу со скоростью пять миль в час,
расталкивая людей. Впереди появилось еще одно препятствие. У бордюра стоял
абсурдно длинный лимузин. Шофер в серой форме и фуражке ходил вокруг
нелепого серебристого автомобиля и методично открывал все шесть дверец. Из
машины вылез Барри Кент в алом кожаном пиджаке и темных очках. За ним
показались Эдна, мать Кента, два его братца-люмпена и три сестры-люмпенши.
Вся компания неловко перегородила тротуар. Эдна высвободила платье из
расщелины своих огромных ягодиц.
Два расплывшихся в улыбках полицейских препроводили Кента и его свиту
через толпу. Он увидел, что я что-то кричу через ветровое стекло, и
остановился. Я опустил окно.
Кент сунул голову внутрь машины. От него дорого пахло.
- Моули, а ты чЈ, разве не празднуешь победу своей старой подружки?
- Нет, у меня семейный кризис, - ответил я. - Попроси его подвинуть
машину.
Кент щелкнул двумя пальцами и крикнул:
- Эй, Альфонсо, двинь копытами, живо!
Вырвавшись с автостоянки, я как безумный рванул по пустынным улицам. Я
проскакивал светофоры на желтый. На шее моей угрожающе пульсировала вена.
Небо превратилось в шершавую губку. Я проклинал тот день, когда один из моих
сперматозоидов пробился в яичники Жожо и породил Уильяма. Почему мне никто
не сказал, что превращение в родителя обречет меня на такие муки?
Я винил среднюю школу имени Нила Армстронга. Это так называемое учебное
заведение не научило меня быть родителем.
Никаких машин скорой помощи на Глициниевой аллее не было, языки пламени
не лизали крышу. Дом вообще был погружен в темноту. Я ворвался внутрь и
завопил:
- Уильям! Уильям!
Из гостиной доносились тихие звуки. На экране резвились телепузики, а
на диване спал отец. Кто-то (кроме Уильяма некому) исчеркал маленькую лысину
черным фломастером. Я быстро обыскал дом. Уильяма нигде не было.
Моего сына нашла Рози, в непристойный час заявившаяся с очередного
кутежа. Уильям спал, голым, под раковиной в собачьей корзине. Глядя на него,
я вспомнил плакат, призывавший собирать средства для Общества защиты детей.
Весьма вероятно, что Уильям наелся собачьих галет: к его губам прилипли
крошки, несколько галетин были зажаты в маленьком кулачке. Если социальная
служба прознает о случившемся, моего ребенка упекут в детский приют, а
таблоид "Сан" непременно окрестит его "собачьим выкормышем".
Отца я наказал тем, что не сообщил ему о разрисованной лысине.
Уложив Уильяма спать, включил телевизор и узнал результаты выборов.
Приятно, конечно, было посмотреть, как высокомерные и напыщенные кегли
консерваторов сбиты шарами электората на кегельбане истории, но гвоздем
выпуска стало появление Пандоры на балконе городской управы.
Рядом с Пандорой стоял Барри Кент и дирижировал толпой, распевавшей:
"О, Пандора, мы тебя обожаем", на мотив бетховенской "Оды к радости".
Ее сходство с Эвой Перон было воистину поразительным и, по моему
глубокому убеждению, вполне намеренным.
Я вспомнил, как в школе Пандора написала реферат о южноамериканских
диктаторах и в какую ярость впала, когда получила четверку с минусом вместо
обычной пятерки с плюсом. Учитель истории мистер Фагг написал на полях:
"Тщательно подготовленная работа, изложенная, как обычно, блестящим стилем,
но омраченная пространным и обескураживающе неуместным эссе на тему
пристрастия Эвы Перон к Баленсьяге (18)".
Рози ненадолго села рядом со мной - посмотреть, как члены нового
лейбористского правительства празднуют победу в Королевском Фестивальном
зале. В ожидании Тони с Чери победившие лейбористы весело виляли бедрами и
щелкали пальцами под музыку "Дальше будет только лучше". (19)
Я заерзал от смущения, вспомнив, как папа танцевал на свадьбе тети
Сьюзен в клубе тюремных надзирателей. Как только ди-джей (осужденный и
отпущенный под честное слово) поставил песенку "Коричневый сахар" группы
"Роллинг стоунз", отец вскочил на ноги и начал выписывать кренделя a la Мик
Джаггер.
Аманда, новая "жена" тети Сьюзен, стояла рядом со мной у стойки бара,
заливая в себя пинту "гинесса". Она произнесла единственную фразу: "Вот
бедолага", когда отец, остервенело вихляя задом, прошел мимо, колотя одной
рукой воздух, а другой соблазнительно опираясь о свою тощую ляжку.
Почти такое же отвращение я ощутил, глядя на Робина Кука (20),
пытающегося попасть в ритм. Страшно даже подумать, каков он во время
коитуса, где без ритма никуда. Хотя у меня имелось подозрение, что с
коитусом Робин Кук давным-давно завязал. Я где-то читал, что его страсть -
скаковые лошади.
Мы смотрели на отплясывающих политиков, и тут Рози сунула пальцы в рот
и издала оглушительные рвотные звуки. Я счел себя обязанным защитить новое
правительство и невинную радость его членов по поводу законного избрания.
- Прояви терпимость, Рози.
- Терпимость! - фыркнула она. - Терпимость - это типа для твоего
говЈного поколения, а не для моего. - Она еще раз фыркнула. - Если бы я была
диктатором, я бы эти Ј: танцы запретила для всех, кому больше восемнадцати
лет.
В кадр попал Питер Мандельсон, хлопающий в ладоши на размашистый
американский манер.
Рози хмыкнула:
- Во класс.
И ушла спать.

Пятница, 2 мая

В 6.14 утра услышал, как дырявая выхлопная труба Ивана Брейтуэйта
свернула на Глициниевую аллею и остановилась у нашего дома. (По всей
видимости, вместе с остальной машиной. Я имею в виду - по всей видимости!)
Слез с дивана, заглянул в щель занавесок и увидел, как мама и Иван
Брейтуэйт пылко общаются на передних сиденьях машины. Мать глубоко
затягивалась сигаретой. Брейтуэйт щурился от дыма. Вдруг мама дернула
дверцу. Брейтуэйт перегнулся через рычаг переключения передач с изумленным
выражением на небритом окороке-лице. Мама обежала машину сзади и, не
оглядываясь, пошла по дорожке. Я услышал, как ключ скрежещет в замочной
скважине. Маме никогда - никогда! - не удавалось открыть замок быстрее, чем
за три минуты, поэтому я сжалился над ней и впустил. Она была потрясена,
увидев меня.
Я осведомился:
- Что происходило в машине?
Мама сняла красный жакет и повесила на кухонный стул. Предплечья у нее
были опухшими и отвисшими, словно в них вкололи комковатый белый соус.
- Я спорила с Иваном Брейтуэйтом по поводу того: э-э: кто из Димбелби
лучше освещал выборы.
Чудовищная ложь.
- И кто из Димбелби тебе понравился больше? - с иронией спросил я.
- Дэвид! - ответила она, но в глаза мне не посмотрела.
Я услышал, как наверху скрипнула кровать, когда мама ложилась спать.
Затем наступила тишина.
Лежал без сна на диване и думал, должен ли я вмешаться, пока мать не
устроила еще одну трагедию. Вот не может она не испортить радость по поводу
победы лейбористов. Новая славная заря оптимизма и чистая радость по поводу
торжества всего лучшего, что только есть в человечестве, были омрачены
грозными тучами, нависшими над семейным суверенитетом Моулов и Брейтуэйтов.
И все потому, что у двух людей далеко не среднего, между прочим, возраста
свербит в одном месте.

Час дня
Домашние спали допоздна. Нас разбудила Таня Брейтуэйт, которая
разыскивала Ивана. Похоже, домой он не возвращался, а его мобильный телефон
отключен. Мать подслушала, как я притворно выражаю озабоченность, и
выхватила у меня трубку. Пока она с пристрастием допрашивала Таню, я
накормил Нового Пса и Уильяма, после чего отнес отцу чашку "Нескафе". Папа
лежал, уткнувшись лицом в стену. На лысом пятачке темнели каракули,
нанесенные черным фломастером. Когда я ставил кружку на тумбочку, он
попросил задернуть занавески, чтобы солнечный свет не проникал в комнату.
- Сегодня ты должен чувствовать прилив сил, папа. Возможно, Тони
изменит твою жизнь.
Он с хриплым клекотом приподнялся на кровати и потянулся за пачкой
"Ротманс".
- Послушай, сынок, при миссис Тэтчер у меня получалось три раза в
неделю, а в лучшие дни я был просто секс-машиной.
- Я имею в виду социально-экономические аспекты прихода к власти нового
правительства.
- Ну да, конечно, - буркнул он, затягиваясь сигаретой, - а я имею в
виду, что при правлении Мэгги в моем карандаше имелся грифель.
С тем я и покинул его спальню. Лишний раз убедился, что нет смысла
вразумлять человека, который не видит дальше кончика своего карандаша.
Перед отъездом в Лондон попытался набраться смелости и поговорить с
матерью о катастрофических последствиях, которые могут иметь место, если она
вознамерится продолжить роман с родителем члена парламента. МИ-5 наверняка
устроит слежку за ней. Ее телефон будут прослушивать и, что еще важнее -
неужели она готова во второй раз подвергнуть процедуре развода моего бедного
отца?
Настроившись на серьезный лад, я отправился в гостиной, где мама,
подпрыгивая от радости, смотрела по видео, как меняется физиономия Майкла
Портильо (21) при известии, что бывшие почитатели лишили его места в
парламенте.
Мама крикнула в экран:
- Выкуси, надменный ублюдок! Будешь знать, каково это, когда тебя
выбрасывают на свалку, как Джорджа Моула.
Мне не хотелось прокалывать воздушный шар ее незамутненной радости.
Кроме того, я не мог позволить себе спор, который наверняка закончится
решительным отказом ухаживать за внуком.
Забраться в свой "монтего" я сумел только после того, как оторвал от
своих ног Уильяма. Наконец, его уговорили отпустить меня, пообещав показать
видео, где Джереми Кларксон тестирует "ламборгини". Малыш махал рукой, пока
я не свернул за угол. Меня так и подмывало дать задний ход и забрать его с
собой в Лондон. Но разум одержал верх над инстинктами. Куда я дену его на
все то время, пока тружусь в ресторане?
Стоял чудесный теплый день, я опустил окно и наслаждался ветерком,
овевающим мое лицо. К сожалению, перед поворотом на шоссе в левую ноздрю
залетело какое-то насекомое, отчего глаза слезились до самого Лондона.
По дороге видел одиннадцать грузовиков Эдди Стобарта. Поприветствовали
меня только девять. Может, остальные два водителя не видели, как я им мигаю?
В остальном поездка протекала без происшествий.
В 17.00 свернул на автомобильную стоянку торгового центра в
Брент-Кросс, где я обычно оставляю машину. До Сохо добрался на автобусе к
18.00. Почему ближайшая к Сохо бесплатная парковка, которую я смог найти, -
это Брент-Кросс? Как местный житель, я обратился за разрешением ставить
машину рядом с домом, но там очередь на 2000 человек. Ловкий Клайв, мой
знакомый из криминального мира, предложил незаконным путем добыть для меня
разрешение.
- Помер один старикан. Ему краткосрочная парковка больше не нужна. У
него теперь долгосрочная, даже вечная.
Но я отклонил его любезное предложение. Не могу извлекать выгоду из
смерти ближнего, к тому же Ловкий Клайв запросил 500 фунтов.
На работу мне надо было только к семи тридцати вечера, поэтому я купил
"Гардиан" и устроился в баре "Италия" на Греческой улице. Я надеялся, что
Фрэнка Бруно, Пола Дэниэлса и Брюса Форсита заметили в аэропорту Хитроу - в
случае победы лейбористов они пообещали бежать из страны, но никаких
сообщений, что эти лица были где-либо замечено, я не нашел. Наверное, прошло
слишком мало времени. Им ведь еще надо продать свои особняки в
псевотюдорском стиле и проконсультироваться с финансовыми советниками.
Моя приятельница Джастина, которая занимается тем, что ерзает на
коленях у завсегдатаев клуба "Тайны", встретилась со мной на чашку эспрессо
и сообщила, что прошедшую ночь отбоя не было от посетителей.
- Даже если им всем члены поотрезать, все равно лишнего мужика впихнуть
в бар не удалось бы, - сказала она, заставив меня поморщиться от слишком
натуралистичного описания давки. А Джастина продолжала говорить со своим
гейтсхедским выговором: - И сплошь одни сторонники лейбористов.
Она сказала, что ее босс, Большой Алан, "до усрачки боится" смены
правительства. В случае победы лейбористов Большой Алан предсказывал
массовые сокращения рабочих мест в секс-индустрии Сохо.
- Члены парламента от консерваторов всегда были нашими постоянными
клиентами, - объяснила Джастина. - Большой Алан давал большую скидку - в
обмен на пропуск в палату общин.
- А каких специальных услуг потребуют члены парламента от лейбористов?
- спросил я.
- Ну, - прошептала Джастина, приближая ко мне искусственно загорелое
лицо, - Давнишний член парламента от Престона имеет целый список выражений,
который мне надлежит выкрикивать, когда я делаю вид, будто кончаю.
- Например? - очень настоятельно спросил я.
- Всякие странные выражения, - сказала Джастина и поправила груди в
своем чудо-лифчике, чтобы они смотрелись повыигрышнее. - Я должна кричать
"Октябрьская революция", "Четвертый пункт" (22), а кончать нужно с криком
"Бетти Бутройд (23)".
Совершенно очевидно, что Джастина пребывает в полном неведении по части
славной истории Лейбористской партии. Я-то, разумеется, понял, о чем идет
речь, потому что некогда был основателем и лидером политической организации
"Розовые бригады". Мы были группой радикально настроенных, страстных
подростков.
Мы требовали:

Организовать вдоль автострад велосипедные дорожки

Объявить мораторий на библиотечные штрафы для пенсионеров

Отменить НДС на скейтборды

Повысить цену на сигареты, по меньшей мере, до 10 фунтов за пачку

Привязать плату за присмотр за детьми к индексу прожиточного минимума

Мира, а не войны!
Пандора состояла в исполнительном комитете "Розовых бригад", но через
три месяца подала в отставку после серьезной ссоры относительно антитабачной
политики партии. В возрасте шестнадцати лет она уже выкуривала по пятнадцать
безумно дорогих сигарет "Бенсон энд ХЈджес", а после ужина время от времени
позволяла себе сигару.
- Октябрьская революция, Четвертый пункт и Бетти Бутройд, - повторила
Джастина, словно пытаясь отыскать эротический подтекст. - Таких легких денег
я никогда не зарабатывала. Этот урод управляется за полчаса, а денег
отваливает столько, что я могу неделю отовариваться шмотьем в "Теско".
Джастина поспешила на работу, а я задумался над темами разговоров в
нашей деревне Сохо. Трудно представить, чтобы о столь насущно житейских
вещах в открытую говорят в деревнях Лейстершира, если не считать Фрисби,
где, если верить слухам, процветает язычество.

Суббота, 3 мая

2 часа утра
Только что закончил работу и, несмотря на поздний час, так
перетрудился, что никак не удается заснуть. Дикар вел себя сегодня, как
гнусная свинья. Свинья, страдающая наркоманией, алкоголизмом и безусловным
распадом личности. Кошмар начался с того, что я пришел на работу и увидел в
окне большой плакат:

ВХОД ЗАПРЕЩЕН:

Социалистам;
с мобильными телефонами;
с силиконовыми грудями;
содомитам;
лицам с подтяжкой лица;
с кредитными картами;
валлийцам;
вегетарианцам;
некурящим;
пенсионерам;
трезвенникам;
с блокнотами-ежедневниками;
завсегдатаям клуба "Граучо";
журналистам;
пролетариям;
комикам;
инвалидам;
лесбиянкам;
собакам-поводырям;
жирным;
ливерпульцам;
детям;
любителями йогуртов;
с фирменными сумками;
христианам;
бельгийцам;
выпендрежникам-любителям ризотто;
рыжим;
бывшим женам;

У дверей ресторана бесновалась разъяренная толпа. Толстая женщина
размахивала сумочкой с бамбуковой ручкой и говорила с резким валлийским
акцентом:
- Я родилась в Ливерпуле, а моя партнерша - комик. Это возмутительно!
За окном сидел Дикар, курил сигарету и салютовал толпе бокалом с
шампанским. Я вошел внутрь и направился к кухне.
- Возвращение провинциала, - проревел Дикар. - Как поживает старый
добрый Лестер?
- Моя семья живет теперь в Эшби-де-ла-Зух, - холодно ответил я.
- Педант Ј:! - выпалил Дикар.
- Лучше быть педантом, чем фанатиком, - ответил я. - А ваше объявление
поражает в правах большинство постоянных клиентов. Через месяц вы
обанкротитесь, и мы все окажемся на улице.
- А это мысль, - промямлил Дикар. - Если я стану банкротом, то не смогу
платить Ким алименты, правда?
Я воспользовался его малотрезвым состоянием и продолжил обработку:
- Вы сами виноваты, что Ким находится в финансовой зависимости от вас.
Пока вы были женаты, вы не разрешали ей работать.
- Работать! - вскричал Дикар. - Ты называешь перекладывание треханных
цветуечков в ведре работой?
- Ким была модным флористом, - напомнил я, - держала три магазина и
имела контракт с Конраном (24).
Дикар залился своим жутким, почти беззвучным хохотом, а я поднялся в
свою "квартиру" над рестораном. Я заключил слово "квартира" в ироничные
кавычки, потому что на самом деле это кладовка. Свое обиталище я делю с
упаковками смеси для приготовления соуса и огромными банками овощных
консервов. В "гостиной" стоят два гигантских морозильника, забитых потрохами
и дешевой мясной вырезкой. Но все-таки остается место для комплекта из
маленького стола и стула (темно-пепельного цвета), купленного в MFI (25), и
двуспальный диван, накрытый покрывалом с подсолнухами. (Я чувствую свое
родство с Ван-Гогом: нас обоих отвергла столичная элита.)
Переоделся в белое одеяние шеф-повара, покормил рыбок, затем спустился
в кухню и начал готовить для тех немногих посетителей, что удовлетворяют
строгим критериям Дикара.
Субботнее меню всегда следующее:

Салат из креветок
*
Бычья печень с беконом и луком
Вареный картофель
Морковь, нарезанная кружочками
Гороховая каша
Соус из пакетика
*
Готовый фруктовый рулет с вареньем
Комковатый заварной крем "Берд" (пенка - плюс 10 фунтов
по причине воскресной наценки)
*
Нескафе
Мятная помадка "После восьми"

С раздражением обнаружил, что никому не пришло в голову разморозить
бычью печенку, поэтому пришлось сунуть замороженную глыбу в духовку на
медленный огонь. Овощи приготовили заранее, так что я сварганил пять литров
соуса. Пока он булькал на огне, в большой миске я смешал порошок для
заварного крема фирмы "Берд" с молоком и сахаром, старясь не перебрать с
тщательностью, дабы комки не растворились в горячем молоке.
Вошел Луиджи и снял пальто, шляпу, ботинки и носки.
- Я должен помывай ноги, - сказал он, влезая на сушку. - Я должен
помывай эти чертовы как-вы-их-там-называй: - сказал он, засовывая ногу под
кран с холодной водой. - Спортивный ноги! - Он с восторгом подцепил эту
фразу, услышанную им в кабинете врача. - Безумно чесайся, - сказал он,
ожесточенно скребя между пальцами.
Я оглянулся на объявление, висящее на двери туалета для сотрудников:
"Пожалуйста, мойте руки". О ногах ни слова. Через кухню нетвердой поступью
протопал Дикар и ввалился в туалет. Дверь он закрыть не удосужился, и оттуда
донесся плеск разлившейся Замбези.
Я быстро пересек кухню и захлопнул дверь сортира. Повернувшись, увидел
Малькольма, посудомойщика; расстегивая пиджак-блузон, он стоял на пороге.
Лицо у Малькольма было перекошено. Я спросил, что случилось.
- Это непорядок, - сказал он, кивая в сторону раковины, где плескались
ноги Луиджи. - Раковина - моя территория, а вдруг нагрянет санитарная
инспекция?
Луиджи заорал из раковины:
- Я работай в ресторанах двадцать семь лет. Я обслуживай принцесса
Маргарет и Тони, Кассиус Клей и Томми Стил. Это мой личный друзья. Софи
Лорен, когда приезжай в Лондон, заскакивай повидаться со мной всегда-всегда.
Однажды Софи сказай: "Луиджи, я давай тебе совет. Всегда смотревай за своими
ногами".
Луиджи вынул ноги из раковины и вытер их парой чистых посудных
полотенец.
- Если бы! - буркнул Малькольм и нацепил фартук, испещренный жирными
пятнами.
Я продолжил размораживать бычью печенку. В кухонные дрязги стараюсь не
ввязываться. Формально я считаюсь шеф-поваром, но это ничего не значит: в
неофициальной иерархии "Черни" я занимаю низшую ступень. Меня наняли
исключительно за мои чисто английские гены и истинно рабочее происхождение.
Спустя десять минут Дикар вывалился из туалета с горящими глазами и
счастливой улыбкой. Я указал ему, что у него кончик носа в тальке. Он
загоготал:
- Чуток промазал, да?
После чего пошел в зал отпирать входную дверь. Официанты Кеннет и Шон
опоздали на полчаса, и куда подевались мои помощники Саша и Азиз?
Оставалось пятнадцать минут до подачи блюд, когда в кухне появился
Джимми-грек из соседней таверны. Джимми сообщил, что греческая община
Британии голосовала за лейбористов, потому что двадцать лет назад Нил Киннок
обещал вернуть в Парфенон мраморные барельефы Элгина, как только лейбористы
придут к власти. К нам Джимми заскочил в надежде увидеть какого-нибудь
известного лейбориста - дабы вручить ему петицию.
Переворачивая на противне шипящие куски бычьей печенки, я сказал:
- Не знал, что ты интересуешься историческими артефактами, Джимми.
- Лорд Элгин и турки нас обобрали, - сказал Джимми, стряхивая
сигаретный пепел в раковину. - Я желаю для своей страны справедливости. Я
готов умереть за Грецию! - театрально добавил он.
- А я не готов умереть за Англию, - встрял Малькольм. - Она не сделала
мне ничего хорошего.
- Ну, благодаря НАТО и ядерному щиту, ни одному из вас не потребуется
жертвовать собственной жизнью, - информировал их я. - А теперь, если
позволите, у меня шестьдесят два человека, которых надо накормить, и ни
одного помощника!
И я швырнул через всю кухню нож для резки рыбы. Иногда я позволяю себе
подобные вспышки раздражительности. Публика ждет от шеф-повара именно такой
экзальтированной экстравагантности, а я использую их потребности, чтобы
снять стресс - во всяком случае, так утверждает мой бывший психотерапевт
Леонора Де-Витт.
Малькольм сказал:
- Я бы тебе помог, но только не за три монеты в час.
А я ему ответил:
- Малькольм, ты только посмотри на себя. Ты преступно неопрятен. Ты
рожден всю жизнь провести за кулисами.
К моему изумлению глаза его наполнились слезами.
- Значит, так ты обо мне думаешь, Моули. Ладно, теперь обо мне станет
заботиться Тони Блэр. Я - рабочий класс, а лейбористы всегда заботились о
рабочем классе.
- Да, - согласился я, - но Тони Блэр вряд ли будет давать тебе
бесплатные уроки гигиены и красноречия.
- Пускай, зато я получу образование, - всхлипнул Малькольм. - Тони
обещал, он повторил это три раза.
Малькольм говорил о мистере Блэре словно то был его личный друг.
- Прежде чем получать образование, надо научиться читать, - сообщил я.
И тут же пожалел о своих словах.
Малькольм сказал:
- Вот я об этом и толкую. Пусть Тони научит меня читать.
Я принялся переваливать охлажденный креветочный салат из вакуумной
упаковки в шестьдесят вазочек для фруктового мороженого (у двух посетителей
была аллергия на моллюсков). Тут в кухню ворвался Дикар с криком:
- Где Ј: мать, холодная закуска? У меня там Ј: Майкл Джексон ждет свой
Ј: обед, за двенадцатым столиком.
Луиджи удивился:
- Зачем безумный Майкл пришагай в "Чернь"? Я слыхай, он кушай одна
зеленый фасоль, сиживай в кислородной палатке и кушай фасоль, рядом
медсестра, а над палаткой летай вертолет.
- А его обезьяна Мыльный Пузырь с ним? - спросил Малькольм.
Как только Дикар скрылся в обеденном зале, все ринулись к вращающейся
двери и стали методично давиться, дабы лицезреть великого певца и жертву
пластической хирургии. Однако человека с искусственным носом и настоящей
обезьяной за двенадцатым столиком не обнаружилось. Там сидели четыре типа в
тройках от Армани и чем-то серьезно беседовали.
Луиджи заглянул в книгу заказов. Одного из типов звали Майкл Джексон,
его недавно назначили руководителем Четвертого канала Би-би-си. Я послал
Малькольма наверх в мое обиталище за кратким изложением
комедийно-трагического сериала в двадцати частях "Белый фургон", в котором
рассказывается о человеке по имени Годфри Хетерингтон, днем он работает
бухгалтером на Би-би-си, а ночью превращается в серийного убийцу. Годфри
разъезжает по окрестным графствам в белом фургоне "бедфорд" и убивает ни в
чем не повинных женщин.
В феврале Би-би-си отвергла сценарий.

БЕЛЫЙ ФУРГОН - КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

"Белый фургон" - это телевизионная комедийная драма, состоящая из
двенадцати получасовых серий.
Главный герой - Годфри Хетерингтон (актер Гарри Энфилд), который днем
работает бухгалтером на Би-би-си, а ночью он - серийный убийца, который
ездит по окрестным графствам в белом фургоне и убивает ни в чем не повинных
женщин.
Комедийная сюжетная линия заключается в том, что жена Годфри, Глория
(актриса Полин Квирк), ничего не знает о ночных занятиях мужа. Она думает,
что ее супруг развозит бездомным благотворительный суп.
Смех в зале нарастает и переходит в неудержимый хохот, когда
неповоротливый инспектор полиции (актер Дэвид Джейсон) то и дело почти ловит
Годфри, который каждый раз от него ускользает.
В пьесе будет двенадцать очаровательных жертв, которые погибнут
двенадцатью хитроумными способами. Телезрители Британии смогут хорошо
посмеяться, а кроме того удовлетворить свой интерес (извращенный, по словам
некоторых) к серийным убийцам. "Белый фургон" - умелое сочетание того и
другого.
Съемки будут проводиться в Белом городе Би-би-си и в различных местах
окрестных графств.
"Белый фургон" - притча о нашем времени.
А. А. Моул
(Примечание: согласие вышеназванных актеров еще не получено)
КОНЕЦ

Кеннет и Шон появились как раз вовремя, чтобы украсить креветочный
салат побегами увядшей петрушки. По их словам, они опоздали потому, что
полтора часа торчали во чреве Северной линии. Я поинтересовался причиной
остановки метро.
- Крысы перегрызли кабели, - сказал Шон, - ну и поезда остановились.
Я спросил, откуда он знает. А Шон ответил:
- Да выглянул я из окна вагона, а там крысища сидит размером с собаку,
еще и пялится на меня. Клянусь жизнью своей мамы, из акульих челюстей этой
крысы торчал кусок кабеля.
Кеннет его оборвал:
- Эй, хватит заливать, ирландский заморыш. Не видел я никакой крысы,
самоубийство там было. А чтобы соскрести самоубийцу с путей, всегда
требуется полтора часа. Хоть часы проверяй.
- Бедняга, наверное, голосовал за консерваторов, - пошутил (неудачно)
Малькольм.
Мы обсудили различные версии неявки Саши и Азиза. И пришли к
консенсусу, что их отловила иммиграционная служба. Что ж, такова плата за
риск в ресторанном бизнесе. Совершенно невозможно строить планы на
длительный срок, назначать дежурства по праздникам и т. д.
Малькольм официально попросил перевести его на кухню. Я сказал, что
поговорю с Дикаром, когда он будет трезвым (никогда). Тогда Малькольм стал
талдычить о минимальной зарплате, о правах служащих и условиях труда. Я
указал ему, сколь опасно вести подобные разговоры на кухне - пусть и в
мягкой форме, но таким элегантным способом я дал понять, что весьма
сочувствую идее улучшения ужасных условий работы в "Черни".
В отсутствии Саши и Азиза, Дикару пришлось самолично помогать мне
раскладывать по тарелкам шестьдесят две порции бычьей печенки. Малькольму
вручили деревянную ложку и доверили помешивать соус в котелке.
В 10 утра Кеннет и Лайам сообщили, что посетители устали ждать главного
блюда, а кое-кто даже пожаловался на увядшее состояние петрушки.
Тут Дикар взревел:
- Скажите этим долбоЈ:, чтобы отправлялись в забегаловки этого пижона
Конрана, если им нужна свежесть.
Наконец, когда все посетители пережевывали бычью печенку (из духовки ее
достали несколько более жесткой, чем я предполагал), я встал у двери и
принялся осматривать зал в поиске известных лиц. Мистер Мандельсон сидел на
своем обычном месте в дальнем углу: ему нравится подпирать спиной стену.
Гарри Энфилд ел вместе с Эдвардом, своим отцом. За тем же столиком сидел
Ричард Инграмс, редактор журнала "Олди", адресованного пожилому населению. Я
выписываю его уже год. Подарил себе подписку на тридцатый день рождения.
Кое-кто тогда изрядно насмехался. (Моя жена Жожо убеждена, что я -
воплощение древнеафриканской женщины, а моя бабушка при жизни любила
повторять: "Адриан, ты родился стариком". У нас с ней действительно было
весьма много общих пристрастий: Радио-4, Джефф Лемон, йоркширский пудинг,
правильная пунктуация и т. д. и т. п.)
Дикар ел a deux (26) со стройной блондинкой, та с отвращением возила
куски печенки по тарелке.
Через черный вход появилась Ким Дикар. Она встала рядом со мной у
двери, ведущей в зал; запах ее духов чуть не сшиб меня с ног.
- Как называется эти духи? - спросил я.
- "Яд", - ответила она и прищурилась, глядя, как Дикар чокается с
блондинкой.
Ким откинула назад гриву темных волос. В 1987 году читатели журнала
"Современное цветоводство" избрали ее мисс Цветок.
Я повнимательнее изучил спутницу Дикара.
- Кто она?
- Бриджит Джонс! - выпалила Ким. - В прошлом месяце ее поганые дневники
возглавили список бестселлеров.
- Дневники? - поразился я. - Но она еще не стала знаменитостью, так
ведь?
- Не стала, - согласилась Ким, - но станет, если Дикар сделает ее своей
пятой женой.
Пока я разглядывал будущую знаменитость, Бриджит Джонс выскочила из-за
стола и стремительно покинула ресторан.
Дикар проорал ей вслед:
- Да-да, твоя задница действительно слишком жирная в этих Ј: брюках.
Ким подтолкнула меня:
- Скажи этому козлу, что он задолжал мне алименты за три месяца.
И ушла.
Дикар увидел меня в дверях и крикнул:
- Вали на Ј: кухню, Моул.
Прежде чем я вернулся к своим скромным обязанностям, мистер Инграмс
успел бросить на меня сочувственный взгляд.
Я разложил по тарелкам фруктовый рулет с вареньем и впал в ярость,
увидев, что Малькольм раздавил в заварном креме все комочки и снял пенку!
Она покоилась в ведре для пищевых отходов большим сдувшимся воздушным шаром
желтого цвета. Луиджи извлек пенку двумя большими ножами для резки рыбы и
сполоснул ее под горячей водой со словами:
- Да никто и не понимай, что она из помойка.
В потрясенном молчании я наблюдал, как он делит пенку на четыре части,
кидает в вазочки с заварным кремом и несет к двенадцатому столику:
специальный заказ, весьма вероятно, в честь нового высокого поста мистера
Майкла Джексона.
Во время затишья между пудингом и "Нескафе" с мятной помадкой, я
позвонил на Глициниевую аллею. Трубку сняла мать.
- У твоего отца что-то не то на голове, - сообщила она.
- Он всегда страдал хронической перхотью, - напомнил я.
- Нет, тут что-то другое. - Голос ее дрогнул. - Он увидел свой затылок
в зеркале спальни и стал биться в истерике. Пришлось вызвать доктора.
- И что у него там может быть? - осведомился я. - Кроме рогов, конечно?
Мама пропустила мимо ушей мой невнятный намек на ее предполагаемую
супружескую неверность.
- У него почернела кожа на голове, - сказала она. - Особенно сильно на
проплешине. Доктор Чодри в недоумении. Похоже на гангрену, - добавила она
упавшим голосом.
- Гангрена! - заорал я. Малькольм и Луиджи прекратили раскладывать
мятную помадку по кофейным блюдечкам. - Если это гангрена, то ему придется
ампутировать голову.
Мама не рассмеялась, в отличие от Малькольма с Луиджи. Эти хохотали до
полного отупения. Они все еще не могли остановиться, когда Дикар объявил,
что политически некорректное объявление в витрине сорвала делегация
журналистов от "Дейли телеграф". Еще один весомый признак, что некогда
правая газета медленно, но верно сдвигается к левому центру.

Суббота, 3 мая

Согласно последним донесениям медицины, отцовская гангрена пошла на
поправку.
После беспокойной ночи его уговорили лечь в теплую ванну с добавлением
эфирного масла (ноготкового). Ему втирали в голову водоросли и мазали волосы
кашицей, перетертой из какой-то травки с ирландских болот. Когда отец вышел
из ванной, кожа на его голове, по словам матери, была "обычного приятного
поросячьего оттенка".
Мать считает этот случай убедительным доводом могущества растительной
терапии. Надеюсь, она никогда не узнает про фломастер. В ее жизни и так
хватает жестоких разочарований.
Утром в ресторан нагрянула Ким с двумя верзилами и похитила из погреба
пять ящиков шампанского.
- Скажи Дикару, это в счет тех денег, что он мне задолжал, - заявила
она.
Поначалу я никак не мог понять, с чего это она за одну-единственную
ночь так кардинально подряхлела. Потом дошло: я впервые видел Ким при
жестоком свете лондонского дня.

Воскресенье, 4 мая

Приготовил обед.

Овечья шея
Жареный картофель
Покромсанная репа
Вареная цветная капуста
Сыроватый йоркширский пудинг
*
Вареный пудинг с изюмом
Сгущенное молоко "Гвоздичка"
*
Нескафе
Мятная помадка "После восьми"

После чего оставил Малькольма трудиться над консервными банками в
раковине, а сам поднялся к себе в обиталище. Всю вторую половину дня корпел
над телесериалом "Белый фургон". Написал весьма большой кусок третьей части.
Почувствовал, что по-настоящему обрел свою "интонацию". Какое редкое
удовольствие оттачивать мастерство, погружаясь в мир собственных персонажей.
Надеюсь, через витрину ресторана я тоже похож на персонажа (не сомневаюсь,
писателя) французского фильма. С ужасом жду следующего дня. Всегда ненавидел
понедельники. Я умолял Дикара исключить понедельник из меню, но безуспешно.

Понедельник, 5 мая
Банковский выходной в Соединенном королевстве и Ирландской республике

Видел сегодня Уилла Селфа (27). У этого человека есть все. Рост,
наружность, вкус в одежде и самый обширнейший лексикон в Лондоне, если не в
стране. А еще он написал весьма новаторскую книгу, где то ли шлюха
занимается сексом с мертвой собакой, то ли собака занимается сексом с
мертвой шлюхой, не помню.

Вторник, 6 мая

Когда сегодня вечером вошел в туалет для персонала, пол там был усыпан
тальком. Последним до меня в уборную наведывался Дикар. Что за странные
занятия, требующие талька, он практикует в общественном туалете? Страшно
подумать.

Среда, 7 мая
Мусульманский Новый год

Пандора и прочие милашки нашего Блэра сфоткались вместе с Тони перед
парламентом. Пандора яростнее всех обнажила зубы, груди и ноги, ухитрившись
занять место непосредственно рядом с мистером Блэром. На одной фотографии
она небрежно закинула руку ему на плечо, точно они ровня.
Сегодня после работы ходил на эксклюзивное открытие нового питейного
заведения Большого Алана, названное "165" - в честь числа оставшихся в
парламенте тори. Заведение находился в подвале на Брюэр-стрит.
Джастина была там в роли распорядительницы. Похоже, она знает по именам
большинство членов парламента.
Если бы полоски на костюмах превратились в воду, я бы наверняка утонул.
Там был Никки Хаснун, дизайнер, оформивший интерьер "165". Он
громогласно похвалялся, что на него огромное влияние оказали творческие
концепции мистера Пагена (28) и стиль тоталитарного китча. Еще он дружит с
каким-то типом по имени Мобуту (29).
Если бы меня вынудили описывать декор, я бы сказал так: "Готический
классицизм, оживленный эстампами с изображениями животных; смесь вокзала
Сент-Панкрас и зоопарка Уипснейд". Впечатление от интерьера было дико
тревожным. Я спросил у Большого Алана, каким образом он умудрился сделать
ремонт за каких-то пять дней. Он посмотрел на меня с высоты своего роста и
произнес что-то похожее на "стрельбу по коленным чашечкам". Хотя, возможно,
я неправильно услышал - в тесном помещении наблюдался весьма повышенный
уровень децибел.
Отчасти этот шум был вызван громким спором, который вела горстка
парламентариев-консерваторов о том, кто станет их новым лидером. Половина
высказывалась в пользу Майкла Хауарда (воплощение подлизы), а другим
нравился Уильям Хейг (30) (я втайне убежден, что он дитя любви Маргарет
Тэтчер).

Четверг, 8 мая
Всемирный день Красного Креста.
Вознесение.

Изучим факты, которые лежат в основе моей теории о родственных узах
Маргарет Тэтчер и Хейга.
1. Хейга нарекли Уильямом. Предположительно в честь Уильяма Питта (31),
одного из кумиров МТ.
2. Так называемые "родители" Хейга производили и распространяли шипучие
и подслащенные напитки.
3. Отец Маргарет Тэтчер продавал в своем магазине шипучие и
подслащенные напитки.
4. В течение последних четырех месяцев, предшествующих рождению Уильяма
Хейга 26 марта 1961 года, Маргарет Тэтчер по непонятной причине пребывала в
Швейцарии. В элитном центре родовспоможения.
5. Когда Уильям Хейга в возрасте шестнадцати лет выступил на съезде
Консервативной партии, Маргарет Тэтчер слушала его с восторженной
материнской гордостью. Я знаю, смотрел видеозапись. Лицо МТ было лицом
любящей матери.
6. У них одинаковый цвет волос.
7. Одинаковый цвет глаз.
8. Оба лысеют.
9. Оба для удовольствия читают "Хансард" (32), в постели.
10. Был еще какой-то важный факт, но я забыл.

Пятница, 9 мая

Зиппо Монтефиори, директору-распорядителю фирмы "Румяная корочка",
сегодня исполняется тридцать лет, и в связи с этой знаменательной датой он
решил снять наш ресторан для частной вечеринки.
Должно быть, фея удачи сидела над его колыбелью дольше, чем над моей. Я
слышал, как одна женщина называла Зиппо "дьявольски привлекательным", у него
черные, небрежно зачесанные волосы и глаза, как у лабрадора. Он всегда ходит
в черном пальто от Армани и никогда не потеет. Говорит он медленно, и голос
у него гладкий, как конский каштан, и он смотрит тебе в глаза, словно ищет
твою душу.
Говорят, женщины выстраиваются в очередь, чтобы встречаться с ним.
Зиппо большой поклонник общепитовской кормежки - учился в Харроу. Меню
включало его любимые потроха. Я даже бросил в салат несколько пластмассовых
гусениц, чтобы придать еще большее сходство с элитной частной школой. В
конце вечера Зиппо зашел на кухню поблагодарить персонал.
- Потрясная жратва, - сказал он, - а гусеницы, так просто отпад.
После краткой беседы о том, где я "достал" гусениц (в магазине
розыгрышей в Лестере), Зиппо поинтересовался, не думал ли я когда-нибудь
попасть на телевидение!
- В качестве кого? - спросил я.
- В качестве повара, - ответил он. - Ты можешь демонстрировать, как
надо готовить блюда из потрохов.
Пришлось объяснить, что я интеллектуал, телевизор не смотрю и такового
не имею. Зиппо пообещал прислать мне за так, чтобы я мог смотреть кулинарные
передачи, созданные компанией "Румяная корочка"!
Не мог заснуть, отчасти из-за громкой перебранки внизу Дикара и Ким,
отчасти от ужаса, что могу появиться на телевидении в качестве повара. Дело
в том, что я совсем не умею готовить.

Суббота, 10 мая

Сегодня привезли телевизор. А также видеомагнитофон.
Дикар в больнице святого Фомы сращивает сломанную челюсть. Его бывшую
жену арестовали за нанесение тяжких телесных повреждений. Дикар признался ей
(хвастливо), что во время их брака он большей частью имитировал оргазм.

Воскресенье, 11 мая
Воскресенье после Вознесения

В 8.30 утра мне позвонил Зиппо и попросил посмотреть тематическую
передачу "Румяной корочки" под названием "Поджарь-ка", которая начнется в 9
часов. Его голос звучал неприкрыто восторженно. Я уже принял твердое решение
не сниматься в телешоу. Однако все-таки записал "Поджарь-ка" - после того,
как позвонил в "Диксонз" (33) и узнал, как это делается.
Потом позвонил домой и поговорил с отцом; они с Уильямом были одни.
Рози дома не ночевала, а мать каждое утро взяла за правило выводить Нового
Пса на долгие прогулки.
- Пес возвращается весь измочаленный, - сообщил отец.
Я мигом насторожился и спросил о средней продолжительности и точном
маршруте этих "прогулок". Как я и подозревал, прогулочная тропа пролегает
позади дома Брейтуэйтов, а далее ныряет в лес. Мне известно, что ровно в
8.30 утра миссис Брейтуэйт выходит из дома и отправляется преподавать
вопросы положения женщин в университете Де Монтфорт. Мне также известен
другой факт: Иван Брейтуэйт работает в своем саду, в деревянном шале с
центральным отоплением и открытой верандой в тирольском стиле. Я бывал в
этом шале. Там есть все удобства: письменный стол, телефон, вращающийся
стул, канализация, чайник, кофеварка и шезлонг.
С великой грустью заканчиваю изложение своей версии.
Я должен достать телефон Пандоры и предупредить ее о пагубной истории,
в которую втянуты Дом Моулов и Дом Брейтуэйтов.

Понедельник, 12 мая

Дикара выпустили из больницы. Пока он не может есть твердую пищу, но
выглядит вполне довольным, потягивая ром через соломинку. Сегодня на обед
приготовил следующее меню:

Яичница (из двух яиц)*
Картофель, жареный в свином жире
Мозговой горошек
Два куска нарезанного хлеба с маслом
Соус "Эйч-пи" или кетчуп "Хайнц"
*
Вафли "Кит-кэт"
или
печенье "Вагон-вил"
*
Нескафе
Мятная помадка "После восьми"

*Мы гарантируем, что все яйца снесены инкубаторскими курами.

Мне доставили видеозаписи передач "Поджарь-ка". Ее вел человек с
бакенбардами и выговором кокни. Полная ахинея от начала до конца. Этот кокни
с бакенбардами, который говорит утомительным рифмованным сленгом, - владелец
"Вкуснятины шмат" (забегаловка! Но, признаю, отлично рифмуются с Сильвией
Плат (34)). Бакенбардистого кокни зовут Альфи Кейн. Я просмотрел все шесть
получасовых передач:

Сосиски: толстые или тонкие?
Яйца: что делать с пленкой?
Бекон: как сделать, чтобы он не сворачивался на сковороде в трубочки?
Помидоры: свежие или консервированные?
Жареный хлеб: успех обеспечен
Фасоль, грибы и кровяная колбаса: сочетаются ли они?

Ради смеха записал несколько предложений его жуткой трескотни из
передачи "Жареный хлеб":
- Итак, дорогие отопители, хотите взять, как бегать вареный склеп? Гну,
вы должны заполнить - держать муки подальше от водки.
Со времени переезда в Лондон восемь лет назад я повстречал немало
кокни, один даже родился чуть ли не в нефе церквушки у Боу (35), прямо под
колоколами, но никто из них не говорил "бегать" вместо "делать", "склеп"
вместо "хлеб" и "водки" вместо "сковородки". Альфи Кейн - просто мошенник.
Когда позвонил Зиппо, я честно изложил свое мнение по поводу
"Поджарь-ка" и заявил, что не желаю иметь ничего общего с подобной
безвкусицей. Зиппо хохотнул и сказал, что "Поджарь-ка" - это в высшей
степени ироничная постмодернистская пародия на такое безмозглое развлечение,
как кулинарная передача.
- Значит, это должно было быть смешным? - уточнил я.
- Разумеется, - ответил Зиппо.
- Но я не смеялся, - указал я ему.
Зиппо вздохнул.
- В компании "Румяная корочка" смеются не в тех местах, где смеются
обычно. Эти передачи предназначены для аудитории, состоящей из студентов,
которые не повторяют пройденное, не пишут курсовые работы и потому уверены,
что провалят экзамены. Это передача для неудачников.
Я совсем ошалел и спросил, сколько зрителей смотрят передачи
"Поджарь-ка".
- "Помидоры: свежие или консервированные?" смотрело семьсот пятьдесят
три тысячи человек, - ответил Зиппо. - Рекламодатели проявляют к нам большой
интерес.
- И какие же товары покупают студенты-неудачники? - осведомился я.
- В основном кошачью еду, - сказал он, - а также шоколадные яйца
"Кэдбери", сидр "Стронгбоу" и китайскую лапшу быстрого приготовления.
- А сколько Альфи Кейну платят за передачу? - спросил я.
- У Альфи есть агент, что несколько поднимает плату, - ответил Зиппо.
- И сколько все же он получает? - настаивал я.
- Я не вправе разглашать подобные сведения, с моей стороны это было бы
крайне непрофессионально. Скажем так, сравнимо с ценой комплексного тура на
Тенерифе.
- В сезон или не в сезон? - уточнил я.
- В сезон, - сказал он. - Речь идет об августе.
- Одна неделя или две? - спросил я.
- Две, - ответил Зиппо, - полупансион, балкон с видом на море.
Похоже, он считал, что я в курсе, сколько стоит отдых на Тенерифе в
августе, но я не дал сбить себя с толку.
- Комплексный тур на Тенерифе равняется одной передаче "Поджарь-ка"? -
задал я последний вопрос.
- Разумеется, одной, - ответил Зиппо.
Я сказал, что перезвоню через полчаса. После чего быстро позвонил в
туристическую компанию "Томас Кук" на Риджент-стрит, затем перезвонил Зиппо
и сказал, что согласен.

4 часа утра.
Не могу заснуть, не могу готовить.

5 часов утра.
Читал "Лестер Меркьюри", которую переслала мне мать, так как газету
нельзя купить в Лондоне.
Испытал потрясение, узнав, что моя школа, та, что имени Нила
Армстронга, признана одной из 297 худших школ Британии. Надо нанять группу
гангстеров и устроить в ней переворот. В мое время, когда директорствовал
пучеглазый Скратон, школа была на хорошем счету. Отменно выступала
футбольная команда, и школа регулярно выигрывала приз шахматного клуба среди
школ графств Мидлендса. А еще в народе был популярен школьный журнал "Голос
юности", который редактировал я. Затем директором стал Роджер Терпиш.
Полагаю, ныне он сожалеет, что предложил ученикам называть его запросто
Роджером и велел им избавиться от школьной формы.

Четверг, 13 мая

Написал письмо Делии Смит (36).

Дорогая миз Смит,
Прошу прощения, что обращаюсь к Вам "миз", если на самом деле Вы
замужем. Пишу Вам строго конфиденциально. Я абсолютно убежден, что Вы с
уважением отнесетесь к моим пожеланиям, потому что я где-то читал, что Вы
ревностная христианка. Я тоже живу согласно принципам христианской
философии. Хотя, в отличие от Вас, Бог не удостоил меня рандеву и не уверил
в том, что Он/Она существует. Однако я пишу это письмо не с целью обсудить,
существует Бог или нет. Я пишу, дабы обсудить более насущные вопросы
кулинарии.
Возможно, Вы обо мне слышали. В настоящее время я работаю шеф-поваром в
ресторане "Чернь".
Дело в том, мисс Смит, что моя должность в "Черни" не требует никаких
кулинарных навыков. Я просто размораживаю, варю, жарю и разогреваю уже
весьма готовую пищу. Я в буквальном смысле слова не способен
удовлетворительно сварить яйцо.
Я долго обыскивал все магазины в поисках такого кулинарного пособия,
которое научало бы готовить "с нуля". Но все тщетно. Настоятельно прошу Вас
мне помочь. Меня пригласили демонстрировать свое искусство на кабельном
телевизионном канале "Миллениум", но никаким искусством я не владею. Спасите
меня от бесконечного унижения.

Остаюсь, мадам, вашим покорным и преданным слугой.
А. А. Моул

Среда, 14 мая

Сегодня утром позвонил Пандоре в палату общин. Вежливый человек на
коммутаторе проинформировал меня:
- Доктор Брейтуэйт, член парламента от Эшби-де-ла-Зух? Ей еще не отвели
кабинет, сэр, но если вы оставите для нее сообщение, я непременно передам ее
секретарю.
Я осведомился об имени "секретаря" и удивился, услышав, что зовут ее
Эдна Кент - такое же имя у матери Барри Кента! Весьма странное совпадение.
Читаю в "Индепендент" дневник Бриджит Джонс. Эта женщина помешалась на
собственной персоне! Почитать ее писания, так она - единственная на всем
белом свете, у кого есть проблемы. Считаю, что это весьма смелый поступок -
рассказывать о своей печальной участи совершенно посторонним людям, пусть
это и читатели "Индепендент" и потому состоят в основном из чутких
профессионалов.
Набросал письмецо к мисс Джонс.

Дорогая Бриджит Джонс,
Читая Ваши экзерсисы в "Индепендент", я пришел к выводу, что между нами
существует весьма опосредованная связь. Я являюсь шеф-поваром в ресторане
"Чернь" небезызвестного вам Питера Дикара.
Перейду сразу к делу: я веду дневник с 13 лет или около того и убежден,
что он может быть интересен широкому читателю, а также социологам и будущим
историкам человечества.
Как Вам удалось опубликовать свои дневники?
Буду признателен, если Вы мне ответите либо позвоните в "Чернь", и мы
условимся о встрече где-нибудь за чашечкой кофе (а, может, и бокалом белого
вина!).

Искренне Ваш,
А.А. Моул
PS. Я не курю.

Решил вести запись наблюдений за своей личностью.

"Опал Фрутс" - 2 пакетика
Алкоголь - нет
Сигареты - нет
Вес - 67 кг
Кишечник - вялый
Потенциальная плешь - стабильна
Боли - дергает большой палец (левой ноги)
Прыщи - один, на подбородке
Активность пениса - 3 по 10-балльной шкале
Лекарства - прозак, нурофен

Четверг, 15 мая

Зиппо пообедал в "Черни" тушеными мозгами. Он хочет выпустить "пилота"
в предстоящее воскресенье, днем. Рабочее название "Потрохенно хорошо!"
Зиппо считает, что потроха - это будущая кулинарная мода.
- Потроха - это новое все, - сказал он.
Уж не знаю, что он имел в виду, но я вежливо кивнул. Про то, что я
делаю "пилота", никому не сказал (кроме Делии Смит).
Я обещал в это воскресенье приехать в Лестер повидаться в Уильямом, но
теперь придется найти предлог, чтобы отказаться. Мама не должна узнать. Я не
переживу ее разочарования, если "Румяная корочка" откажется делать передачу.
Кроме того, она разболтает Tout Le Monde (37) в Эшби-де-ла-Зух. Слушал, как
на кухне обсуждают речь королевы. Малькольм радовался внесению законопроекта
о минимальной заработной плате, хотя Дикар сказал, что если этот закон
примут, он нас вышвырнет и наймет нелегальных иммигрантов из Сомали.

Пятница, 16 мая

"Опал Фрутс" - 3 пакетика
Алкоголь - шесть двойных водок, 2 тоника
Сигареты - нет
Лекарства - 4 нурофена, 1 расслабляющий джойнт (напополам с
Малькольмом)
Кишечник - без движения
Вес - 66 кг
Редеющие волосы - стабильно
Прыщи - 1 на подбородке (растет)
Активность пениса - вялый

Сегодня в обеденный перерыв позвонила Эдна Кент. Трубку по-прежнему
снимает Дикар, хотя его челюсть и скреплена кошмарными скобами (не
удивительно, что теперь у нас меньше заказывают столиков), поэтому поначалу
возникла путаница, кто такая Эдна Кент и с кем она желает поговорить.
Потребовалось минуты две, прежде чем я полностью осознал весьма
поразительный факт, что Эдна Кент, проживающая в муниципальной квартире,
вдова молочника, провалившая экзамены в начальной школе, исключенная за
неуспеваемость из средней школы, в возрасте пятидесяти пяти лет работает в
палате общин секретарем самой умной женщины Британии.
Спросил, как ей удалось сделать головокружительную карьеру от уборщицы
в туалетах до нынешней весьма престижной должности. Эдна захохотала.
- Образование, образование, образование, - сказала она, напомнив мне
Малькольма. - Я мыла туалеты в университете, и по правде говоря, Адриан,
отродясь не слыхала большей фигни, чем несли всякие там прохфессоры. В
общем, взяла руки в ноги и это самое, поступила на эти как его, на
общедоступные курсы
Меня так и подмывало перебить ее и сказать: "Не на эти, как его,
общедоступные курсы, а просто на общедоступные курсы", но разумеется, я не
мог так поступить. Господи, я ведь разговаривал с выпускницей. С дважды
выпускницей.
- Первую образованию я получила по семейной праве, - рассказывала Эдна.
Что ж, по этой части у нее весьма солидное преимущество: сколько раз ее дети
представали перед судом. - А вторую - по, это самое, по делопроизводству.
Мой малыш Барри позаботился, чтобы я шла, это самое, в ногу с техникой,
электронной почтой, всемирной паутиной и прочей фигней.
Я едва не лишился дара речи. Признаю, у меня случился пароксизм на
почве зависти. Я ухитрился проскрипеть:
- Поздравляю, миссис Кент. Понятия не имел, что вы сменили
специальность.
- Да я ж не высовывалась, - ответила она. - Ты ведь знаешь, сколько
завистники кругом. Мой малыш Барри испытал это на себе, когда, это самое,
добился успеха.
- Совершенно заслуженного успеха, - лицемерно согласился я.
На самом деле я считаю Барри Кента бездарным мошенником, который сделал
карьеру, потакая вульгарным вкусам такого же, как он сам, хулиганья. Меня
это убивает. Меня убивает, что его "Дневник мурла" считается современной
классикой, и что восемь лет спустя он все еще выставлен на самом видном
месте в большинстве крупных книжных магазинов. Стоит мне только увидеть эту
кричащую обложку (кот в футболке и бутсах), как я с весьма значительным
удовольствием прячу эти мерзкие книжки за произведениями Чарльза Диккенса,
который по крайней мере признанный классик английской литературы.
Миссис Кент сказала:
- Так, Ади, чего ты хотел-то? Только у меня дел по горло. Пандора
работает на своей первой речью, а я тут ковыряюсь со своим новым ноутбуком.
Я процедил сквозь зубы:
- Я по личному вопросу, миссис Кент. Попросите ее позвонить мне на
мобильник.
Я продиктовал номер, и миссис Кент сказала:
- Ади, ты должен проведать нас в палате. Чайку попьем на балкончике.
Повесив трубку, я вспомнил, как в последний раз пил чай с миссис Кент.
Нас окружали буйные маленькие Кенты, заварной чайник был треснутый, кухня
насквозь провоняла кошачьей мочой, на миссис Кент был халат без рукавов, а
свои жидкие волосы она перетянула сзади резинкой. И ни разу за время нашей
беседы миссис Кент не блеснула умом, так необходимым для получения двух
высших образований. А я с моим знанием мировой литературы и весьма
значительным лексиконом потратил столько усилий, чтобы сдать два экзамена
повышенного уровня (каждый с третьей попытки). Почему? Почему? Почему?

Суббота, 17 мая

Сегодня утром позвонил матери и солгал, что слег с гастроэнтеритом, мой
организм обезвожен, и я не вылезаю из уборной и т. д. Воспользовался
случаем, чтобы спросить, почему она не сказала мне об образовательных
успехах Эдны Кент. Мама долго молчала, а потом ответила:
- Потому что я не знала.

Воскресенье, 18 мая
Пятидесятница

Поистине ужасный день. Приехал на автостоянку торгового центра
"Брент-кросс" и обнаружил, что мой автомобиль пять дней назад отбуксировали,
и теперь он находится в полиции. За 25 фунтов таксист отвез меня куда-то в
Арчвей, где я выяснил, что с меня хотят содрать 239 фунтов. Достаточной
суммы наличными при себе не оказалось, а кредитные карточки я оставил в
другом пиджаке. Вернулся на такси на Дин-стрит (8,50 фунтов) и обнаружил,
что в моем обиталище уютно расположились мать, отец и Уильям. Дикар их
впустил, сквозь скрепленные челюсти умудрившись сообщить, что я подло наврал
насчет гастроэнтерита.
Отыскал свою карточку "Аксесс" и уговорил отца отвезти меня обратно в
Арчвей, где я все-таки сумел вызволить машину. Происшествие это отняло,
наверное, у меня год жизни, в такой я пребывал ярости. Когда я выписывал
квитанцию и чек, мне чудилось, что еще немного и меня хватит удар. Уильям
своим ревом, подобном реву Везувия в момент извержения, настроения не
улучшил. А все из-за того, что я не остановил машину и не купил в
"Макдоналдсе" детского корма. Мама настояла на том, чтобы поехать вместе со
мной в офис "Румяной корочки".
- Мне надо кое-что там посмотреть, - сказала она.
У нее вытянулось лицо, когда она увидела, что ей предстоит одолеть
шесть пролетов пожарной лестницы.
Зиппо и остальные сотрудники внешне весьма спокойно отнеслись к тому,
что я привел свою семью, но я-то видел, что на самом деле они дико довольны.
Зиппо поцеловал маме ручку и отпустил комплимент по поводу ее блузки:
- Это Вивьен Вествуд? - пробормотал он.
- Нет, - пробормотала мама в ответ. - Это Би-эйч-эс (38).
- А вы умница, - промурлыкал он.
Отца моего Зиппо очаровал, рассказав непристойный анекдот про принца
Эдварда, и снискал расположение Уильяма, сообщив ему, что по городу ездит на
"феррари", а за городом - на "кадиллаке".
Поскольку мы опоздали, времени на репетицию не оставалось. Как только я
переоделся в белую поварскую униформу, меня взяла в оборот пухлая
ассистентка средних лет по имени Кэт и наскоро показала раковину и плиту.
Кэт открыла холодильник и мотнула головой в сторону подноса с разнообразными
потрохами и нескольких мисок с нарезанными овощами. Далее ткнула пальцем в
бульонные кубики, постучала по блюдцам, показала на подставку для ножей и
пододвинула кувшин, заполненный деревянными ложками. И все это она
проделала, не вымолвив ни единого слова.
- Кэт, наша соль земли, будет помогать тебе за кадром, - объяснил
Зиппо. - Что бы ты ни делал, ни в коем случае не разговаривай с ней перед
камерой.
- Она глухонемая? - уточнил я.
- Нет, - ответил Зиппо. - Но если она вякнет хоть слово, придется
платить ей по ставкам актерского профсоюза.
Чья-то рука напудрила мне лицо и намазала чем-то губы. Мама поплевала
на указательный палец и разгладила мне брови. Вспыхнули софиты. Еще одна
рука прикрепила к моему пиджаку крошечный микрофон.
Зиппо гаркнул:
- Отлично! Народ, начинаем! - Он пододвинул ко мне какую-то штуковину,
которую назвал "стедикам", прямо передо мной заработал телесуфлер, но тут у
Зиппо зазвонил мобильник. - Привет, Харви, старый козлина! - заорал Зиппо. -
Да, название "Свеженькая любовь". Мы пригласили старушку Голди и старину
Берта. 80 процентов средств уже имеется. Да ты и дашь! Ты! Это magnifique
(39)! Слушай, Харви, я тут занят кое-чем tres, tres ordinaire (40), давай
перезвоню тебе позже? Ты где? В Нью-Йорке. Здорово! Здорово! Здорово!
Здорово! Абсолютно!
Мама слушала этот разговор, приоткрыв рот, ее усталые глаза сияли.
Выключив мобильник, Зиппо обратился к своей личной помощнице Белинде:
- Нам дали зеленый свет для "Свеженькой любви". - Затем он повернулся
ко мне и сказал: - Прошу прощения, Адриан, но это мой первый полнометражный
фильм. Ладно, давайте-ка закруглимся тут по-быстрому. Ты как, готов?
Весьма нелегко следить за телесуфлером, одновременно кромсая потроха,
но я справился:
- Привет, привет всем потрошиным маньякам и любителям потрошков. Надо
сказать, что потроха имеют весьма дурную репутацию. Незабвенный
Джек-Потрошитель нанес весьма серьезный вред судьбе этого деликатеса,
надолго подпорти имидж потрохов. Однако я рассчитываю убедить вас, дорогие
мои друзья и телезрители, что потроха - это наше новое всЈ. Так что, если вы
уже покормили кошку, проглотили шоколадное яйцо и залили кипятком китайскую
лапшу, вам остается лишь вытащить из холодильника баночку с сидром и сесть
перед телевизором. Отложите в сторону свою курсовую - вы ведь знаете, что
все равно никогда ее не закончите. Поэтому сядьте и смотрите. Я научу вас,
как подольше растянуть жалкие студенческие гроши. Вы сможете хорошо питаться
по цене овечьей головы и весьма малого количества овощей.
Я извлек из-под разделочного стола овечью голову, и Уильям испуганно
вскрикнул. Когда же я начал разделывать овечью башку надвое, отцу пришлось
его вывести. К сожалению, "Бе-бе черная овечка" - любимое стихотворение
моего сына.
Я в упор посмотрел в объектив камеры и представил, что сейчас меня
видят 700 000 студентов. Некоторые из них наверняка изучают французский язык
или французскую литературу, поэтому в свой монолог я вставил несколько bons
mots (41). Выскребая из овечьей головы мозги, я говорил:
- Это мозги. Потребляя их в пищу, вы не обязательно поумнеете, но кому
нужен этот ум? Как сказал Флобер: "Чтобы быть счастливым, совсем не
обязательно иметь ум".
Я сложил искромсанную овечью башку в наполненную водой кастрюлю, бросил
туда же два бараньих бульонных кубика "Оксо" и добавил сушеного розмарина.
Когда варево закипело, я снял пену и проинформировал телезрителей:
- Это пена. Вы с ней знакомы, если посещаете бары студенческого союза.
Тут меня перебил Зиппо.
- Отлично, снято! - закричал он. Раздались аплодисменты, зачинщиком
которых была моя мать. - А ты вполне естественен, Ади, - похвалил Зиппо. -
Идеально поймал интонацию. Флобер в тему, отличная фишка.
Упоминать, что на экспромт меня вдохновил пассаж "вкуснятины шмат -
Сильвия Платт", я не стал.
Зиппо пора было мчаться в Хитроу. Он летел в Лос-Анджелес, чтобы
уговорить Ким Бэсингер прорекламировать его передачу. За слова: "Ням-ням,
"Румяную корочку" посмотри, и вкуснее заживи!" Зиппо предлагает 50 000
фунтов. Белинда (невысокая, беленое лицо, красные-красные пухлые губы,
тициановские завитки, спортивный костюм и кроссовки с надписью DKNY)
сказала, что они свяжутся со мной, дабы "окончательно оформить сделку".
Когда мы с мамой ползли вниз по пожарной лестнице, она сказала:
- Как пить дать, они тебя облапошат, если ты не найдешь человека,
который кумекает что к чему.
Мы сели в машину, и она повторила это ведьмовское заклинание уже в
присутствии отца. Он с готовностью согласился:
- Да уж, все они акулы, эти мальчики из частных школ.
А потом предложил себя в качестве моего импресарио! Человек, который в
своей жизни и занимался-то лишь оптовой торговлей картофелем, торговлей
обогревателями, изготовлением полок для специй и чисткой канала. Я вежливо
отклонил его предложение. Атмосфера в машине тут же сгустилась. Даже Уильям
ради разнообразия держал рот на замке.
Когда мы вернулись в мое обиталище, мама загнала меня в угол и
прошипела:
- Большое спасибо, что подорвал у отца уверенность в себе. Я битый час
пыталась вытащить его из кровати и отвезти меня сюда, по причине, между
прочим, твоего острого гастроэнтерита, из-за которого ты вчера был так плох,
что собирался лечь в больницу под капельницу.
Уильям подарил мне открытку с пожеланием выздоровления, которую
смастерил из осколков крашеной яичной скорлупы. Теперь я сожалел, что солгал
так грубо: будь ложь чуть мягче, и все прошло бы отлично - моя семья
осталась бы в Лестере.
Уехали они в 7 часов вечера.
Мама сказала, что ей надо еще выгулять собаку. Она попыталась меня
поцеловать, но я увернулся от ее прелюбодейных губ.

Понедельник, 19 мая

Сегодня утром в 8.30 мне наконец позвонила Пандора. Сообщила, что уже
посетила спортивный зал и теперь сидит в палате общин за временным столом во
временном кабинете. Я выложил ей свои подозрения относительно ее отца и моей
матери.
- Уже знаю, - ответила Пандора. - Они влюблены друг в друга -
трогательно, не правда ли?
Я спросил, сколь точно она знает об этом, а она сказала, что нашла
факс, который моя мать прислала ее отцу. Это было стихотворение Джона
Бетчемана (42). Меня изумили два момента:
1. Я понятия не имел, что моя мать имеет доступ к аппарату факсимильной
связи и
умеет им пользоваться.
2. Я понятия не имел, что моей матери нравится поэзия сэра Джона
Бетчемана, хотя
полагаю, сэр Джон Бетчеман остается одним из самых любимых английских
поэтов
современности.
Попросил Пандору отправить мне стихотворение факсом. Он сказала, что
даст поручение Эдне. Я спросил, может ли роман наших родителей повредить ее
политической карьере. Пандора ответила:
- На меня уже и так нападают, что в ночь выборов я надела костюм от
Шанель. Одна мрачная маленькая аппаратчица с Миллбанк в бордовом брючном
костюме из "Принсиплз" сказала, что я должна поддерживать британскую моду.
Я постарался ее утешить:
- Ты принцесса Ди палаты общин, Пандора. Ты обязана служить таким же
примером, как и она.
В трубке раздался щелчок зажигалки.
- Слушай, - скупо проговорила Пандора, - может, принцессу Ди и
заставляют носить эту уродскую Кэтрин Уокер, но сумочки-то у нее по-прежнему
от Эрме.
Я понятия не имел, о чем она говорит (у меня все сильнее крепнет
убеждение, что люди общаются посредством какого-то тайного шифра, от
которого мне забыли дать ключ). Спросил, что будем делать с нашими
родителями. Пандора рассмеялась:
- Можно швырнуть мою мать и твоего отца в объятия друг к другу, пускай
влюбятся. У обоих проблемы с душевным здоровьем.
- И оба отвратительно одеваются, - рассмеялся я в ответ.
Спросил Пандору, нельзя ли нанести ей визит в палату общин.
- Я занята составлением своей первой речи, - ответила она.
Спросил, на какую тему она собирается выступать.
Пандора сказала:
- Тебе это неинтересно, Адриан.
Но я был настойчив:
- И все-таки.
- Рекапитализация обанкротившихся производств, - ответила Пандора.
И она была права. Мне это неинтересно.

Среда, 21 мая

Незадолго до подачи обеда в забитый до отказа ресторан нагрянула Ким
Дикар. Она перевернула столик, на котором развозили жаркое из капусты и
картофеля, и стала швырять в полки бара бутылки с соусом "Эйч-пи" (едва не
задев голову Найджела Демпстера, репортера из "Дэйли Мэйл"). Вызвали
полицию, но к ее приезду Ким уже ретировалась прочь, проверещав напоследок:
- Вот что я думаю о вашем Ј: запрете!
Дикар ходил мимо столов и ворчал:
- Вот что получается, когда женишься на женщине из черни.
Похоже, его нисколько не беспокоило, что в зале присутствуют несколько
представителей черни - члены лейбористского правительства и
высокопоставленный профсоюзный деятель.

Четверг, 22 мая
Сегодня "Чернь" заполонили стаи репортеров из бульварных массмедиа,
среди них затесался журналист из "Телеграф", ведущий рубрику новостей города
Питерборо. Писаки, несомненно, рассчитывали урвать жареных фактов о
вчерашнем нападении Ким Дикар, которая попала в рубрики светской хроники
большинства утренних газет:

ДИКАРСКОЕ НАПАДЕНИЕ

Ким Дикар, отдельно проживающая четвертая жена Питера Дикара
(ресторатора и второго сына графа Босуэлла), несказанно поразила вчера
публику, обедавшую в принадлежащем Дикару модном заведении "Чернь". В
несколько взвинченном состоянии миссис Дикар ворвалась в зал, нарушив
предписание суда не приближаться к этой элитной забегаловке, и крикнула
съежившемуся от страха мужу: "Я все знаю о тебе и Ивонне Трамп, маленький
грязный ссык:".
Миссис Дикар, в девичестве Ким Дидкотт, модный в недавнем прошлом
флорист, покинула ресторан, рыдания под утешающие слова одного из членов
персонала, который так прокомментировал инцидент: "Как сказал граф Толстой,
каждая семья несчастлива по-своему".

Сегодня Дикар выстроил нас и потребовал немедленно назвать имя члена
персонала, который утешал "эту бешеную сучку".
Никто не произнес не слова, хотя на кухне все знают, что я уже одолел
четверть "Войны и мира".

Известия от Белинды из "Румяной корочки" - нет
Ответ от мисс Делии Смит - нет
Алкоголь - нет
Сигареты - нет
"Опал фрутс" - 4 пакетика
Лекарства - 1 парацетамол
Кишечник - большой выхлоп газов
Потенциальная лысина - стабильна.
Активность пениса - 5/10

Пятница, 23 мая

Еще один пассаж из рубрики светской хроники "Дейли мэйл":

Установлена личность вчерашнего эрудита, прокомментировавшего
прискорбные обстоятельства распадающегося брака супругов Дикар. Это Адриан
Альберт Моул (тот, который Дерьмо), шеф-повар ресторана "Чернь". Источник,
пожелавший остаться неназванным, сообщил: "В промежутках между подачей блюд
он читает русскую литературу".
Однако сорока принесла на хвосте, что Адриан, возможно, не задержится в
"Черни". Этим молодым человеком всерьез заинтересовалась компания Зиппо
Монтефьори "Румяная корочка", и мистер Моул готов пополнить растущую гвардию
телекулинаров.

Суббота, 24 мая

Сегодня утром спустился на кухню и обнаружил Дикара развалившимся на
стуле рядом с разделочным столом. Дикар сказал, что сидит с трех часов ночи,
еще он сказал, что очень любит свою Ким. Я спросил, что явилось толчком для
распада брака, и он смахнул слезу.
- Я оплатил ей десятинедельные курсы красноречия, - сказал он. - Ну не
мог я выносить каждое утро на соседней подушке этот эссекский выговор.
Дикар содрогнулся, словно выговор его жены был физическим объектом:
мерзким насекомым, ползущим по простыне.
- Она меня обобрала, Адриан, - сказал он. - Она прогуляла все уроки
красноречия, все до единого. Попросила свою подругу Джоанну Ламли объяснить
коротенько, как надо правильно говорить.
- На что же она потратила деньги? - поинтересовался я.
Вместо ответа Дикар зарыдал, как маленький ребенок. Я похлопал его по
трясущимся плечам.
- Я дал ей на эти Ј: уроки тысячу фунтов, - всхлипнул он, - Ј: тысячу
фунтов. И знаешь, на что она их спустила?
- На обувь? - попытался угадать я.
Дикар замотал головой.
- На любовника?
- Не-ет.
- На кокаин?
- Нет! - проревел он. - Хуже! - Опустил голову и прошептал: - Она
пожертвовала их этим Ј: лейбористам!
Разве кого-нибудь обманывали столь нагло?
Теперь понятно, почему Джоаннне Ламли пожизненно запретили доступ в
"Чернь".

Воскресенье, 25 мая
Троица

Воспользовался глубоким горем Дикара, чтобы попросить отгул.
Он сказал:
- Валяй. Хочешь проведать сынка-полукровку?
Я ответил:
- Нет, я хочу проведать только моего сына.
- Не знал, что у тебя двое, - пробормотал он.
Я решил объяснить этому заблудшему человеку, что к чему.
- Он для меня не "сынок-полукровка". Его зовут Уильям.
Дикару не мешало бы записаться на курсы расовой терпимости. Надо будет
ему как-нибудь предложить. Его предрассудки представляются мне весьма
оскорбительными. Он такой же, как все аристократы. У всех аристократов
врожденные психические и сексуальные отклонения. Их всех надо поставить к
стенке в собственных поместьях и если не расстрелять, то по крайней мере:
заставить почувствовать себя очень некомфортабельно.
Вчера вечером позвонил матери - сообщить, что приеду на Глициниевую
аллею и привезу кусок запрещенной говядины на косточке. Ответила Рози - в
своей обычной нелюбезной манере, которая состоит, помимо прочего, в весьма
скудном использовании голосовых связок.
- Папа дома?
- Угу.
Последовала долгая пауза, хотя я слышал сопливое дыхание.
- Рози? - сказал я.
- У.
- Я могу поговорить с папой? - заорал я.
- Он в постели! - заорала она в ответ, но все-таки соизволила сообщить,
что он уже неделю лежит в постели с жесточайшей депрессией, вызванной
стрессом от автомобильного путешествия по Лондону.
Я спросил, где Уильям, и Рози ответила, что он сидит перед телевизором
в пустой коробке из-под воздушной кукурузы и смотрит видеокассету Джереми
Кларксона. От этой мрачной картины у меня к горлу подкатил комок, захотелось
срочно помчаться в Эшби-де-ла-Зух и обнять своего бедного мальчика.

Позже
Если не считать встречи с Уильямом, поездка в отчий дом оказалась
пустой тратой драгоценного времени. Никто не стал есть говядину на кости.
Большую часть второй половины дня мама отсутствовала, "выгуливая пса", отец
лежал в комнате с задернутыми занавесками, а Рози умотала с жуткого вида
юнцом по имени Аарон Майклвейт, у которого губы, брови, нос, веки, уши и
язык обезображены кольцами. Рози заметила, как я вылупился на
окольцованного, и засмеялась:
- Видел бы ты его принца Альберта!
Я снова не понял намека.
Мне с великим трудом удалось вести себя вежливо в присутствии юнца.
Правда, он весьма учтив, но слишком уж престарел для Рози (ему
девятнадцать). Я намекнул ему, что моя сестра - девственница, и что я
предпочел бы, чтобы она подольше оставалась в этом состоянии.
- Может, Рози и выглядит, как одна из "Спайс герлз", но она невинна, вы
понимаете, Аарон?
- Невинна? - фыркнул он. - Мы с Рози не только сидр бабахаем, чувак.
В тот момент я решил, будто юнец намекает, что они исповедуют
пристрастие к крепким алкогольным напиткам, возможно, даже к водке. Но на
обратном пути в Лондон я долго размышлял над его неявной ссылкой на
классическое произведение Лори Ли (43), и теперь уверен, что на самом деле
они исповедуют самые настоящие сексуальные отношения.
Видел тринадцать грузовиков Эдди Стобартов. Девять помахали, четыре -
нет.

Кишечник - непроходимость
Пенис - не реагирует на раздражители

Понедельник, 26 мая

Позвонила Белинда из "Румяной корочки", но я тончайше манипулировал с
бараньими яйцами, так что не смог взять трубку.
Луиджи объяснил мне, что "принц Альберт" - это такая цепочка, которая
пристегивается к пенису. Решил написать Рози. Я чувствую себя in loco
parentis (44).
"Моя дорогая Рози: это" - больше ничего не вышло. Я был так возмущен
принцем Альбертом Аарона Майклвейта, что в отвращении отшвырнул ручку.

Пятница, 30 мая

Малькольм передал, что Белинда из "Румяной корочки" настоятельно
просила меня перезвонить.
- Мне показалось, будто это вопрос жизни и смерти, - сказал он.
Я дал ему понять, что Белинда испытывает ко мне сексуальный интерес.
Позвонила Эдна и отменила мою встречу с Пандорой. У нее дела - ей
должны доставить футон. Я указал Эдне, что могу навестить Пандору в ее
жилище, где я ни разу не был, и вместе с ней подождать доставщиков футонов.
Но, по всей видимости, Пандора желает ждать футон одна.

Суббота, 31 мая

Сегодня в кухню ресторана прибыла Белинда и сказала:
- Ладно, я не гордая. Я пришла умолять вас сделать это.
Малькольм, Луиджи и два временных поваренка Свен и Борис вытаращились
на ее затянутые в лайкру груди и попу - на Белинде был комбинезон, состоящий
из велосипедных шорт, соединенных с майкой. Я вывел ее во двор, где мы
храним огнетушители до того момента, пока пожарный инспектор не сообщит, что
спешит к нам с проверкой.
Мне пришлось выдавить признание:
- Я передумал. Я не умею готовить.
С того утра, как Дикар выложил свои сокровенные секреты, что накопились
у него внутри (если бы он в буквальном смысле выложил, что у него внутри, я
бы с радостью поджарил бы его требуху с чесночной крошкой и с удовольствием
съел) - всю эту ерунду про неувядающую любовь к Ким, он перестал меня
замечать. Сегодня утром я дал ему понять, что необходимо заказать
консервированную морковь, сказав:
- У нас кончаются запасы.
Но Дикар посмотрел сквозь меня. Я всегда знаю, когда у нас кончается
морковь, так как поставленные друг на друга банки использую в качестве
прикроватной тумбочки.

Воскресенье, 1 июня

День провел один, в компании свежего "Обзервера". Сегодня во дворе
ресторана видел кота, поразительно похожего на Хамфри - кота, в недавние
годы обитавшего на Даунинг-стрит, 10. Хамфри жил там, пока Чери Блэр не
потребовала от мужа избавиться от животного "всеми правдами и неправдами" -
если верить высокопоставленному чиновнику из Королевского общества по защите
животных. Этот человек сообщил новость Луиджи, а тот сообщил ее Малькольму,
а тот сообщил мне.
Уверен, кот, которого я видел нынче утром, - Хамфри: отощавший,
ободранный, блохастый и лишенный каких-либо особых примет, но это он. У меня
нет никаких сомнений. Россказни о том, что Хамфри "отправили в хороший дом в
Стритеме", - неприкрытая ложь. Но правда непременно всплывет, когда потомки
опубликуют документы Кабинета правительства - согласно правилу о
тридцатилетнем сроке давности. Мне тогда будет шестьдесят с хвостиком, но я
испытаю величайшее внутреннее удовлетворение оттого, что скормил несколько
тресковых голов правительственному изгнаннику и помог ему выжить на
неприветливых улицах Сохо.

Понедельник, 2 июня

Сегодня утром Хамфри жалобно мяукал у кухонной двери. Малькольм хотел
забрать его домой, но я заметил, что комната в общежитии лишь именуется
"домом". Думаю, Малькольм меня понял. Но в обеденный перерыв, исполни свои
обязанности, он удалился и купил кошачий ошейник с гравировкой. К сожалению,
в школе Малькольма "учили" фонетическому правописанию, поэтому теперь кота
зовут "Хафри".

Вторник, 3 июня

Отныне Хамфри - счастливый владелец двух мисок, подстилки, корзинки,
палки для затачивания когтей, дезодоранта от блох, таблеток от глистов,
комплекта из мячика и колокольчика, щетки, а также регистрационной карты из
ветеринарной лечебнице в Бошам-плейс.
Малькольм осыпает животное своими сбережениями и любовью. Кот не
выказывает никаких знаков благодарности.
Сегодня вечером в ресторан приехал Зиппо.
- Ладно, Адриан, твоя взяла, - сказал он. - Ты требовал по девятьсот
пятьдесят за передачу, и мы их тебе предлагаем. С доставкой на лимузине туда
и обратно, в придачу набор сковородок.
Для проверки я лениво протянул:
- Тысяча пятьсот плюс проценты.
"Плюс проценты" - это такой хитрый термин, который я неоднократно
слышал в "Черни". Уж не знаю, что он подразумевает, но эта фраза постоянно
на устах персонажей телесериалов, когда они о чем-то договариваются. В это
мгновение у Зиппо запиликал мобильник.
- Ладно, пятьсот тысяч за паричок Берта, - заорал Зиппо, - но это мое
последнее слово. - Он защелкнул мобильник, повернулся ко мне и сказал: -
Будем снимать шесть передач за два дня, прямо-таки живодерня, колеса за
мной.
Снова какой-то шифр - чувствую себя одиноким и затерянным в
параллельной вселенной.

Среда, 4 июня

Сегодня утром позвонил Эдне Кент и спросил имя и телефон агента Барри.
Имя она мне назвала, но сказала, что телефонного номера в справочнике нет. И
тут же его разгласила. Жителей Эшби-де-ла-Зух связывают узы солидарности.
Агент Барри - американец по имени Брик Иглбергер. Я позвонил мистеру
Иглбергеру, и меня немедленно заставили ждать. Какая-то американка с резким
голосом (явно искусственным) сказала:
- Привет, я Бостон, помощница Брика. Никто из нас не может подойти к
телефону, но если вы минуту подождете, мы возьмем трубку.
Затем раздалась музыка из "Порги и Бесс". Я начал мурлыкать "Бесс, ты
теперь моя", когда вклинилась все та же особа с искусственным голосом:
- Привет, это Бостон Голдман, чем могу вам помочь?
Я исхитрился и промямлил, что являюсь одним из старинных друзей Барри
Кента и мне требуется совет, как лучше начать телевизионную карьеру.
- Звучит довольно волнительно,- ответила Бостон, - но 1 января Брик
закрыл список клиентов.
Я не понял, что она имеет в виду, и попросил разъяснить человеческими
словами.
- Первого января, - медленно сказала Бостон, словно разговаривала с
дебилом или иностранцем, - Брик закрыл список клиентов.
- То есть он не берет новых клиентов? - уточнил я.
Голос Бостон зазвучал куда менее дружелюбно:
- Мои поздравления! Как сказал бы ваш гениальный сэр Клифф Ричард, -
пошутила она.
И совсем не смешно, подумал я.

Четверг, 5 июня

Снова позвонил Эдне и сообщил о вчерашнем разговоре. Эдна сказала, что
Бостон надо податься в клоуны. Это многое объясняет. Еще Эдна посоветовала
мне проявить упорство и добиться разговора лично с Бриком.
Дикар узнал о том, что на кухне поселился Хамфри, и приказал вышвырнуть
бедного диссидента. Большой Алан предупредил его, что санитарная инспекция
замышляет ночной рейд по Сохо.
Малькольм посетовал, что пребывает в полном смятении.
- Никто никогда ко мне близко не подходил, и я никого никогда не
трогал. Но Хамфри так нравится сидеть у меня на коленях.
Малькольм интересен Хамфри только потому, что является источником
ежечасной кормежки. Я чуть так и не сказал, но вовремя одернул себя.

Пятница, 6 июня

У Хамфри появилась новая собственность: ванночка для "его дел". У меня
в обиталище.

Суббота, 7 июня

Позвонил Брику и снова напоролся на Бостон. Решил отыскать к ней подход
и спросил, действительно ли ей дали имя Бостон при крещении. Она немедленно
впала в ярость.
- Думаете, я христианка? Жалкий англичашка! Думаете, мои мамаша и
папаша стояли у купели в какой-то Ј: протестантской церкви на Среднем Западе
и крестили меня в христианской общине? Думаете, это кошерный вопрос, а?
Я попросил прощения - на случай, если я ее обидел. Хотя, честно говоря,
дорогой Дневник, понятия не имею, за что мне было извиняться.
Поговорив так, я снова попросил связать меня с Бриком, а Бостон снова
перевела меня в режим ожидания. Теперь я знаю все слова из "Порги и Бесс".
Могу давать сольные концерты.

Воскресенье, 8 июня

Сегодня позвонил Уильям. Спрашивал, когда я приеду. Я ответил, что не
знаю (это чистая правда: мне предстоят переговоры с "Румяной корочкой").
Малыш лепетал о ком-то или о чем-то по имени Барни (45) и внезапно повесил
трубку, прежде чем я успел нормально попрощаться. После звонка меня примерно
полчаса грызло чувство вины.
По всей видимости, Дикар и Ким примирились. Узнал об этом из "Санди
таймс". Лично я очень рад: Ким - единственная в ресторане, кто разбирается в
складской программе на компьютере. Возможно, я скоро получу морковь, о
которой спрашивал несколько дней назад.

Среда, 11 июня

Дико неудачный день. В двадцать три ноль-ноль заявилась санитарная
инспекция. Худшего времени и придумать нельзя. Малькольм похитил кота из
моего обиталища и баюкал его рядом с кладовкой, где хранятся сушеные
продукты. Луиджи, черт бы его побрал, сидел на сушке и плескал ногами в
раковине.
Дикар с Ким были пьяны в дым и решили, будто санитарные инспекторы
мистер Восс (тощий и бледный) и мистер Сайкс (тощий и загорелый) -
переодетые представители шоу-бизнеса.
Термин "прочесывание" не способен передать той скрупулезной дотошности,
с какой Восс и Сайкс осматривали кухню. Наконец, примерно в 2.30 ночи, они
убрались - обнаружив сто двадцать нарушений санитарных норм. В том числе
следы грибка в раковине.
Ресторан закрыли до того момента, пока не предпримут меры, оговоренные
в санитарном предписании.
Слава богу, у меня в запасе имеется "Румяная корочка".

Четверг, 12 июня

В окне "Черни" новое объявление.

Закрыто МИ-5 по указанию комиссара Блэра ввиду того, что ресторан
"Чернь" был оплотом борьбы за свободу личности.

Подпись - почтенный П. Дикар

Пятница, 13 июня

Большой Алан предложили Малькольму работу: подметать блестки и перья в
гардеробной его ночного клуба. Бесплатное питание, 5 фунтов в час, доставка
домой на мини-такси. Малькольм сказал, что ему надо подумать. Почему?
Луиджи изводится чувством вины, и у него на то есть все основания. Его
ноги повинны в семнадцати нарушениях санитарных норм.
В понедельник записываю три первые передачи.

Суббота, 14 июня

Мою тетю Сьюзен удостоили престижной награды "Надзиратель года". Ее
вручил министр внутренних дел Джек Стро. Тетя Сьюзен сказала маме, что, по
словам мистера Стро, он намерен провести расследования по поводу лесбиянства
в тюрьмах.
- Среди персонала или заключенных? - уточнила тетя Сьюзен у министра.
При этом вопросе мистер Стро покраснел и перевел разговор на более
безопасную тему: о вреде садовых слизней.
Позвонил Найджер и спросил, нельзя ли ему в выходные переночевать на
моем диванчике. Говорит, что едет в Лондон проконсультироваться в компании
под названием "Публичность". Эта компания специализируется на советах
гомосексуалистам, как мужчинам, так и женщинам, как сообщить родителям о
том, что они гомосексуалисты. (Не о том, что родители гомосексуалисты,
разумеется. Если бы родители были гомосексуалистами, они бы об этом
наверняка знали. Хотя, наверное, можно быть гомосексуалистом и не знать об
этом. В таком случае, не гомосексуалист ли я? Ведь многие годы я был
поклонником Джуди Гарланд. Ответил Найджелу, что разрешаю ему спать на
диване (или диванчике, как он его называет), но предупредил, что дизайн
моего обиталища несет на себе элементы чулана. Найджел сказал, что ему
плевать, лишь бы в моем чулане нашлась свободная полка для его средств по
уходу за шелушащейся кожей.

Воскресенье, 15 июня

Найджела весь день не будет, консультируется в "Публичности". Я сказал
ему, что моя тетя Сьюзен (см. выше) следующим образом проинформировала моих
дедушку и бабушку о своей сексуальной ориентации: "Я лесбиянка, хотите
кушайте, хотите давитесь".
- На все и ушло-то каких-то пять секунд, не считая воплей, - сказал я.
Найджел содрогнулся:
- Без анестезии, какая отчаянная.
Словно тете Сьюзен что-то ампутировали.
Днем и ночью меня окружает секс-индустрия Сохо и личности, жизнь
которых подчинена разврату. А сам я непорочен, как морской конек. По-моему,
Джастина ко мне "подкатывается". Вчера столкнулся с ней в кафе "Италия", и
она покормила меня с ложечки пенкой от своего капуччино. Сказала, до нее
дошли слухи, будто Дикар и Ким продают "Чернь" и собираются открыть
кислородный бар, в котором будут "втюхивать" свежий воздух всяким маньякам,
свихнувшимся на здоровье. Да это заведение через несколько дней взлетит на
воздух. Дикар повсюду оставляет дымящиеся окурки.
Найджел подстриг меня, готовил к завтрашней съемке.
- Я не позволю тебе появиться на экране, похожим на принцессу Диану,
нажравшейся тестостерона, - сказал он.
Только он приступил к стрижке, как над моей головой раздался свистящий
вздох. Я понял, что Найджел заметил пятачок поредевших волос (мою лысину).
Попросил измерить ее с помощью устройства, которым оснащен мой швейцарский
армейский нож.
Найджел сказал, что лысина имеет один дюйм в окружности. Однако мы
сошлись во мнении, что пора мне пользоваться сильным спреем для волос и
укладывать волосы в юго-западном направлении. Тогда о моем секрете никто не
узнает.
Найджел вернулся в Лестер - рассказывать родителям и фирме "Некст" о
своем любовнике Норберте.
Дикар известил меня, чтобы я освободил обиталище. Но я съеду не раньше,
чем дойду до верховного суда. Хотя должен признаться, перспектива
возвращения в Лестер кажется мне все более и более привлекательной.

Понедельник, 16 июня

Встал в пять, съел рыбу, опорожнил кошачью ванночку, побрился, оделся,
сел на метро в Шордитч. Приехал на час раньше, "Румяная корочка" закрыта.
Купить чашку чая негде. Улицы забиты безумными мужчинами и женщинами.
Прогулялся. В костюме-тройке и пальто чувствовал, что слишком бросаюсь в
глаза. Надеялся, меня не загребут за то, что таскаю в хозяйственной сумке из
магазина "Некст" свиную башку.
Белинда, Зиппо и гримерша, которую зовут Зо, прибыли на черном такси в
7 утра. Потрясенно вытаращились на меня.
- Мы выслали за вами лимузин, - сказала Белинда.
Выглядела она весьма раздраженной. Принялась названивать по мобильнику
шоферу лимузина.
- Да, понимаю, но этот болван уже здесь, - услышал я ее слова.

Позже
Зо разглядывает мои волосы.
- Кто вас в последний раз стриг? - осведомляется она. - Криворукий друг
тупыми ножницами?
Я отвечаю:
- Да.
А потом спрашиваю, как она узнала. Зо закатывает глаза и щелкает
ножницами. Прическа моя становится похожей на прическу Гитлера. Говорю, что
мне не нравится стрижка а-ля Гитлер.
Зо орет во все горло:
- Зиппо, так его стричь под 40-е годы?
Зиппо, Белинда и Зо совещаются над моей головой. Видимо, стрижка должна
соответствовать теме потрохов. Военные годы и т. п.
Достало меня писать в стиле Бриджет Джонс, поэтому возвращаюсь к своей
естественной свободной манере.
- Вот потому-то я выбрала Гитлера, - сказала Зо.
Выяснилось, что она весьма несведуща в политической истории двадцатого
века. Я указал ей, что Гитлер был чудовищем, ответственным за развязывание
Второй Мировой войны.
- Я не проходила курс истории, - ответила Зо в свое оправдание. -
Отказалась от него в пользу экологии.
Для Зо и многих других из ее поколения Гитлер - это просто Старый
Приколист.
Мы остановились, что моя телевизионная стрижка будет в стиле "бомба".
Как выразилась Зо, "типа снесло волосы на затылке и висках". Она
предупредила, что макушка у меня начинает лысеть, и посоветовала
американский спрей под названием "Фальшивый волос", который остается на коже
головы и создает впечатление настоящих волос. Спрей можно купить в
телемагазине кабельного телевидения. Зо пояснила, что он бывает семи цветов,
"в том числе и вашего цвета - мышиный с примесью седины". Я уточнил (весьма
невозмутимо, учитывая, что мое сердце практически остановилось):
- Что, уже седею?
Вопрос в стиле Джерри Сайнфелда (46).
- Седой волос составляет лишь 2,5 процента, - ответила Зо, - но если вы
ходите его скрыть, есть средство под названием:
Я не верил своим ушам, дорогой Дневник. Это было одно из тех мгновений.
Меня пронзило острейшее ощущение собственной смертности. Я стремительно
соскальзывал к гибели фолликулов, к разрушению тканей, к отвердению одних
артерий и сужению других. Скоро, совсем скоро я снова начну разговаривать
дребезжащим подростковым голосом.
Я достиг пика своей жизни, не заметив этого и не получив никакого
удовольствия. Всего несколько десятилетий отделяют меня от того момента,
когда я стану не способен стричь ногти на ногах. Могу ли я доверять мистеру
Блэру? Станет ли Национальная служба здравоохранения выдавать бесплатно
взрослые памперсы, если они мне понадобятся? В течение наносекунды мысли эти
пронеслись в моем мозгу. В настоящее меня вернула Зо - просьбой захлопнуть
рот, пока она наносит сверхстойкий крем на мое лицо, покрытое "прыщами и
шрамами".
Тем временем в фальш-кухне, сооруженной в углу студии, уже настроили
свет. Меня представили моему "соведущему", индийцу, которого звали Дэв
Сингх. У него были густые блестящие волосы, большие карие глаза и ресницы,
как черные пальмы. А зубы! А губы!
- Я две ночи глаз не сомкнул, - прошептал Дэв. - Так боюсь, так боюсь.
Признался, что тоже немного волнуюсь.
- О, спасибо, спасибо, что поделились со мной.
Дэв сообщил, что он вегетарианец и приготовление потрохов вызывает у
него дикую тошноту. Тут вмешалась Белинда:
- Дэв, ты здесь только для вида. Мы совсем не требуем, чтобы ты касался
этой мерзости.
Я спросил Белинду, в чем конкретно заключается роль Дэва, и указал, что
меня не предупреждали о соведущем.
- Ну да, просто мы еще раз посмотрели "пилота" и подумали, что надо
добавить "оживляжа", - сказала она.
По счастью, Кэт тоже присутствовала на съемках. Она уже приготовила
ингредиенты и разложила их по небольшим мискам. Я переоделся во все белое, а
Дэв переоделся в красную шелковую рубаху и обтягивающие "ливайсы", и мы
принялись неловко репетировать, имитируя движения поваров. Под конец
репетиции Зиппо сказал:
- Кэт, подыщи нам каких-нибудь овощей и фруктов погрязнее, я тут
кое-что придумал.
Через пять минут Кэт вернулась с пакетом, набитом морковкой, огурцами и
дыньками, и вывалила все это на разделочный стол.
- Попробуй что-нибудь из этого сотворить, Дэв, - велел Зиппо. - Пять
минут на репетицию, потом снимаем.
Дэв поманипулировал неприличными фруктами и овощами, словно фокусник,
репетирующий трюк, затем поднял взгляд и сказал:
- Ну, я кончил, о чем можно судить по пятну на моих брюках.
Все в студии засмеялись, кроме меня, Кэт и Зиппо, который говорил по
телефону с Лос-Анджелесом, споря о стоимости парика для только что
проснувшегося Берта Рейнольдса.
В моей жизни бывали мгновения и похуже (никогда мне не забыть того
ужаса, который я испытал, сидя в медпункте с моделью самолета, приклеившейся
к моему носу посредством суперклея), но когда тебя затмевает какой-то Дэв со
своими двусмысленными шутками - это немногим лучше. Меня отлимузинили домой,
и там я погрузился в пучину омерзения к самому себе. Уже много недель я не
брал в руки перо, не написал ни единого художественного или поэтического
слова.
Я продал душу за чечевичную похлебку.

Четверг, 19 июня

Сегодня вечером Джастина спросила меня, не голубой ли я! Это все
Пандора виновата! Я страстно влюблен в нее с тринадцати с половиной лет и не
способен отдаваться эмоционально (и сексуально) другой женщине.

Пятница, 20 июня

Позвонил Зиппо и сказал, что смонтировал первые три передачи. Участие
Дэва Сингха свели к абсолютному минимуму. Гротескное шоу с участием огурца и
свиных ушей вырезано полностью.
Зиппо поведал мне, что они "подумывают о том, чтобы отказаться от
Дэва". Я заметил, что, по моему мнению, это стало бы весьма мудрым решением.
Зиппо попросил прислать по факсу список ингредиентов, необходимых для
понедельничной записи. Я отправил три рецепта: пирог с гусиными потрохами,
запеченое бычье сердце и экономичный суп для бедняков. Я уже собирался
спросить, не желает ли Зиппо снять мой "Белый фургон", но он быстро сказал:
- Надо идти. На второй линии агент Голди Хоуп. Настаивает на равной
цене париков.

Понедельник, 23 июня

Позвонила Пандора.
- Если прорежутся типы из "Новостей мира", отвечай: "Без комментариев".
В детали она вдаваться не стала. Просьба ее звучала зловеще. Мы
поболтали о романе наших родителей, прибегнув к шифру: А. - это моя мать, Б.
- ее отец. Пандора сказала, что В. (ее мать) позвонила вся в слезах и
сказала, что в кармане куртки Б. обнаружила обертку от шоколадки "Кит-кэт".
- Боже! - простонал я. - А. лопает этот "Кит-кэт" по две штуки в день.
Но откуда у В. такие подозрения? Почему Б. не может полакомиться "Кит-кэт"?
- Б. с 1989 года бойкотирует продукцию компании "Раунтри", - пояснила
Пандора. - Протестует против жестоких условий, в которых трудятся сборщики
какао.
- А. и Б. теряют бдительность, - резюмировал я.
Мы договорились обсудить ситуацию с А.Б.В. на следующей неделе.
Я вернулся в постель, так и не придя в себя после вчерашней телезаписи.
Не желаю больше видеть, нюхать и даже трогать потроха.
От Дэва Сингха не отказались, как же. Если на то пошло, ему позволили
окончательно распоясаться! Все в студии корчились от смеха от его жалких
кривляний - кроме меня и Кэт.
Когда он жонглировал куриными желудками и ловил их в казан, я едва не
покинул студию. Но будучи профессионалом до мозга костей, собрал волю в
кулак и сохранил самообладание. А еще я отпустил несколько литературных
афоризмом в попытке повысить интеллектуальный уровень передачи.
Демонстрируя, как сделать подливку более темной посредством чайных
пакетиков, процитировал следующий bon mot: "Женщина похожа на чайный пакетик
- только в горячей воде понимаешь, насколько она крепка". Первой этот пассаж
выдала Нэнси Рейган. Как mot пассаж не столь уж bon, но на Зиппо афоризм
произвел колоссальное впечатление. Мне так кажется.
Между передачами Зиппо названивал в Лос-Анджелес, время от времени
включая внешний динамик, чтобы мы могли послушать его маниакальные беседы о
(явно обреченной на провал) "Свеженькой любви". Натан Стаг, режиссер
"Любви", как они называют фильм промеж себя, завопил во весь голос:
- На хрен, Зиппо, нет такого парика, который поможет Берту Рейнольдсу
вытянуть на тридцать пять! Не такого парика, Ј: твою мать.
"Потрохенно хорошо" получается потрохенно плохо. Я выставлю себя на
посмешище.

Четверг, 24 июня

Не мог заснуть до четырех утра, слушая шум дождя и волнуясь по поводу
"Новостей мира". С тем же успехом мог бы волноваться из-за Олимпийских игр и
выигрыша медали. Золотой.
В 5.30 позвонил Уильям и напомнил, что 1 июля у него день рождения. Как
объяснить почти трехлетнему ребенку, чтобы он не звонил до девяти утра? Я
люблю малыша, но иногда сожалею, что "Бритиш телеком" изобрела
автоматический набор.
Хамфри два дня не видно.

Среда, 25 июня

Прочел про президента Клинтона, его голословно обвиняют в сексуальных
связях. Сексом занимаются все, кроме меня. Даже Малькольм наслаждается
плотскими отношениями с Аннеттой, женщиной, которая продает "Ивнинг
стандарт" на Стрэнде. Ходил сегодня взглянуть на нее - с противоположного
тротуара. В сравнении с ней Энн Уиддкомб выглядит как Кейт Мосс (47). Ее
затянутые в лосины бедра напоминают стволы красного дерева, между которыми
американцы проезжают на своих автомобилях. Однако лицо у нее милое, а если
ее пристойно постричь, то она станет выглядеть весьма недурно.
Я всегда знаю, когда Малькольм ночью с ней хорошо покувыркался. На
следующее утро его исцарапанные лицо и шея залеплены газетной бумагой.
Малькольм убежден, что Хамфри украли "китаезы" и сделали из него
отбивную с черной фасолью и имбирным соусом. Уверяет, что однажды в
Вулвергемптоне в 1993 году обнаружил в пакетике с китайским рагу бирку с
именем "Пушок". Малькольм отправился с этой биркой в санитарную инспекцию,
но бюрократы подняли его на смех.
- Я тогда как раз увлекался "Дятлом" (48), - признался Малькольм, когда
я спросил, как он повел себя в кабинете санитарного инспектора. - Этот
самодовольный хрен вызвал какого-то мерзавца, и меня вышвырнули.
По его злому тону мне стало понятно, что Малькольм до сих пор имеет зуб
на власти.
В два часа ночи позвонила Рози, умоляя меня вывезти ее с рок-фестиваля
в Гластонбери. Она считает, что у нее траншейная стопа (49). Земля в
Гластонбери - сплошная топь. Рози потеряла обувь и два часа стояла в очереди
к телефону. Я ее единственная надежда. Ответил, что в машине нет бензина, и
посоветовал ей положиться на собственное заботливое и бескорыстное
поколение.

Суббота, 28 июня

Сегодня в ресторан позвонил Луиджи и сказал, что несколько богатых
инвесторов выступили с предложением спасти "Чернь". Предполагается сделать
ремонт, а погреб превратят в кислородный бар! Нынешний ресторан
переоборудуют в стиле рабочих кухонь 50-х годов, обставят неказистой мебелью
того времени, а второй этаж (в том числе и моя квартира) превратятся в
закрытый клуб для курильщиков.
Луиджи сказал, что курильщики, желающие вступить в клуб, должны
принести справку от врача о том, что они не хитрые приспособленцы, а
серьезные кандидаты.
По слухам, один из инвесторов - сам Майкл Кейн. Об этом знают немногие,
и я поклялся хранить тайну. Из нынешнего персонала никого не оставят. Луиджи
помогает своему зятю мыть окна в районе парка Кадоган. Я начал подыскивать
место, где буду жить. Не хочу возвращаться на Глициниевую аллею: перерос
провинцию.

Воскресенье, 29 июня

Отель "Савой" подвергся нашествию мышей. Каждому клиенту, который
заметит мышь, предлагается бесплатная выпивка. Сегодня полтора часа сидел в
Американском баре отеля, потягивая стакан газированной воды. Уделял особое
внимание плинтусам, но грызунов не заметил. Везет как утопленнику.

Понедельник, 30 июня

Мне одиноко. Единственный, с кем я сегодня имел продолжительную беседу,
- японская туристка, остановившая меня у универмага "Теско" на рынке
Ковент-гарден (я там закупал оптом "Опал фрутс"). Японская туристка
спросила, как добраться до Торки. С радостью отправил ее прямиком на вокзал
Паддингтон, где она смогла бы купить билет до Девона. Предложил сесть в ее
черное такси и проводить, но она отказалась.
Лежа в постели, представлял японку на пляже Торки, в черном бикини, но
ничего не вышло. Даже пенис меня разлюбил. Может, я унаследовал от отца
половое бессилие вкупе с плешивостью? Может, пора снова посетить доктора Нг?
Если сегодня позвоню, то недели через три попаду на прием.

7 часов вечера.
Иду на прием к доктору Нг 17 июля в 10.10 утра. Хорошо еще, что ни один
из моих разнообразных недугов не представляет угрозы для жизни.
Сегодня губернатор Гонконга Крис Паттен и принц Чарльз вернули Гонконг
коммунистическому Китаю. Предсказывают, что к завтрашнему утру Гонконг
подвергнется нападению китайских мародеров, алчущих джинсов "ливайс" и
плееров "Сони". Гонконг будет объят пламенем. Вопрос: Почему Крист Паттен по
столь торжественному случаю не облачился в парадную форму? Мог бы
позаимствовать что-нибудь (треуголку?). Невозможно разрушать империю в
обычном костюме - это просто неприлично.

Вторник, 1 июля

В 9 часов утра стоял у дверей магазина детской игрушки "Хэмлиз". Как
только двери открылись, поднялся на эскалаторе в отдел маскарадных костюмов
и потребовал одеяние Джереми Кларксона. Ответственное лицо по имени Кевин
усмехнулось и ответило:
- У нас костюмы только вымышленных персонажей.
Я незамедлительно указал на безвкусный костюм Робин Гуда (для детей от
четырех с половиной до восьми лет), к которому прилагались шляпа с пером,
лук и стрела на присоске. Лицо по имени Кевин заявило, что Робин Гуд -
"вымышленный персонаж", и пустилось в рассуждения о своей диссертации "Люди
и мифы Ноттингемшира шестнадцатого века", за которую оно получило степень
магистра в университете Ноттингема.
Я спросил Кевина, почему он сбывает детские маскарадные костюмы, тогда
как ему присуждена степень магистра.
- Чтобы оплатить докторантуру, - ответил он.
Кевин уже наметил тему: "Кофе: влияние на английскую литературную
жизнь, от доктора Джонсона до Мартина Эмиса".
Мое сердце колотилось в припадке свирепой зависти. Я спросил, каким
образом подобная тема поможет ему найти хорошо оплачиваемую и достойную
работу. Перебирая коробки со Спящей красавицей, Кевин сказал:
- Ну, например, меня возьмет на работу "Нескафе".
Я купил костюм Робин Гуда. Уильям должен гордиться наследием Восточного
Мидландса.

Эшби-де-ла-Зух - третий день рождения Уильяма
Отец встал с постели, чтобы удостоить своим присутствием церемонию
Задувания свечей на торте, которая является важнейшей частью английской
культуры. Уильям старался изо всех сил, но не сумел задуть свечи за один
раз. Потребовались пять его слабеньких попыток и моя незаметная помощь,
чтобы загасить крошечные язычки пламени. А все мама виновата. Уильям у нее
под каблуком. Мальчика надо закалять. Ему предстоит жить в мире, полном
опасностей.
Жожо прислала в подарок шелковую хламиду - традиционное одеяние народа
йоруба. Уильям предпочел его костюму Робин Гуда и отказался снимать, когда
пришло время спать.
Мама сказала, что подумывает вчинить иск компании "Империал тобакко" на
миллион фунтов. Она винит табакопроизводителей в своей никотиновой
зависимости, надрывном кашле и морщинах.

Четверг, 3 июля

Сегодня в газете сообщили, что обнаружили японку, которая бродила по
Торки в "состоянии отчаяния". Она направлялась в Турцию, но некий лондонец,
который не смог разобрать ее английский, отправил несчастную женщину в
Девон.
Совпадение!

Пятница, 4 июля

В баре "Италия"
Два американца празднуют День Независимости, заказав кофе с кофеином.
Но я-то вижу, что они пьют кофе с таким видом, словно это жидкий
нитроглицерин.

Суббота, 5 июля

Сегодня Дикар воспользовался своим ключом и проник в мое обиталище. Его
сопровождал архитектор, облаченный в нечто, весьма смахивающее на халат
дантиста, хотя, скорее всего, этот предмет гардероба считается рубашкой. Они
входили в спальню и выходили из нее с таким видом, будто в комнате никого не
было, хотя на самом деле я лежал в постели. Моя легкая депрессия тут же
превратилась в истинное страдание. Когда они ушли, я чуть не заплакал.
Дождь льет не переставая.

Воскресенье, 6 июля

Я должен выбраться из постели и найти себе жилье. Дикар привел сегодня
трех строителей, чтобы составить смету. Лица этих людей лишены не только
благородства, но и элементарной честности.
Дождь все льет.

Понедельник, 7 июля

Позвонил Найджел и сказал, что его мать плохо восприняла новость о
гомосексуальных пристрастиях сына. Она все еще ничего не желает слышать о
Норберте и убеждена, что Найджел превратится в гетеросексуала, как только
встретит порядочную девушку. Отец пробормотал что-то по поводу "возни в душе
в Каттерике" и ретировался в свой сарай.

Среда, 9 июля

Ко мне заглянул Малькольм - проверить, не вернулся ли Хамфри. Пришлось
сказать, что я не видел кота несколько дней.
- От такого дождя он, наверное, утонул, - пошутил я.
К вящему моему ужасу Малькольм зарыдал. Конечно, я знаю, что в конце
девяностых годов мужчинам разрешено плакать на публике и открыто
демонстрировать свои слабости, но мужские слезы на публике по-прежнему мне
кажутся неуместными. Пришлось побороть искушение сказать, чтобы он взял себя
в руки. Дал Малькольму 20 фунтов и посоветовал купить тамагочи.

2 часа ночи.
Только что вспомнил, что Малькольм не сможет прочесть инструкцию, как
ухаживать за тамагочи. Наверное, тот уже умер.

Четверг, 10 июля

Пандора подверглась нападкам прессы за "экологические преступления" - в
интервью журналу "Чат" она призналась, что пользуется "Шанель ?5", и зеленые
тут же рухнули на нее, как срубленный дуб. По-видимому, в "Шанель ?5"
содержится масло какого-то редкого и экзотического дерева, произрастающего в
гибнущих амазонских лесах. Позвонил Эдне, чтобы выразить сочувствие и
поддержку. Эдна сказал, что Аластер Кэмпбелл (50) велел Пандоре мчаться в
свой округ и срочно посадить несколько деревьев. Желательно английских
дубов. В воскресенье в 10.30 утра прессу пригласили к воротам ореховой
фабрики в Эшби-де-ла-Зух. Надо бы туда поехать, мне нужно срочно
переговорить с Пандорой.
Сегодня на Тоттенхэм-Корт-роуд купил электронную записную книжку. Всю
ночь впечатывал в нее личные данные. Пора рационализировать свои дела
посредством современных технологий. Эту штука может делать поразительные
вещи и при этом настолько мала, что помещается в кармане пижамы.

Пятница, 11 июля

По телевидению и радио выступила Харриет Харман, секретарь Службы
социального обеспечения - пыталась разъяснить новую схему социальных выплат.
Несколько раз назвала эту акцию "крестовым походом" правительства. Надо
сказать, миссис Харман выглядит настоящей фанатичкой, к тому же дико
раздраженной. Ей надо срочно отпустить челку, перестать носить мешковатые
кофты и купить подтягивающий бюстгальтер. Кроме того, она должна прекратить
ныть по поводу сексизма в политике. Весьма надоедливая черта.

Воскресенье, 13 июля

В 10 часов утра я стоял у ворот ореховой фабрики - вместе с фотографом
из "Лестер меркьюри" и еще одним фотографом из "Индепендент", который
заявил, что Пандора - это принцесса Ди всех интеллектуалов.
За небольшой толпой окрестных жителей присматривали восемь полисменов,
сидевших в своих патрульных машинах.
В небе над соседним мыловаренным заводом появился вертолет, немного
повисел в воздухе, затем приземлился на территории ореховой фабрики. Из
вертолета выпрыгнула Пандора в костюме цвета хаки с лейблом от Роэна. В
руках она держала сверкающую лопату из нержавеющей стали. Ни одна женщина не
смотрелась бы так классно в рабочей одежде.
Следом за Пандорой из вертолета выбралась ее свита, замыкал процессию
неряшливый тип в засаленной куртке и мятых штанах. Звали его Чарли Уилан. Он
запалил сигарету и спросил:
- А где остальная Ј: пресса?
- Торчат у Кенсингтонского дворца, - ответил фотограф из "Индепендент".
- У принцессы Дианы новый хахаль, какой-то араб.
- Чарли, а где деревья, которые я должна посадить? - поинтересовалась
Пандора.
Чарли ткнул проникотиненным пальцем себе в лоб и воскликнул:
- Забыл сунуть это дерьмо в вертолет.
Я воспользовался моментом и снял бейсболку и темные очки, чтобы Пандора
меня узнала. От восторга она не подпрыгнула.
- Адриан! Опять! Ты меня преследуешь?
Я заверил, что просто проходил мимо, направляясь к своему сыну Уильяму.
И пригласил Пандору со свитой на воскресный обед к моей матери.
- А что, я не прочь жевануть кусок говядины и йоркширский пудинг, -
ухмыльнулся Чарли.
Они согласились прийти, но поставили условие - я должен раздобыть для
них деревья. Повез их в садовый центр к Бобу Перкинсу.
Пресса последовала за нами. Пандора сфотографировалась с пресловутым
Бобом Перкинсом, оба изображали, будто млеют над каким-то заплесневелыми
побегами, прилипшими к стенам промышленной теплицы.
Репортер из "Лестер меркьюри" поинтересовался у Пандоры, привержена ли
она зеленому делу. Выяснилось: она за полную переработку отходов, чистый
воздух и планы властей Лестершира посадить Новый Лес, и она категорически
против загрязнения воздуха, отравления рек и "расточительного расходования
электричества и газа".
Пока шло интервью, я заглянул в теплицу, забитую висячими корзинами, и
позвонил по мобильнику маме, которая еще не знала, что я уже приехал. Когда
я упомянул, что пригласил на воскресный обед трех гостей, она громко
завопила в трубку. Поначалу мама ничего не говорила, просто вопила. Затем
она, наконец, выкрикнула связное:
- У меня тут жалкая баранья кость, которой едва хватит мне, твоему
отцу, Рози и Уильяму, у меня закончились бульонные кубики, а консервная
банка с йоркширским пудингом вздулась. Веди их в ресторан, Адриан!
- Живи мы в Аравии, ты бы подала столь почетным гостям собственные
глаза.
Мама совершенно излишне заметила, что мы не в Аравии, а в
Эшби-де-ла-Зух, и вообще, почему бы Пандоре не навестить своих родителей,
которые живут всего за углом от питомника Боба Перкинса?
- Я знаю, что они дома, потому что сегодня утром столкнулась с Иваном,
когда выгуливала Нового Пса.
Я демонстративно захохотал и отключил телефон. Отменять приглашение на
воскресный обед грозило социальной неловкостью.
- А я уже губы раскатал на йоркширский пудинг, - простонал Чарли. - У
меня слюнки текут.
Я спросил Пандору, способны ли ее родители на скорую руку состряпать
традиционное английское жаркое, она рассмеялась:
- А. и В. много лет не притрагиваются к мясу. По воскресеньям их
основное блюдо - яичница на тосте и "Охотники за древностями" (51).
Боб Перкинс предложил обсадить ореховую фабрику деревьями C. Leylandii.
После того, как Пандору сфотографировали, как она втыкает в землю C.
Leylandii, мы отправились в "Макдоналдс" на объездной дороге. Публику там
составляли разведенные папаши, которые отрабатывали свой день посещений,
отчаянно пытаясь управиться с чадами.
Пандоре то и дело докучали избиратели. К филе-о-фиш она так и не
притронулась.
Пожилой тип в свитере для игры в гольф пожаловался, что фонарь за окном
его спальни мигает и не дает уснуть. Какой-то индиец сообщил, что ему негде
парковать машину. А одна сумасшедшая заявила, что ее тошнит от Пандоры,
потому что та не отдала последний долг актеру Джеймсу Стюарту, который, по
ее словам, скончался 2 июля.
Когда мы уходили, какой-то мужик в бежевом пальто, припадая на трость,
подковылял к Пандоре, и поведал душераздирающую историю о злобном соседе,
который пять лет назад посадил вдоль забора C. Leylandii.
- Вымахали до пяти метров, - пожаловался мужик, - и закрывают солнечный
свет.
Пандора занесла его имя и адрес в электронный органайзер и пообещала
что-нибудь придумать.
Небольшая толпа школьников на велосипедах ждала, когда взлетит
вертолет; соотношение между полицейскими и детьми было один к двум. Я
смотрел на вертолет до тех пор, пока он не превратился в крошечную точку на
темнеющем небе. Потом долго сидел в машине, прежде чем отправиться к сыну на
Глициниевую аллею.

Понедельник, 14 июля

Купил сегодня "Индепендент". На первой полосе фотография Пандоры. Если
присмотреться внимательней, на заднем плане можно разглядеть кончик моего
носа. Решил отложить решение относительно принятия решения, пока не
почувствую себя решительно лучше. Мое душевное состояние очень нестабильно.
Сегодня издатель из Осаки, Япония, возвратил рукопись моего романа
"Гляди-ка! Плоские курганы моей родины". Написал, что книга "подражательна",
но не сказал чему. Возможно, мне стоило сменить название на более
запоминающееся, в стиле "На игле". После долгих размышлений остановился на
"На птице".

Вторник, 15 июля

Сегодня выбрался из обиталища, чтобы сходить в магазин и купить "Опал
фрутс". Затем поспешил обратно и упаковал "На птице" - пожалуй, отправлю
рукопись в Исландию, которая, насколько я слышал, переживает культурный
ренессанс. Позвонил в Рейкьявик издателю, воспользовавшись телефоном в
ресторане. Ответила женщина на языке, совершенно чуждым моему уху: полагаю,
на исландском. Боюсь, пока эти островитяне не введут у себя английский язык,
они будут страдать изолированностью от остального мира.

Среда, 16 июля

Чем мне заниматься оставшуюся жизнь? Как заработаю себе на хлеб
насущный, если мое сотрудничество с "Румяной корочкой" подходит к концу?
Могу ли я считать себя официально расставшимся с женой? Как долго человек
может обходиться без опорожнения кишечника? Сколько у меня денег в банке?
Предложит ли Дикар мне работу в одном из своих новых предприятий? Сколько
пройдет времени, прежде чем я окончательно облысею? Кстати, успеют ли
вовремя достроить купол в Гринвиче? Как мистер Мандельсон может жить в такой
тревоге? (52)

Четверг, 17 июля

Доктор Нг сказал, что чувство тревоги и незащищенности - здоровая
реакция организма на безумный мир. Посоветовал мне начать откладывать на
пенсию. Итак, Национальная служба здравоохранения докатилась до таких
советов.
Полтора часа силился освободить кишечник. Кто-то звонил в дверь, но не
оставил записки. На будущее всегда буду держать в туалете книгу. Полтора
часа наедине с собственными мыслями - это невыносимо. Особенно болезненно
воспоминание о "дерьмовой" рецензии А. А. Гилла.
Позвонила Белинда и сказала, что канал "Милленниум" наконец выделил нам
время. В среду, 10.30 утра. Я был горько разочарован и указал ей, что в этот
час показывают Ричарда и Джуди (53).
- Поверьте, Адриан, если дело дойдет до войны рейтингов, они не устоят.

Пятница, 18 июля

Тщетно искал в исправно работающей записной книжке свой бухгалтерский
баланс. По непонятной причине органайзер отказался поделиться информацией.
Пришлось идти за новой батарейкой в магазин электротоваров на
Олд-Комптон-стрит. Услужливый продавец сказал, что его органайзер отказался
выдать список, кому посылать рождественские открытки. Он принялся описывать,
какая затем последовала семейная ссора, но я слушал вполуха. Заметив, как из
кондитерской "Валери" выходит Джастина, я быстро расплатился с любезным
торговцем и кинулся вдогонку за ней. Джастина взяла меня под руку, и мы
направились в направлении Уордор-стрит. Дает ли она мне понять, что хочет
заниматься со мной сексом? Или просто нуждается в моей поддержке? (На ней
были туфли на платформе в шесть дюймов.) Женщин в наши дни не разберешь.
Коллега Джастины обучает Малькольма грамотности в перерывах между
работой. Мы договорились встретиться в четверг и сходить в японский
ресторанчик.

Суббота, 19 июля

Загадочный человек, звонивший в четверг в мою дверь, оказался
Малькольмом. Он жаждал известий о Хамфри. Я спросил, почему он не оставил
записки.
- Я могу написать только "Кот сидит на коленях"! - сказал Малькольм.

Воскресенье, 20 июля

Большую часть дня провел за изучением журнала "Лут" в поисках
приемлемого жилья в районе Сохо. Какой-то шутник простит 500 фунтов в неделю
за чулан для белья (плюс доступ на пожарную лестницу), на Поланд-стрит, без
удобств. Пора мне определить свое нынешнее финансовое положение.
Позвонил в телефонный банк, назвал код (9999) и пароль (Ярмут).
Служащая банка, женщина с приятным голосом по имени Мерилин, пришла в ужас
оттого, что я раскрыл свой пароль. Она собиралась спросить вторую букву
пароля. И если бы я ответил правильно, она сообщила бы мне баланс моего
Высокодоходного "до востребования".
- А так, - вздохнула она, - вам придется пройти всю процедуру заново. С
этого момента все ваши прежние коды недействительны.
Я упрашивал и умолял Мерилин посвятить меня в тайну моего собственного
счета, но она упорно твердила:
- Компьютер уже закрыл счет. Новое заявление я пришлю вам по почте.
- Где именно мои деньги, Мерилин? - вопрошал я. - В хранилище или
где-то еще?
Мерилин отвечала:
- Ваши деньги как таковые не существуют. Ваши деньги, мистер Моул, -
это абстракция, которая носится в воздухе между финансовыми институтами,
находится во власти инфляции и процентных ставок, зависит от состояния
мировой экономики.
Тут она опомнилась и извинилась за то, что показала человеческое лицо.
Воистину, то была речь камикадзе - Мерилин заранее сообщила, что наш
разговор записывается.
Я попытался продлить разговор, но Мерилин, которая призналась, что ей
сорок четыре, темные волосы, трое детей и муж, сказала:
- Меня ждут другие клиенты, мистер Моул.

Понедельник, 21 июля

Не могу вспомнить, когда в последний раз ощущал тепло обнаженного тела.

3 часа ночи.
Вспомнил. В прошлое воскресенье. Новый Пес сидел у меня на коленях,
когда я читал Уильяму сказки братьев Гримм.

4 часа ночи.
Не могу заснуть от мысли, что Джастина явится в японский ресторанчик в
образе дешевой шлюхи. Знаю, что одежда у нее дорогая, но она носит ее так,
что создается впечатление, будто это тряпки каталога газеты "Новости мира".

Вторник, 22 июля

Вышло, как я и боялся. В ресторане не смог расслабиться. Мы
беспросветно не сочетались друг с другом. На Джастине был облегающий красный
костюм от Версаче (надела в память о покойном), а на мне - солидный серый
ансамбль из магазина "Некст". Я прекрасно знаю, как управляться с суши,
темпурой и палочками; Джастину бросило в дрожь от вида сырой рыбы, и она
попросила у сурового официанта нож и вилку. Джастина - весьма умная девушка,
но после школы она не прочла ни одной книги. Мы поговорили о Чери Блэр,
которая перед саммитом в Денвере потратила 2000 фунтов, чтобы доставить
самолетом своего парикмахера Андре Люара. И пришли к единому мнению, что это
очень по-американски.
- Немного похоже на то, как Элвису Пресли доставляли самолетом из
Мемфиса в Лос-Анджелес его любимые чизбургеры, ты не находишь? - спросила
Джастина.
- Власть развращает, но абсолютная власть развращает абсолютно, -
ответил я.
Джастина вздохнула:
- Ты такой умный, Адриан. В компании с тобой становишься образованней.

Среда, 23 июля

Получил бланк заявления от моего телефонного банка. Выбрал счет
"Быстрые деньги". В качестве кода выбрал 1111, в качестве пароля - "Кромер".
Зачем, зачем в 1995 году я изъял все деньги из Строительного общества?
Тогда, чтобы узнать баланс, достаточно было позвонить мистеру Льюишаму. Он
даже интересовался, как продвигаются дела с "Гляди-ка!" Наверное, я разбил
его сердце, когда изъял 2709 фунтов 26 пенсов из общества "Маркет Харборо".

Пятница, 25 июля

Должно быть, принцесса Диана тратит огромные средства на химическую
чистку одежды. В последнее время она постоянно появляется в белом, явно
намекая на образ девственницы или святой. Если бы я руководил химчистками
"Скетчли", то непременно предложил бы спонсировать ее благотворительную
деятельность. Человеку по имени Мохаммед принцесса Диана пообещала купить
искусственную ногу.

Суббота, 26 июля

Позвонил сегодня в банк проверить свой баланс. Мне ответил
сверхчеловеческий голос и попросил подождать, поскольку "все линии заняты".
Четыре минуты слушал "Времена года" Вивальди, потом раздраженно повесил
трубку.
Позвонил в Первую страховую компанию, чтобы попросить бланк заявления -
какой-то урод украл трехколесный велосипед Уильяма, пока мы с мамой покупали
газеты. Ответил робот и попросил подождать. Затем робот сообщил, что мой
звонок представляет "огромную важность" для Первой страховой компании. Затем
робот сообщил, что я тринадцатый в очереди. Все это время Крис де Бург
гундосил "Леди в красном": эту песню я всегда глубоко ненавидел. Грохнул
трубку на рычаг. Что случилось с английскими телефонистками? На них что, мор
напал? С каких это пор телефонные трубки во власти бездушных роботов?

Понедельник, 28 июля

Позвонила Джастина и спросила, почему я пропал. Вряд ли я в силах был
сказать ей правду - что предпочитаю, чтобы она надевала практичные изделия
из универмага "Маркс и Спенсер", когда мы появляемся с ней на публике.
Вместо этого я информировал ее, что тружусь над сценарием телевизионного
сериала "Белый фургон". Джастина попросила меня похлопотать о роли для нее,
если сериал запустят в производство. Судя по всему, у нее имеется
удостоверение от актерского профсоюза, хотя с какой стати профсоюз выдал
драгоценное удостоверение девушке, которая участвует в эротической битве с
боа констриктором - для меня полная загадка. И как в этом свете профсоюзу
надлежит поступать с плоскогрудой мышкой из театрального училища, которая
мечтает сыграть Ибсена?

Вторник, 29 июля

В 7 часов утра в мое обиталище ворвался Дикар и приказал выметаться.
- Когда? - уточнил я.
- У тебя есть час! - зарычал Дикар.
Тогда я сказал:
- Питер, я работал на вас с перерывами восемь лет. Мне негде преклонить
голову. Будьте милосердны.
- В восемь часов придут строители, так что уЈ: отсюда! - проорал Дикар.

Пятница, 1 августа

Квартира Джастины. Поланд-стрит
Многие мужчины позавидовали бы мне, узнай, что я провожу ночи в
фешенебельной мансарде в самом центре Лондона - причем в обществе девушки,
чье имя неоновыми огнями мерцает над входом в "театр". Так почему бы мне не
чувствовать себя счастливым?
После того как мы закупили продукты в супермаркете "Маркс и Спенсер", я
потащил Джастину в отдел женской одежды. Предложил ей примерить милый
бежевый ансамбль из шерсти (машинная стирка разрешена) и джинсы свободного
покроя. Джастина воззрилась на меня с неприкрытым ужасом.

Воскресенье, 3 августа

Подружка Джастины, которая работает в отделе сумок универмага Харродс,
проинформировала нас, что принцесса Диана собирается обручиться с Доди
Файедом, сыном миллиардера Мохаммеда аль-Файеда, владельца любимого магазина
королевы!
Тщательно изучил прессу в поисках подтверждения этого абсурда, но
ничего не нашел. Сказал Джастине, чтобы она прекратила распространять слухи.

Понедельник, 4 августа

Сегодня нас навестил Большой Алан. Особого восторга он не проявил,
увидев, что я сижу на кухне Джастины и ем пищу, которую она только что
приготовила (спагетти "паутинка" с соусом "песто").
- Джастина, ты не говорила, что живешь не одна - сказала Большой Алан.
А Джастина ответила:
- Это всего лишь Адриан. - Точно я бесчувственный евнух. - Мы спим на
разных футонах.
В расстроенных чувствах я покинул кухню, но напоследок услышал слова
Большого Алана:
- Джастина, что ты в нем нашла?
- Мне нравятся интеллектуалы. В жизни есть не только секс, Ал.
- Правда? - изумился Большой Алан.
В голосе его звучало неприкрытое удивление.

Четверг, 5 августа

Решил дать обед целомудрия. По моему глубочайшему убеждению, роль секса
весьма преувеличена. Все совершается за несколько минут и определенно не
стоит предшествующих мучений и суеты.

Дорогой Стивен Фрай (54),
меня зовут Адриан Моул. Однажды я имел честь приготовить для Вас блюдо
из требухи, которое Вы нарекли "незабываемым" (ресторан "Чернь", 15 сентября
1996 года). Вы не нанесли второй визит, чтобы пообедать или поужинать, но
это не имеет значения, ибо я по-прежнему восхищаюсь Вашей эрудицией и
остроумием.
Недавно я принял решение хранить целомудрие и весьма скоро начну
обретать известность. Не могли бы Вы, будучи целомудренной знаменитостью,
дать несколько советов, как мне успешнее справиться с поставленными
задачами. Полагаю, Вы весьма занятой человек, но уверен, Вы не откажетесь
выкроить часок из вашего плотного расписания, чтобы дать совет человеку,
который практически является Вашим doppelganger (55). Я тоже немного
интеллектуал.
С дружеским приветом, дорогой Стиви,
Ваш, Адриан Моул

PS. Был бы признателен за незамедлительный ответ.

Среда, 6 августа

По почте пришел пригласительный билет, переправленный из "Черни". На
фоне живописных потрохов начертано:
"Румяная корочка" приглашает:
Адриана Моула с гостем
на вечер, посвященный окончанию съемок передачи "Потрохенно хорошо!"
Ожидается: шикарная жратва, шампанское и Дэв Сингх.

Джастина прочла приглашение и заметила:
- А мне казалось, звезда передачи - это ты, Адриан.
- Так и есть, - ответил я. - Очевидно, типографские служащие допустили
ошибку.
Джастина спросила, не возьму ли я ее с собой в качестве гостя. Она не
была первым кандидатом, но после того как я четыре раза позвонил Пандоре и
никто не снял трубку, я проинформировал Джастину, что она может пойти со
мной.
Она дико обрадовалась, но заявила, что ей нечего надеть.
Я ухватился за эту возможность, заскочил вечером в "Маркс и Спенсер" и
купил весьма привлекательное свободное и длинное платье из
грязновато-зеленой вискозы. Преподнес платье Джастине в 3 часа ночи, когда
она вернулась с работы.
- Пожалуйста, надень его завтра на вечер по поводу окончания съемок.
Джастина недоуменно посмотрела на меня и сказала:
- Такую вещь могла бы надеть твоя мать.
Вполне понятная ошибка - она никогда не встречалась с моей матерью.

Пятница, 8 августа

Решение привести Джастину в студию "Румяной корочки" явилось ошибкой.
Она оказалась в центре внимания, как только сошла с пожарной лестницы в
своем розовом полупрозрачном платье от Версаче и светло-вишневых сандалиях
от Маноло. Все в студии посмотрели на меня с непривычным уважением. А Зиппо
прошептал:
- Я так и знал, что ты лишь прикидываешься идиотом-провинциалом,
Адриан. Господи, да это же мечта онаниста! Вывихнутое запястье! Рай под
одеялом!
Его грубые реплики всколыхнули во мне волну отвращения, о чем я его и
проинформировал. Позже, у писсуаров, Зиппо признался, что влюбился в
Джастину с первого взгляда. Я знаю, что такое случается, поскольку сам люблю
Пандору с тех пор, как впервые мой взгляд упал на нее.
- Познакомь меня с ней, - попросил Зиппо. - Пожалуйста, Адриан.
От возбуждения он брызнул мочой на замшевые туфли от Гуччи. Я не стал
указывать ему на это. К чему портить человеку праздник?
Мы присоединились к толпе новоявленных поклонников Джастины, которые
оторопело внимали ее советам по уходу за домашним питоном. Растолкав зевак,
я представил Зиппо Джастине. Он держал ее руку дольше, чем того требует
этикет.
Наконец Джастина не выдержала:
- Можно я заберу себе свою руку? Ее уже свело.
Зиппо схватил два бокала шампанского и сунул один Джастине со словами:
- Встречи с вами я ждал всю жизнь. Мы должны отметить это
знаменательное событие.
Джастину мгновенно засосало в водоворот льстивых речей Зиппо. Глаза у
Зиппо сделались бархатными, как у лабрадора, а губами он проделывал трюки в
духе Мерилин Монро.
Я осведомился, не думает ли Зиппо снять второй цикл передач, но он
пропустил мои слова мимо ушей и спросил Джастину, умеет ли она готовить.
- Вообще-то нет, - ответила она. - Я просто разогреваю готовые продукты
в микроволновке.
- "Разогрейся с Джастиной!" - вскричал Зиппо.
Я заметил, что название больше похоже на видеопособие по аэробике. И
предложил другое название "Путеводитель по кухне: искусство нажимать
кнопки".
Зиппо и прочие служащие "Румяной корочки" пришли в бешеный восторг, но
они все как один накурились дурман-травы, так что никто не вспомнит моего
гениального предложения.
Зиппо уволок Джастину в сторону, и я услышал, как они обменялись
информацией о своих знаках зодиака: он Скорпион, она Водолей (гибельное
сочетание, на мой взгляд).
Дэв Сингх появился очень поздно, да еще в сопровождении
телохранителя-сикха в тюрбане. Его тут же окружила компактная толпа
лизоблюдов, которые ловили каждую двусмысленную остроту.
"Румяная корочка" обратилась к лотерейному фонду с просьбой выделить
средства на съемку документального фильма о Дэве с постмодернистским
названием "Съемка документального фильма о Дэве". Дорогой мой Дневник, я до
сих пор подавлен этой новостью. Есть ли предел интеллектуальной тупости?
Ведь ниже падать некуда.
Компания перебралась в ресторан "Шок", что в Шордитче. Заведение было
просто забито художниками, специализирующимися на инсталляциях, и образцами
их искусства. Казалось, в ресторане абсолютно все черного цвета, в том числе
и пища: кальмары в черных чернилах, черная икра, пироги с черной смородиной
и, в довершение всего, кофе-эспрессо.
Зиппо наконец оторвался от Джастины и произнес спич о съемке
"Потрохенно хорошо!" Меня он упомянул мимоходом, зато вознес хвалу Дэву "за
его искрометный юмор, вызывающий в памяти гениального комика Нормана Уиздома
(56)".
Его слова были встречены криками и воплями - даже
художники-инсталляционисты громко гикали. Очевидно, в Шордитче Норман Уиздом
- весьма большая величина, как и страна Албания.
Зиппо спросил, не желаю ли я что-нибудь сказать. В голове моей было
пусто. Но вскоре я обнаружил, что стою и извиняюсь за свое выступление в
передаче номер четыре, когда восемнадцать раз запнулся на слове
"дезистеблишмент".
- Восемнадцать попыток - это еще что, - сказал Зиппо.
До него дошли слухи, что Ферджи, герцогиня Йоркская, снималась в
Америке в рекламе клюквенного сока, и пришлось сделать 103 дубля по причине
ее полной неспособности внятно произнести "Мне он нравится".
После этой исчерпывающей информации я почувствовал себя отмщенным.
Дэв поблагодарил "Румяную корочку" и меня за то, что позволили
совершить ему этот прорыв.
- Без Адриана у меня бы ничего не вышло. Он блестящий подыгрывающий.
Я любезно принял этот комплимент, но мое самолюбие съежилось и
выскочило во тьму шордитчской ночи. Так до сих пор и не вернулось.
Я сидел между помалкивавшей Кэт и сплетницей Белиндой, которая
рассказывала, что знает одного человека, который знает другого человека,
который работал в фильме "Колесницы в огне", где продюсером был Доди
аль-Файед. Та этот человек сказал, что с Доди не о чем разговаривать. У него
только одна страсть - собирать бейсболки. Белинда добавила, что ходят слухи,
будто Доди с Дианой собираются вместе продюсировать фильм о слоне, который
наступил на мину.
Я чуть не оплошал, ошибочно приняв одну инсталляцию за мужской туалет.
По счастью, осознал ошибку прежде, чем полностью расстегнул молнию на
брюках.

Воскресенье, 10 августа

Лестер
Увидел сегодня первую полосу "Санди миррор" и был потрясен до глубины
души. Заголовок гласил: "ПОЦЕЛУЙ". Под заголовком размытая фотография
принцессы Дианы и собирателя бейсболок Доди Файеда. Обнимаются почти нагие.
Принц Чарльз, наверное, поперхнулся своим экологически чистым тостом.
Мама с Рози долго изучали фотографии, затем велели нам с Уильямом
мчаться к лавке при автомастерской "Бритиш пертролеум" и скупить все
бульварные листки, какие там найдутся. Внутри магазина я наткнулся на
одноногого пенсионера Арчи Тейта. Он покупал на воскресный ужин корнуэльский
пирожок. Арчи увидев, что я расплачиваюсь за "Сан" и "Пипл", удивленно
вздернул брови. Я объяснил, что это для мамы с сестрою, и Арчи заметил:
- А-а, ненасытное стремление женщин к слухам и пустякам.
Я согласился с ним. Он пригласил нас с Уильямом на дневной чай. Идти к
Арчи мне не очень хотелось, точнее, меньше всего на свете мне этого
хотелось, но прежде чем я успел придумать отговорку, Уильям принял
приглашение за нас обоих. Малыш у меня не очень смышленый.
Ко времени окончания светского визита голова у меня буквально
раскалывалась. Разговор с Арчи выдался очень напряженным, он то и дело
требовал предъявить доказательства своих собственных суждений. Спросил меня,
чем я занимался в Лондоне, после того как санитарная инспекция закрыла
"Чернь". Я рассказал о телепередаче "Потрохенно хорошо!". Арчи достал
фирменный ежедневник в клетчатой обложке и под 10-м сентября записал:
"Адриан. ТВ. 10.30 утра". У него нет кабельного канала, но он знаком с
человеком, у которого есть.
Вернувшись в Лондон, я застал в жилище Джастины Зиппо собственной
персоной - развалился на футоне. Джастина разогревала в микроволновке мидий.
Они гоготали над фильмом с Норманом Уиздомом. Хромированные мобильные
телефоны лежали рядышком на плексигласовом кофейном столике из "Икеи".
Журнал "Дизайн" был открыт на статье об оцинкованных ведрах (это теперь
такие вазы).
Я почувствовал, что мне здесь не место, словно меня вдруг покрыл налет
провинциализма. Я попытался уйти, но Джастина сказала:
- Нет, Адриан, пожалуйста, останься. Мы хотим, чтобы кто-то был
свидетелем первого дня нашей любви.
Я поел по дороге, поэтому отказался от мидий. Зиппо - в промежутках
между мидиями, которыми Джастина пичкала его прямо из раковин - прочавкал,
что первую передачу "Потрохенно хорошо!" показали контрольной группе
зрителей, и она вызвала столь бурную реакцию, что, по прогнозу, рейтинг
зашкалит за миллион.
Лег спать в 11.30, отставив их продавливать футон в окружении пустых
раковин и приспособлений для курения дурман-травы.

00.10.

Только что они довели свою любовь до логического конца. Джастина
постучалась ко мне, чтобы объявить, какой Зиппо "невероятный, нежный и
чувственный любовник". Сказал, что рад за нее.
Джастина спросила, не загляну ли я к ней в спальню, чтобы заверить
Зиппо, что мы с ней никогда не были любовниками. По ее словам, Зиппо ревнив
до безумия.
Надел халат и доковылял до спальни. Переключатель ночника был выведен
на полную катушку. Рядом с кроватью пузырилась декоративная лампа
"Извержение вулкана". В террариуме шебуршал питон. Зиппо привстал, простыня
едва прикрывала его чресла. Он спросил, "спал" ли я с Джастиной. Я честно
ответил, что не вступал в половые отношение с Джастиной, поскольку дал обед
целомудрия. А также вследствие моей глубочайшей антипатии к боа
констриктору. После чего я вернулся к себе в постель.
Пора съезжать.

Понедельник, 11 августа

После того как электроника двадцать минут тянула с ответом, я выяснил,
что на моем счету лежит 3796 фунтов 26 пенсов. Слишком мало, чтобы сделать
первый взнос на покупку квартиры в Лондоне. А ведь мне нужно еще на что-то
жить до сентября, когда придут деньги от "Румяной корочки".
Переезжаю обратно в Лестер.
Мама не рада, но это мой родной дом, и я имею право жить в нем. Мама
сказала, что, по ее мнению, это право не распространяется на тридцатилетних.
Я заметил, что в английском законодательстве не существует положения,
ограничивающего право на возвращение домой блудных детей.
- Может и так, но оно должно быть! - объявила мама.

Вторник, 12 августа

Собирая вещи, испытал потрясение от новости. Робин Кук ведет тайную
жизнь! Внимательно выслушал информацию о его махинациях с черными мусорными
мешками и парковочными счетчиками, а также о любовнице, ожидающей его в
сумраке комнаты. Сколько усилий ради утоления своей похоти! Я рад, более
того, горд, что храню целомудрие.

Глициниевая аллея,
Эшби-де-ла-Зух

Среда, 13 августа

Я опять в своей прежней спальне. Стал старше, мудрее, но, к сожалению,
менее волосат. В доме царит весьма скверная атмосфера. Новый Пес выглядит
постоянно изможденным. Каждый раз, когда звонит телефон, мама хватает трубку
с таким видом, словно это звонок от похитителя, требующего выкупа.
Рози очень недовольна, что ей приходится делить комнату с Уильямом. Я
указал ей, что за свою комнату я плачу. Да, да, моя собственная мать берет с
меня 40 фунтов за кров и стол! Когда я перетаскивал в комнату свои пожитки,
вдруг понял, сколь скудное имущество скопил за четырнадцать лет трудовой
жизни.
Сделал имущественную опись.

комплект из пододеяльника и наволочки: 2.
(Один в черно-зеленых зигзагах, один в бордово-кремовых завитках)
высококачественное одеяло, набитое шерстью: 1
банные полотенца: 4
увеличивающее зеркало для бритья: 1
дорожные часы: 1
лампа-журавль + галогенная лампочка: 1
складной письменный стол пепельно-черного цвета: 1
стул с регулируемой высотой: 1
книги: 500 (приблизительно)
поддельный индийский коврик: 1
офисные стулья: 2
мини-стереоцентр "Сони": 1
компакт-диски: 27 (почти новые)
Подставка для компакт-дисков: 1
Видеодвойка (позаимствована у Зиппо): 1
Двойной тостер (на 4 куска): 1
Пепельно-черная книжная полка: 1
Кофейный столик с полочкой для журналов: 1
Ваза для фруктов: 1
Чайник (безопасный): 1
Столовый набор из "Икеи": 1
Доска для объявлений из "Икеи": 1
Подушка на пол: 1(бордовая)

Я вспомнил роскошно обставленную квартиру в Баттерси, которую мы с Жожо
делили большую часть нашей супружеской жизни. Теперь мне почти тридцать с
половиной лет, а у меня даже нет дивана, который я мог бы назвать своим
собственным. Устал я возлежать на полу, подложив под голову подушку. Сказал
об этом матери.
- Всякий, кому больше двадцати пяти, выглядит нелепым, валяясь на полу.
Отдал подушку Рози - в знак примирения, но она швырнула ее обратно со
словами:
- Бордовый - полная херня. У всяких шишек такого цвета бумажники.
Уильям отверг подушку, сказав, что она пахнет "очень фу-фу-фу".
В конечном счете я вручил подушку Новому Псу, который, кажется, с
благодарностью принял мой дар, хотя подушка и не влезает в его корзину.
Теперь бедное животное опасно балансирует на самом верху подушечного бугра и
нервно поблескивает глазами.
Закончил разбирать свои вещи. Придется научиться жить в окружении обоев
с куклой Барби, жаль только, Рози обезобразила их черным фломастером,
пририсовав всем куклам усы и волосы под мышками.

Пятница, 15 августа

Позвонила Джастина. Сказала, что у Алана есть вакансия бармена в клубе
"165". Не заинтересуюсь ли я? Я ответил, что не заинтересуюсь. Подавать
напитки консерваторам из парламента - таково мое представление об адских
муках. Я спросил, как продвигается ее истинная любовь с Зиппо. Джастина
ответила, что с истинной любовью покончено. Когда они одевались, чтобы
отправиться к его родителям в их семейный особняк неподалеку от Челтнема,
Зиппо попросил ее надеть что-нибудь более традиционное. Но Джастина заявила,
что останется верной себе. Тогда Зиппо заорал:
- Отец и без того едва жив. Если он увидит тебя в этой юбке, его хватит
сердечный удар, и он умрет.
Да, Версаче за многое несет ответственность.

Суббота, 16 августа

Рейтинг королевской семьи впервые упал ниже 50 процентов. Quelle
surprise! Помню фотографию принца Уильяма в его первый день в Итоне. На
бедняжке был зеленый спортивный жакет! Последний раз зеленый спортивный
жакет я видел на вешалке в благотворительном магазине онкологического
центра.
Принцесса Диана умотала в Афины на самолете "Гольфстрим", чтобы затем
отправиться в круиз по греческим островам со своей подружкой Розой Монктон.
Надеюсь, эйфория по поводу нового романа не ударит ей в голову, и она не
забудет о своем обещании купить искусственную ногу этому парню Мохаммеду.
Днем, захватив Уильяма, отправился с визитом к нашему члену парламента,
прием велся в кабинете поликлиники. Там стояла очередь из десяти человек, в
основном мужчин. Разумеется, все они явились с разными пустяковыми жалобами.
Большинство из них жаловались на шумных соседей и требовали выделить им
новое муниципальное жилье. Я позаботился о том, чтобы оказаться в очереди
последним.
Я был потрясен измученным видом нашего парламентария, о чем так и
сказал.
- Спасибо, - ответила парламентарий, зажигая сигарету. - Не спала до
четырех утра на пару с Манди.
Она подавила зевок.
- Танцевали самбу? - поинтересовался я. Наслышан о слабости мистера
Мандельсона к ритмам Южной Америки.
- Нет, - сказал она. - Писали превентивную статью на разоблачения
Джека, которые появятся в "Новостях мира" на следующей неделе. Джек грозит
мне этим с тех пор, как мы расстались первого мая.
Я осведомился, в чем причина разрыва.
- Предлагаю на выбор, - ответила она. - Его обыкновение выхлестывать
полторы бутылки "Столичной" в день. Истеричные звонки среди ночи от его
последней бывшей жены. Его сексизм: вечно дулся, когда я просила его
пользоваться щеткой для унитаза.
Еще она сказала, что слышала от Аластера Кэмпбелла, будто Джеку
Кавендишу заплатили свыше 50 000 фунтов, чтобы он разболтал о ее прошлом.
- У него два ребенка в психушке и один в клинике для наркоманов и
алкоголиков, - сказала она. - Бедолаге позарез нужны деньги.
- Измена тебе не имеет оправданий, Пан, - сказал я.
Попытался взять ее за руку, но она увернулась и снова схватилась за
сигареты.
Закурив, показала мне превентивную статью. Весьма смелый документ.

Я БЫЛА СВОБОДНОЙ НАТУРОЙ", - ПРИЗНАЕТСЯ ПАН, ИЗБПАННИЦА НАРОДА

Пандора Брейтуэйт, "ярчайшая звезда в на небосклоне Блэра" выступила
вчера вечером с беспрецедентным заявлением, в котором призналась, что в
сексуальных вопросах: "была свободной натурой; у меня хватало любовников".
Находясь у себя на родине в своем избирательном округе Эшби-де-ла-Зух,
Пандора Брейтуэйт заявила: "Да, это правда. В восьмидесятые годы я
пользовалась сексуальным вниманием одновременно у трех любовников. И все мы
были абсолютно довольны сложившимися отношениями".
"Эротичное белье"
На вопрос, носит ли она эротичное белье в комнате для дебатов палаты
общин, Пандора Брейтуэйт ответила: "Да, я покупаю белье в магазине
эротического белья в Сохо. Но этот факт никоим образом не влияет на мою
политическую деятельность. Я без устали тружусь на благо моих избирателей".
"Блэр сексуален"
На вопрос, сексуален ли лидер партии, Пандора категорично ответила:
"Несомненно".
"Шанель вышла из моды"
На вопрос об утверждениях мистера Кавендиша относительно финансовых
нарушений во время предвыборной кампании, Пандора Брейтуэйт ответила: "Я
позаимствовала пару модельных костюмов у Карла, но я их вернула - они стали
ужасно немодными".

Нам с Уильямом и Пандорой пришлось пробиваться сквозь буйную свору
папарацци, которые выследили Пандору в поликлинике.
Уильям пришел в восторг от Пандориного "мерседеса" и, пока мы ехали к
нашему дому, заставил ее несколько раз поднимать и опускать складной верх.
Мама пришла в восторг при виде Пандоры и совсем обезумела от счастья, когда
папарацци разбили лагерь за воротами нашего садика. Даже отец покинул
кровать и выглянул из своей комнаты. Мама заставила его переодеться в чистую
пижаму - в честь Пандоры, и на случай, если его вдруг ненароком
сфотографируют.
На противоположной стороне улицы стоял странноватого вида мальчишка в
одежде рэппера, пялился на наш дом и хрустел чипсами с таким видом, словно
ему сегодня совершенно нечем заняться. Я велел ему проваливать, но парень
сделал вид, будто не заметил меня.
Мама с плохо скрываемым ликованием прочла гнусные разоблачения Джека
Кавендиша, потом радостно изучила статью Пандоры. В три часа пополудни
прибыли Иван и Таня Брейтуэйт - с посеревшими лицами.
Иван сразу двинулся к маме.
- Полин, дорогая, я все рассказал Тане. Пришлось так поступить, прежде
чем "Новости мира" сделали бы это за меня.
Мой отец, этот болван несчастный, тут же встрял:
- А что ты рассказал Тане?
Сердце мое перестало биться.
Иван, как всегда аккуратно одетый, прошагал к моему пижамному и
небритому родителю и проникновенно сказал:
- Прости, что вынужден тебе это говорить, Джордж, но я без памяти от
твоей жены.
Я тоже подошел к отцу и коснулся его плеча. А Пандора заключила в
объятия свою мать.
Я наблюдал за лицом отца: он мучительно осознавал, что его жена
влюблена в другого, и этот другой - Иван Брейтуэйт, лучший друг семьи.
Новый Пес украдкой вышел из комнаты и взгромоздился на бордовую подушку
- видимо, понимал свою подлую роль в этой трагедии.
Таня высвободилась из объятий Пандоры, расправила на бедрах длинное
свободное платье и сказала дрожащим голосом:
- Иван, я хочу, чтобы ты до вечера покинул и мой дом, и мой сад.
- Папа, как ты мог так поступить с мамой? - закричала Пандора.
А Иван ответил просто:
- Любовь пленила нас первого мая, и с тех пор мы ее счастливые узники.
Поникшие любовники обменялась страстным взглядом.
Меня чуть не вырвало. Ивану бы любовные романы писать.
Отец сел и закурил "Ротманс". Ширинка на его пижамных штанах была
расстегнута. Трусов он не надел. Я поспешно загородил его.
- Пойдем со мной, дорогая, - сказал Иван маме.
Мама взяла косметичку, и они удалились.
Я смотрел, как они пробиваются через газетчиков, столпившихся у ворот.
Мальчишка с чипсами все еще не ушел и по-прежнему пялился на наш дом.

Воскресенье, 17 августа

Как же много требуется времени, чтобы написать коротенький абзац. Мы с
Пандорой просидели до 5 утра, составляя следующий текст, который Аластер
Кэмпбелл одобрил в 6 утра.

Пандора Брейтуэйт, член парламента от Эшби-де-ла-Зух, и Адриан Моул,
знаменитый шеф-повар, с удовольствием извещают, что весной состоится свадьба
миссис Полин Моул и мистера Ивана Брейтуэйта (бакалавра искусств).
Пандора (30 лет): "Я волнуюсь за них".
Адриан (30 лет): "Иван - замечательный человек, я воистину счастлив".
Свадьба состоится в замке Эшби-де-ла-Зух, где ныне проводятся церемонии
бракосочетания. Комментариев со стороны миссис Тани Брейтуэйт и мистера
Джорджа Моула получить не удалось.

Понедельник, 18 августа

Говори после этого о юдоли скорбей! Достоевский, в этот день тебе
следовало быть здесь, на Глициниевой аллее.

Вторник, 19 августа

Мама позвонила из мотеля "Почтовая станция", что в двух милях отсюда, и
сообщила, что они с Иваном сегодня вечером возвращаются.

Среда, 20 августа

Произошел невероятный, ужасный, скандальный переворот. Мама с Иваном
живут здесь на Глициниевой аллее, а отец и Таня живет там, на Вязовом
проспекте. Я в совершеннейшей ярости оттого, что все вершилось за моей
спиной.
- Как ты могла отправить папу, больного человека, жить с этой горгоной
Таней Брейтуэйт? - спросил я у мамы.
А она ответила:
- Не суй свой нос не в свое дело.
Уильям уже признал Ивана членом нашей семьи. Иван подкупил его
развивающей книжкой с движущимися картинками. Отец не должен об этом узнать.
Это его сразит.

Четверг, 21 августа

Сегодня Найджел пробился сквозь свору журналюг и нанес нам визит.
Смелый поступок с его стороны: все, кто подходит к дому, рано или поздно
попадает в региональное телевидение ("Мидландс сегодня"). Тони Блэр прислал
Пандоре письмо (частное) с выражением поддержки:

Дорогая Пандора,
Мы с Чери хотим тебе сказать, сколь высоко ценим твой вклад в успех
Лейбористкой партии.
Мы молимся о том, чтобы твои нынешние личные и семейные передряги
благополучно остались позади, и ты продолжила свое служение округу
Эшби-де-ла-Зух.
Искренне твой,
с любовью
Тони

Я никогда-никогда не привыкну к виду агрессивно топорщащейся зубной
щетки Ивана Брейтуэйта. Никогда, даже через миллион лет!
Лысая отцовская щетка все еще стоит на своем обычном месте - в кружке с
изображением рыбки - вместе с пастой для курильщиков.
Рози ника не возьмет в толк, почему папа не избил Ивана и "не засунул
этому мерзавцу тюбик в его Ј: нос".

Пятница, 22 августа

Сегодня в нашу дверь постучалась репортерша Грейси Болл и попросила
интервью у "Полин и Ивана". Я какое-то время потрепался с ней о писательском
искусстве. Упомянул, что написал роман "На птице". Она сказала, что не прочь
почитать его. А когда я расслабился, репортерша исподтишка проникла в дом и
застукала маму с Иваном за кухонным столом, где и взяла их в оборот.
Убеленные сединами похотливцы держали друг друга за руки и охотно
признавались Грейси в своем грехе.

Суббота, 23 августа

Я набрался мужества, пробился через толпу репортеров и поехал на
Вязовый проспект. У ворот дома Брейтуэйтов, выполненных в
грубовато-деревенском стиле, топтались три курильщика. У одного из
курильщиков (женского пола) болтался на шее фотоаппарат. Как только я вышел
из машины, репортеры завопили:
- Адриан! Адриан!
Я проигнорировал их и двинулся по дорожке к входной двери. От меня не
укрылось, что ставни и жалюзи наглухо закрыты. Я стукнул в дверь медным
молоточком в виде головы льва. Отец крикнул из-за двери:
- Проваливай!
Я приподнял крышку почтового ящика и крикнул в ответ:
- Это я - Адриан!
После чего заскрежетали засовы и заскрипели замки. Дверь отворилась
ровно настолько, чтобы впустить меня внутрь. Отец с Таней Брейтуэйт стояли в
просторном холле, лица у них были весьма бледные.
- Проходи на кухню, - пригласила Таня. - Я сварю кофе.
Она вела себя так, словно никаких катаклизмов в последние дни и не
произошло.
В кои-то веки я не мог найти слов. Да и что я мог сказать этим двоим?
Еще неделю назад они считали себя благополучными семейными людьми; а теперь
об их рогоносном статусе трубят всей нации. Мы сидели в кухне за огромным
сосновым столом. Отец пододвинул к себе блюдце, полное окурков и пепла. Он
закурил сигарету. Таня замахала перед лицом рукой.
- Я думал, в этом доме строго запрещено курить, - заметил я.
Таня вздохнула.
- Да, обычно так оно и есть: но в сложившихся обстоятельствах:
Голос ее затих.
- Что твоя мать в нем находит, Адриан? - спросил отец.
Глаза Тани наполнились слезами.
- Иван - замечательный человек: был.
- Он тебя предал, Таня, - возмутился отец.
Он сказал это голосом персонажа из романа Фредерика Форсайта времен
холодной войны. Мне было очевидно, что оба переживают глубочайшее
потрясение. Таня встала, чтобы залить кипяток в кофеварку. От меня не
укрылось, с каким восхищением отец наблюдает, как закручивает крышку. Ему
всегда хотелось влиться в средний класс.
Зазвонил телефон. Таня сняла трубку. Очевидно, звонила Пандора.
- Я живу по принципу: день прошел и ладно, - говорила Таня. - Джордж
мне очень помогает. - Последовала пауза, затем Таня сказала: - Нет, дорогая,
ты ничего не можешь сделать. Здесь Адриан. Уверена, он съездит вместо нас в
Сейнсбери.
Таня умоляюще посмотрела на меня. Что я мог ответить, кроме "да"?
Спросил отца, сколько времени он намерен оставаться в доме Тани.
- Понятия не имею, ведь мне некуда больше податься.
А Таня сказала:
- У меня четыре незанятые спальни, Адриан. Джордж может оставаться
столько, сколько захочет. Он лучше всех понимает мои муки.
- Потому что я переживаю такие же муки, - согласился отец.
Они обменялись взглядами, и я понял - я просто понял - совсем скоро эти
двое обнаружат, что помимо прежней антипатии их связывает кое-что еще.
Таня составила список покупок, который я занес в свой электронный
органайзер.

2 французских батона
Консервированные анчоусы
Консервированные артишоки
Банка с побегами шафрана (обязательно южноамериканского)
Кориандр (свежий)
Вяленые помидоры
Соус песто (57)
Козий сыр и сыр фета
Тарамасалата (58)
Лепешки пита
Свежий французский сыр
Натуральный йогурт (греческий)
Упаковка прокладок "Олвез"
Сверхчистое оливковое масло (Италия)
2 электрические лампочки по 60 Ватт
Садовые перчатки размера XL
2 спелых авокадо
Сдобное тесто "Фило" (замороженное)
Шпинат
Бобы

Когда Таня вышла из комнаты, отец взглянул на список и проворчал:
- Да я тут с голодухи подохну.
Он не выносит иностранную еду, за исключением куриной кормы (59).
Отец дал мне десятифунтовую банкноту и попросил купить две пачки
сигарет "Ротманс", нарезанный белый хлеб и пачку свиного жира.
Прибыв в супермаркет "Сейнсбериз", я обнаружил, что не могу извлечь из
своего личного органайзера список покупок, пришлось покупать наугад. Я не
стал задерживаться на Вязовом проспекте, чтобы проследить за разгрузкой
продуктов. Забыл купить отцу "Ротманс", а значит, меня ждали неприятности.

Воскресенье, 24 августа

Проснулся ранним утром от скрипа кровати в маминой комнате. Стукнул в
стенку, и скрип прекратился. Я услышал, как Рози крикнула:
- Спасибо, Ади!

Понедельник, 25 августа

Уильям постоянно спрашивает про дедушку, сегодня утром взял его с собой
на Вязовый проспект. Отец с Таней сидели в саду в шезлонгах. Судя по всему,
отец только что косил траву. На нем была гавайская рубашка с короткими
рукавами. На припухшей левой ладони желтело никотиновое пятно. Отец выбрался
из шезлонга и стал играть с Уильямом в футбол - пандориным пластмассовым
воланчиком для бадминтона. Случайный прохожий, наблюдая за этой сценой,
непременно позавидовал бы этой семейной идиллии.
К нашему возвращению пришла вторая почта. Среди прочей корреспонденции
я обнаружил письмо от Артура Стоута, редактора и директора-распорядителя
компании "Стоут букс", с просьбой, не хочу ли я написать кулинарную книгу
под названием "Потрохенно хорошо. Книга!"
Пока я читал письмо, Рози скандалила с Иваном у холодильника. Он
возражал против того, чтобы она пила молока прямо из бутылки, вместо того
чтобы наливать его в стакан. Мое вмешательство вызвало неудовольствие обоих.
Я должен увезти Уильяма из этого ада.

Дорогой Артур Стоут,
Да, хочу. Прошу Вас предоставить подробности. Прошу прощения за столь
лапидарный ответ, но в настоящее время семейные обстоятельства отнимают у
меня все время.
Ваш и т.д.
А. А. Моул
PS. Вы издаете художественную литературу? У меня имеется подготовленная
к печати рукопись под названием "На птице".

Среда, 27 августа

Обнаружил Рози плачущей в ванной. Она зачем-то держала над унитазом
сумочку Ивана для умывальных принадлежностей из бордовой кожи (крышка
унитаза была поднята). Я постарался утешить Рози. Сестра швырнула сумочку
обратно на бачок, где Иван ее и держит. Помолчав минуту-другую, я заметил:
- А ты выглядишь порозовевшей и похорошевшей. Что ты с собой сделала?
- Вымыла лицо, - ответила Рози. - Именно так я выгляжу без косметики.
- А что с твоими волосами? Они не такие облезлые, как обычно.
- Не втерла сегодня в них гель, - Рози хмуро уставилась в зеркало над
раковиной. Она понизила голос: - Иван вчера сделал мне комплимент, сказал,
что я выгляжу очень агрессивно и провокационно.
- И ты решила сменить имидж? - догадался я.
- Да, - ответила она. - Но не знаю, на какой. Есть какие-нибудь
предложения?
- Иван тут на днях разорялся по поводу "недопустимости охоты на лис".
Можешь облачиться в форменную одежду охотничьего клуба "Куорн", нацепить
шпоры и вооружиться хлыстом.
- Ага, - расхохоталась Рози. - Это оху: спровоцирует этого муд:
Воспользовавшись моментом и нашей обоюдной антипатией к Ивану Грозному,
я быстро спросил:
- Рози, ты никогда не думала, что в будущем тебе грозит синдром Туретта
(60)?
- Отъе: - ответила она.
И спустила в унитаз потрепанную купальную рукавицу Ивана.

Алкоголь - полбутылки водки
Лекарства - 6 таблеток нурофена, 2 дурман-травы
Кишечник - бездействует
Пенис - 0/10.

Четверг, 28 августа

Водопроводчик только сейчас прочистил туалет. Застрявшая рукавица
обошлась нам в 275 фунтов. Встретился с мамой на лестнице. Она вела себя
крайне вызывающе.
Заявила мне:
- Я люблю Ивана, а он меня обожает. Поэтому хотя бы попытайся вести
себя с ним вежливо, хорошо?
- Он уже видел тебя без косметики? - поинтересовался я.
- Да, видел! - заорала мама. - И боготворит каждую морщинку, каждую
складочку! Он любит меня до последнего кусочка.
Тут в гостиную вошел Иван. В руках - наполовину решенный кроссворд из
"Гардиан" (сложный; с простым он справился, пока закипал чайник).
- Я в полной мере понимаю, сколь тяготит тебя душевная травма, - сказал
Иван. - Возможно, когда ситуация немного уляжется, мы разобьемся на группы и
пройдем сеанс семейной терапии, а?
Да я скорее буду есть жаб живьем, чем сидеть рядом с этим человеком,
когда он станет бубнить о дисфункции в нашей семье.

Пятница, 20 августа

Это воистину правда. В минуты кризиса королевская семья служит великим
утешением. Меня успокаивает мысль, что в их семействе наблюдается еще больше
дисфункции, чем в нашем. Невротичка Диана пустилась во все тяжкие с
человеком, семья которого сколотила капитал на торговле оружием. Чарльз
несчастен до мозга костей, его травмировало противоестественное детство и
зацикленность на "Тампаксах". Нужно убрать с радио "Арчеров" (61) и
запустить вместо него мыльную оперу из жизни королевской семьи. Я сам могу
ее написать.

Суббота, 30 августа

Отношения Рози с мамой окончательно испортились, и Рози умотала жить к
Аарону Майклвейту. Мама обнаружила у нее на животе татуировку в виде
обезьяны.
Накануне вечером Уильям плакал, пока не заснул: скучает по Рози. Она
была его верным соперником в скучных настольных играх, которые он так любит.
Теперь его соперник - я, но из меня плохая замена. Уильяму не нравится, что
мне плевать, поднимусь ли я по лестнице или попаду к змеям, и его
раздражает, что мне невозможно втолковать правила. Честно слово, дорогой
Дневник, не вижу ни малейшего смысла в изучении каких-либо правил. Все равно
их никто больше не соблюдает.
15 сентября Уильям пойдет в детский сад. Жду не дождусь. Я готов
платить, чтобы с ним играл кто-нибудь другой.

Дорогой Джон Тайдман,
Прошло несколько лет с того момента, как я Вам писал в последний раз,
но, возможно, Вы меня помните. Когда Вы работали на Би-би-си, я охотно
предоставил Вам шанс выпустить в эфир мое творение.
К сожалению, Вы тогда меня отвергли и попросили больше не беспокоить.
Однако на этот раз я обращаюсь к Вам уже совсем в иных обстоятельствах.
Я написал мыльную оперу, которая превосходно заменит "Арчеров". Думаю,
что все думающие люди согласны с тем, что время "Арчеров" безвозвратно
миновало.
Надир настиг меня, когда я вслушивался в скрип кроватных пружин, на
которых два престарелых любовника готовились к коитусу:
В свою мыльную оперу я умело вкрапил королевскую семью.
Прилагаю несколько страниц сценария первой серии. Я строго следовал
правилам "Как писать для радио" и включил множество звуковых эффектов.
Знаю, что в настоящее время модно записывать передачи именно там, где
действие и разворачивается, но в данном случае сомневаюсь, что разрешение
так легко получить.
Как бы то ни было, мистер Тайдман, окиньте взглядом эти страницы. Если
Вы заинтересуетесь, то, быть может, мы встретимся в новом кислородном баре
"H2O" за понюшкой свежей атмосферы.
Ваш
А. А. Моул

ВИНДЗОРЫ

Мыльная опера по мотивам жизни Королевской семьи. На смену "Арчерам".

СЦЕНА 1

КОМНАТА КОРОЛЕВЫ

Звук: Доносится передача "Ричард и Джуди"; кто-то вслух читает газету
"Сан"; раздается лай собаки породы корги (женская особь).
ПРИНЦ ФИЛИПП: Это возмутительно, что пишут газеты о Чарльзе, нашем
возлюбленном сыне!
(Звук пролетающего "Конкорда".)
КОРОЛЕВА: Я знаю, кто такой Чарльз, дорогой Филипп.
(Звук приземляющегося вертолета.)
ФИЛИПП: А ведь было время, когда ты не знала. Наш возлюбленный сын так
много времени проводил с няней, что однажды ты прошла мимо него в коридоре и
решила, что это жокей - из-за его маленького роста.
(Звук шагов по бесценному персидскому ковру.)
КОРОЛЕВА: (разражаясь безудержными рыданиями) Нет! Нет! Я была ужасной
матерью!
(Звук открывающейся дамской сумочки.)
ЭНДРЮ: Салют, предки! Что новенького?
КОРОЛЕВА: Эндрю, дорогой, я была ужасной матерью?
(Звук: Королевский нос сморкается в королевский носовой платок из
дамаста.)
ЭНДРЮ: А хрен его знает, ма. ЧЈ-то не припомню, чтобы ты фигачила
чЈ-нибудь ошизенно материнское. Ну ты ложила перед собой альбом и весь день
всобачивала в него марки эти.
(Звук: Хлопает дверь.)
ЧАРЛЬЗ: Клала, Эндрю. Не ложила, а клала. Твои ошибки просто: э-э:
совершенно: э-э: непростительны: э-э:
(Звук: Чарльз откашливается; открывается дверь.)
АННА: Зачем ты нас здесь собрала, ма? У меня на одиннадцать тридцать
назначена встреча с ветеринаром.
(Звук: Хлопает дверь; нервный кашель.)
ЭДВАРД: Прошу прощения за опоздание.
КОРОЛЕВА: Здравствуй: э-э:
ЭДВАРД: Эдвард. Меня зовут Эдвард.
КОРОЛЕВА: Пусть так: Я собрала вас вместе по весьма важному поводу.
Очень важному поводу:
(Звук: играет музыка, заставляя слушателей с нетерпением ждать
продолжения.)

ї Адриан Моул, август 1997 года.

У меня нет сомнений, что это весьма классная пьеса. Разумеется, в
конечном счете, главной героиней станет принцесса Диана. В настоящее время
она играет главную роль в собственной мыльной опере, и вся страна жаждет
знать, что с ней станется дальше.

Воскресенье, 31 августа

Мыльная опера жизни совершила трагическую ошибку. Главная героиня не
должна погибать посреди сериала. Теперь мы никогда не узнаем, чем закончится
вся эта история.

Впечатления от трагической гибели Дианы
Юных Уильяма и Гарри доставили в церковь Крейти, где священник вежливо
проигнорировал то весьма жестокое обстоятельство, что их любимая мать
погибла всего десять часов назад.
Какая безвкусная смерть. Так гибнут лихачи, которые считают, будто им
подвластна любая скорость и самые крутые виражи.
На аэродроме принц Чарльз сохранял самообладание, двигаясь вдоль строя
и пожимая руки людям, доставившим гроб. Женщина, лежавшая в гробу него, при
жизни считала, что Чарльз с нежностью относится к видеозаписи, на которой
она танцует с коротышкой по имени Уэйн Слип (62). Она и не знала, сколь
сильно Чарльз ненавидит эти кадры. Надеюсь, так и не узнала.
Единственную награду в школе ей вручили за лучшую клетку для хомяка.
Однажды она в течение часа двадцать раз позвонила Оливеру Хору (63), в
которого безумно влюбилась. Каждый раз, когда он отвечал, она вешала трубку.
Впоследствии у нее состоялась беседа с полицией.

Понедельник, 1 сентября

Мои домочадцы рыдали так, что хватило бы на кучу рек, каналов и
несколько озер. Мама то и дело повторяла: "Бедные мальчики", и заливалась
новыми потоками слез. Никто из нас не отходил от телевизора. Я даже
умудрился не выскочить из комнаты, когда по экрану скользнул Майкл Коул,
пресс-секретарь Мохаммеда аль-Файеда. Блудная Рози вернулась домой и
кинулась в материнские объятия. Они так долго плакали вместе, что я подумал,
не понадобится ли нам ирригационная служба.

Вторник, 2 сентября

Иван Брейтуэйт, убежденный республиканец, совершил сегодня
непростительный faux pas. В присутствии мамы он сказал:
- Никак не могу избавиться от ощущения, что люди перехлестывают с
истеричной скорбью.
Мама снова зарыдала:
- Мы не просто оплакиваем покойную, мы оплакиваем все печали нашей
собственной жизни. А я лично оплакиваю боль, которую причинила Джорджу.
Я попытался ее утешить:
- Мама, о папе не беспокойся. Они с Таней на удивление хорошо ладят.
Но мама заплакала еще сильней. Потом спросила у Ивана, не отвезет ли он
ее в Кенсингтонский дворец, дабы она смогла возложить к воротам цветы, а
затем отправиться в Сент-Джеймский дворец, дабы отдать дань уважения. Иван
отказался - сказал, что не готов стоять в очереди восемь часов только ради
того, чтобы мама расписалась в книге соболезнований.
- Я не просто распишусь, - всхлипнула мама. - Адриан собирается
написать стихотворение о принцессе Диане, правда, Ади?
Что я мог сказать? Бедная женщина сражена горем. Пришлось согласиться
написать стихотворение и сопровождать маму по многочисленным местам
поклонения покойному кумиру. Рози предпочла наслаждаться трауром по
телевизору. Сказала, что так "натуральнее".

Среда, 3 сентября

Сегодня утром липкой лентой присобачил листок со стихотворением к
дереву в Кенсингтонском парке.

О, Диана!

"О, Диана!" - припев песенки,
Что напевала моя юная мать.
Вместе с Полом Анкой,
Что был невысок и белозуб.
Припев "О, Диана!",
Что стучит в голове моей мамы.
Пустота, пустота,
И Диана мертва.

Сказал маме, что мне нужно время, дабы завершит стихотворение, но она
отказалась ждать. Боялась, что на дереве не хватит места. За нами
выстроилась очередь из поэтов. На обратном пути мама сказала:
- Я хочу как-то изменить свою жизнь.
Посоветовал ей бросить Ивана Брейтуэйта.
- Нет, Иван мне поможет, - возразила мама. - Он уже предложил.
Когда в 11 часов вечера я задергивал занавески, видел, как мимо дома
прошел все тот же мальчишка, любитель чипсов. Он слишком юн, чтобы гулять в
такой час без сопровождения.

Четверг, 4 сентября

Мама до смерти зла на королеву за то, что та не приспустила флаг над
Букингемским дворцом и не прибыла в Лондон, дабы поприветствовать и утешить
толпы скорбящих, что заполонили парки и улицы, прилегающие к королевским
резиденциям. В смерти Дианы винят прессу, и мама грозится аннулировать
подписку на "Хелло!"
Иван сегодня за ужином сказал:
- Диана так и не поняла, что нельзя сегодня сниматься для обложки
"Вога", а завтра обвинять прессу во вмешательстве в личную жизнь, потому что
ты попала на обложку "Сан". Нельзя быть немножко знаменитым.
Иван запросто мог бы выиграть конкурс "Зануда Солнечной системы".
Однако меня слегка обеспокоили его слова по поводу славы. Я отхлебнул
газировки и заметил:
- Да, передо мной тоже стоит проблема славы. Десятого сентября я
выступаю перед нацией.
- Не думаю, что у тебя возникнет проблема со славой, Адриан, -
отозвалась мама. - Не знаю ни одного человека, который смотрел бы канал
"Миллениум".
Я сообщил ей о зрителях-студентах.
- А, эти придурки не в счет, - отмахнулась она.

Пятница, 5 сентября

Сегодня навестил отца с Таней. Когда я прибыл, Таня как раз
демонстрировала отцу способы приготовления вяленых помидоров. От меня не
укрылось, как отец подавил зевок, когда Таня повернулась спиной, чтобы
натереть пармезан. Она сообщила мне, что сегодня у них на обед пища быстрого
приготовления, дабы осталось " максимально возможное время до репортажа о
похоронах".
Кажется, отцовская депрессия пошла на убыль. В понедельник он
собирается на биржу труда. По-видимому, Таня нашептала отцу, что он
"высокоинтеллектуальная личность". Она пообещала помочь ему "реализовать
свой потенциал", если он бросит курить. Вот уж воистину, плохо она знает
моего отца.
Да он без раздумий обменяет славу и богатство на пачку "Ротманс".

Суббота, 6 сентября

О! На траурном венке карточка. "Мамочке". О!
Одноразовые платки кончились у нас задолго до конца трансляции похорон.
Мама углядела в процессии, шествующей за гробом, своих друзей из театральной
мастерской "Гроби" - Алана и Аббо. Они выступали представителями
Эшби-де-ла-Зухсккого филиала фонда Теренса Хиггинса (64). Мама сказала, что
впервые не видит на их лицах улыбок.

Воскресенье, 7 сентября

За завтраком выслушал еще одну мини-лекцию Ивана о достоинствах новых
лейбористов. Я заметил, что по моему, весьма личному, мнению, выступление
Тони Блэра на траурной церемонии отдавало театральщиной. Я никак не мог
отделаться от мысли, что все эти бесконечные паузы Аластер Кэмпбелл отмеряет
по секундомеру.
Мама тут же обвинила меня в "бессердечном цинизме". С тех пор как Иван
поселился в нашем обиталище, она в корне сменила свой лексикон, а вместо
помады "Эротический огонь" стала пользоваться "Невинным румянцем". На
столике возле ее кровати теперь лежит "Путеводитель по интернету для
чайников", а рядом - "Как сдать экзамен на водительские права".

Понедельник, 8 сентября

Сегодня, проходя мимо ванной, подслушал чудовищный диалог.
- О, Боже, Полин, ты такая красивая, - сказал Иван.
Мама довольно хихикнула и ответила:
- Иви, да ты только взгляни, какой у меня кошмарный целлюлит.
- Полин, малышечка моя, - засюсюкал Иван, - целлюлит - это всего лишь
тысяча маленьких ямочек, и я обожаю эти ямочки все до единой.
В приоткрытую дверь ванной я увидел, как он наклонился и поцеловал
кусок целлюлита на мамином левом бедре. Может, он и в самом деле ее любит?
Осталось всего три дня до того великого момента, когда имя мое будет у
всех на устах. Возможно, мне стоит провести в свою комнату телефон с
собственным номером.

Вторник, 9 сентября

Арчи Тейт позвонил из телефона-автомата, чтобы пожелать мне удачи -
очень мило, что он помнит. Хотя с чего бы это? Я-то ведь о нем даже не
вспоминал.

Среда, 10 сентрября

Рано утром позвонил Зиппо и сообщил, что "Потрохенно хорошо!" показали
контрольной группе студентов из Оксфорда.
- Они сказали, что получилась отличная комедия.
Повесив трубку, я задумался над столь нелепой характеристикой.
В "Таймс" появилась рецензия А. А. Гилла.

"Потрохенно хорошо!" получилось потрохенно плохо. Закомплексованный
ведущий Адриан Моул запинается и бубнит все двадцать минут этой бредовой
передачи. Оцепенев от ужаса, мы наблюдаем, как ведущий готовит бульон из
бараньей головы. (Кстати, голова даже не относится к потрохам, так что
умники, придумавшие эту передачу, обманывают нас с самого начала.) Спустя
двадцать минут нелепый Моул демонстрирует кастрюлю с грязновато-серой
жидкостью, на поверхности которой плавает слой пены. Положение отчасти
спасает Дэв Сингх, шутки которого превосходны и свежи. Полагаю, я стал
свидетелем зачатия, если не рождения, новой телезвезды.

Обе родительские пары пригласили меня смотреть передачу вместе с ними.
Я стою перед трудным выбором. В оба дома провели кабельное телевидение -
специально, чтобы посмотреть "Потрохенно хорошо!"
Компромисс был найден. Первую половину я смотрел на Глициниевой аллее,
во время рекламной паузы прыгнул в машину, мчался как безумный и вторую
половину смотрел на Вязовом проспекте. И в том, и в том другом доме
программу смотрели в благоговейной тишине. Новому Псу поначалу вроде бы
понравилось, но далее он утратил интерес и отправился к себе на подушку.
Я подслушал, как мама прошептала Ивану:
- Не знаю, осмелилась бы я показаться на публике.

Четверг, 11 сентября

Весь день провел в постели, натянув на голову одеяло. Никто не звонил
мне с поздравлениями. Члены собственной семьи не осмеливаются смотреть мне в
глаза. Следующие пять сред ввергнут меня в пучину страданий.

Пятница, 12 сентября

Позвонил Зиппо и сообщил, что, согласно рейтингу "Потрохенно хорошо!",
Ричарду и Джуди "пока еще рано покупать домик для пенсии". По его словам, 55
000 тысяч человек переключилось на "Доброе утро", когда я расколол баранью
голову пополам, смотреть осталось 57 000.
Я сказал Зиппо, что Стоут предложил мне опубликовать книгу.
- "Румяная корочка" получает 25 процентов от любого использования
передачи.
Я начал было возражать, но Зиппо меня прервал:
- Загляни в свой контракт, Ади.
Заглянул. Он прав.
С тревогой обнаружил, что должен передать рукопись Стоуту 15 октября.
Он собирается выпустить книгу к Рождеству.

Понедельник, 15 сентября

Исторический день. Уильям сделал первый шаг к вершинам образования,
кульминацией которой явится поступление в Оксфорд или Кембридж. Сегодня он
пошел в частный детский сад "Кидсплей", в котором заправляет миссис Парвез,
предприниматель и член Местного Совета от либеральной партии.
Меня возмущает, что приходится платить миссис Парвез 9 фунтов в день.
Но я больше не в силах мириться с тем, что ребенок весь день висит на моих
ногах. У меня есть что делать и куда ходить. (Хотя теперь делать и ходить
придется с 9.15 до 15.15.)
Утром имела место весьма эмоциональная сцена - когда Уильям покидал
Глициниевую аллею в бордовой толстовке (украшенной лозунгом "Кидсплей":
"Учись, играя"), вельветовых брючках "Гэп" и кроссовках на липучках.
Мама не выдержала и разрыдалась.
- Ему все велико на три размера!
Я указал ей, что когда-нибудь форменная одежда будет ему впору. Кроме
того, попросил маму вести себя сдержанней. А то она бесится, точно Антигона
какая.
- Уильям идет в детский сад, а не на ритуальное убийство в качестве
жертвы, - сказал я маме.
Когда мы с Уильямом проезжали мимо Вязового проспекта, отец с Таней
помахали рукой, словно зеваки на королевской свадьбе. Надеюсь, парень не
рассчитывает, что подобные проводы ему светят каждое утро.
По дороге к "Кидсплей" Уильям спросил, где "ошиваются" птицы (это
выражение он подцепил у Рози). Я попросил его задать вопрос иначе.
- Где они, когда устают? - спросил он, глядя на небо из окна машины.
- Спят у себя в гнездах, конечно, - ответил я.
"Кидсплей" располагается в бывшей церкви. На задней стене имеется
витраж с изображением Иисуса на кресте. Уильям увидел Спасителя и сказал:
- Этот человек у Рози на ожерелье.
Не было времени объяснять, что символизирует модное распятие Рози.
В холл ворвалась миссис Парвез в зеленом сари и показала Уильяму его
шкафчик в раздевалке. На каждом шкафчике висит символ какого-то животного в
качестве aide-memoire (65). Уильяму достался муравьед. Я просил миссис
Парвез, нельзя ли заменить муравьеда более приятным и милым животным.
Она холодно ответила:
- У меня осталось три: лось, газель Томпсона и бородавочник.
Я оставил муравьеда.
На обратном пути не мог отделаться от ощущения, что произвел не самое
лучшее впечатление на миссис Парвез.
Когда я забирал Уильяма, она объявил мне:
- Ты неправду сказал, папа. Миссис Парвез говорит, что птицы не спят в
гнездах.
Я пришел в бешенство, эта миссис Парвез подрывает мой родительский
авторитет.
- Ни хрена себе! - воскликнул я. - А где же они спят?
- На ветках, - ответил Уильям.
Я презрительно захохотал.
- На ветках! - фыркнул я. - Всю ночь? Нет, сынок. Миссис Парвез тебя
дезинформировала. - Увидел, что Уильяма озадачило слово "дезинформировала" и
добавил: - Да наврала она.
Дома я продолжил настаивать на своей точке зрения.
- Все птицы спят в своих гнездах, круглый год.

Вторник, 16 сентября

Сегодня днем Уильям пришел домой с запиской следующего содержания.

"Кидсплей"
Замковое шоссе,
Эшби-де-ла-Зух,
16 сентября 1997 г.

Уважаемый мистер Моул,
Уильям известил, что Вы назвали меня лгуньей и поставили под сомнение
мое утверждение, что птицы обычно не спят в своих гнездах. Отсылаю Вас к
странице 29 книги Кристофера Рена "Птицы в вашем саду", опубликованную в
1979 году издательством "Глауберман и Артур".
Искренне Ваша,
миссис Парвез

P.S. Если у вас есть желание, чтобы Уильям отправился в четверг на
экскурсию на Ферму Брауна, прошу вас оплатить до завтрашнего утра 5 фунтов
50 центов.

Среда, 17 сентября

Позвонил в центральную справочную библиотеку Лестера. О произведении
мистера Рена там понятия не имеют. Попробовал позвонить в Королевское
общество охраны птиц, но меня поставили в очередь и заставили слушать
насмешливое чириканье зяблика. Хоть какое-то разнообразие после Вивальди.
Наконец ответил мужской сиплый голос.
Я спросил, спят ли птицы в гнездах.
- Одну минуту, это бухгалтерия. Я переключу вас на справочную, -
просипел голос. В трубке затихло.
Внезапно раздалось зловещее совиное уханье. Потом женский старческий
голос сказал:
- Справочная.
Я снова спросил, спят ли птицы в гнездах. Старушенция ответила:
- Это общая справочная. Переключаю вас на справочную по птицам.
В трубке опять затихло.
Потом истошно заголосил соловей. Его пение прервал автоответчик:
- Добро пожаловать в справочную по птицам. Нажмите "один" для
определения вида. Нажмите "два" для вопросов о миграции. Нажмите "три" для
вопросов о питании. Нажмите "четыре" для вопросов о среде обитания. Нажмите
"пять":
Я положил трубку, в голове моей звучала цитата из романа "Хауардс-Энд"
Э. М. Форстера (66): "Только свяжись".
Вторую передачу из цикла "Потрохенно хорошо!" ("Требуха") я смотреть не
стал. Позвонил Арчи Тейт и оставил сообщение: "А хорошо сделано". Этот
человек - посторонний, почему его так волнует моя карьера? Сегодня вечером
нашел в кармане куртки Уильяма следующую записку:

Уважаемый мистер Моул,
Уильям пока еще не принес 5 фунтов 50 пенсов на завтрашнюю экскурсию на
Ферму Брауна. Если Вы желаете, чтобы Уильям принял участие в этой поездке,
пожалуйста, постарайтесь исправить положение к завтрашнему утру. Если этого
не произойдет, Уильяма придется оставить на попечении сторожа мистера
Льюиса, который не обладает должной квалификацией для выполнения
искусственного дыхания.
Искренне Ваша,
миссис Парвез.

Четверг, 18 сентября

Уважаемая миссис Парвез,
Меня весьма обеспокоили слова Уильяма, что сегодня во время посещения
Фермы Брауна его упаковку с едой преступно похитила коза (Нора). По всей
видимости, скотина съела не только содержимое коробки, но и саму коробку.
Уильям известил меня, что он был голоден и расстроен, но не получил от Вас
никакого утешения (и никакой пищи взамен!). Я неоднократно пытался связаться
по телефону с фермером Брауном, но попадал на автоответчик, который сообщал,
что фермера нет на рабочем месте (!).
Мне кажется, что коза Нора представляет сеьезную угрозу и должна
содержаться в полной изоляции.
Надеюсь на Вашу поддержку в этом вопросе.
Искренне Ваш,
А. А. Моул

P.S. Согласно сведениям, полученным из интернета, существует по крайней
мере несколько видов птиц, которые ночуют в гнездах. Некоторые для удобства
выкладывают свои обиталища перьями и пухом, аналогично тому, как мы набиваем
одеяла и подушки.

Пятница, 19 сентября

"Кидсплей"
18 сентября 1997 года

Уважаемый мистер Моул,
Я отправила фермеру Брауну электронное письмо по адресу
FarmerBrown@Foobar.co.uk, и вот что он мне ответил.
"Видеокамера слежения, расположенная рядом с загоном для коз,
зафиксировала, как темнокожий мальчик в красном джемпере и брюках из
коричневого вельвета, перебросил через ограждающую цепь, натянутую на высоте
в 1 метр, коробку для завтрака с Почтальоном Патом на крышке".
Искренне Ваша,
миссис Парвез.

Суббота, 20 сентября

Уильям сказал, что он так поступил, потому что коза Нора выглядела
холодной и голодной. Мой малыш такой отзывчивый. Но надо признать, что он
еще и отъявленный лжец. Я объяснил Уильяму, что такое ложная тревога. А еще
поведал ему, что если он и впредь будет плохо себя вести, его непременно
заберет человек по имени Джек Стро и посадит в тюрьму.
Сегодня мальчик играл во дворе. Я постучал в окно и попросил его
перестать обрывать ягоды с куста бирючины. Уильям сердито посмотрел на меня
и спрятал руки в карманы.
В 8.30 вечера я сел за письменный стол и начал работать над
литературным произведением "Потрохенно хорошо!".
В 11.37 встал из-за письменного стола, ничего не написав. Ни единого
слова.

Воскресенье, 21 сентября

Пандора выдержала политическую бурю, и ее выдвинули на какой-то пост у
какого-то человека из министерства сельского хозяйства, о котором я никогда
не слышал. Сегодня утром Пандора позвонила нам - сообщить новость своему
отцу, словно мы еще об этом не знали! Средства информации только о ней и
твердят. По телефону Пандора известила меня, что "совместное ведение
хозяйство" ее матери и моего отца определенно превратилось в полноценную
сексуальную связь. Похоже, сегодня утром она звонила Тане и застала ее в
постели.
- Я отчетливо слышала, как твой отец прошептал: "Я поставлю чайник,
Таня".
Еще Пандора уверяла, что слышала его прокуренный кашель, когда он
открывал дверь спальни.
- Так что у них там определенно завелись шуры-муры.
Я поинтересовался, как она относится к тому, что наши родители
обменялись партнерами.
- С одной стороны, я зачарована синхронностью случившегося, но с
другой, меня переполняют ужас и отвращение.
Типичный ответ политика.
Лично меня ужасает отец. Воистину очевидно, что он намеренно лгал
относительно свой потенции. Надеюсь, мама не узнает о том, что ее бывший
партнер снова сексуально активен.
Спросил Пандору, "застала" ли она "ПХ!"
Ответила, что в палате общин только и разговоров о "Потрохенно хорошо!"
По ее словам, Ассоциация мясников "МЯСО" опубликовала восторженный отзыв. А
бараньи головы "расхватывают, как горячие пирожки". По всей стране студенты
заполонили мясные лавки и супермаркеты. Отчетливо наметился мясной дефицит,
и правительство в срочном порядке организовало экстренные поставки из Новой
Зеландии. Общество "За достойную бедность" также превозносит передачу до
небес.
Я осведомился, откуда ей обо всем этом известно, и Пандора ответила:
- Порыскала в Сети, разумеется.
Я был очень тронут. Пандора явно ко мне неравнодушна.
Спросил, когда она приезжает в Лестершир.
- Сегодня в 3 часа ночи приеду на Вязовый проспект. Попроси, чтобы
пришли моя мать и твой отец.
Спросил Пандору, должен ли присутствовать кто-нибудь из Семейной
консультации.
- Ни в коем случае! - отрезала она.

Понедельник, 22 сентября

Огромная ошибка - выставить на эту встречу в верхах пять бутылок вина.
В какой-то момент мне даже показалось, будто я участвую в особо желчной
постановке пьесы "Кто боится Вирджинии Вулф?". Способности Пандоры примирять
были сметены, когда пятидесятилетки разошлись не на шутку и едва не
передрались. Они кричали друг другу кошмарные слова. Иван желает продать дом
на Вязовом проспекте, а вырученную сумму поделить. Услышав это, Таня
завопила:
- Вязовый проспект - моя жизнь! Я никогда не расстанусь с садом.
- Именно поэтому наш брак и распался, Таня, - крикнул в ответ Иван. -
Ты ночами ковырялась в саду с шахтерской лампой на башке, а я лежал в
постели и ждал тебя.
Таня завопила еще громче:
- Надо же было убить слизней!
В ее голосе мне послышались угрожающие нотки фанатизма.
- И как ты можешь жить с женщиной, чей сад зарос вьюнком, Иван? -
вопросила Таня.
Иван пересек комнату, оказался в курящей половине (которую занимали моя
мать, мой отец и Пандора) и обнял мою мать. После чего повернулся к жене и
заявил:
- В саду Полин я люблю каждый кустик крапивы, каждый одуванчик, каждый
лютик.
Отец прошаркал в некурящую часть и обнял трясущиеся плечи Тани.
- Не волнуйся, Таня. Теперь я с тобой и помогу убивать этих сукиных
слизней.
Это было неприкрытое признание в любви. Моя мать немедленно пустилась в
клеветнические измышления по поводу сексуальной потенции отца. Мы с Пандорой
извинились и вышли посидеть на скамейке под яблоней. Я поскользнулся на
подгнившей падалице и испачкал свои лучшие ботинки. Пандора сказала, что не
одобряет бахвальства моей матери потенцией Ивана. Я со своей стороны
признался, что возмущен отказом отца проводить Диану в последний путь
двухминутным молчанием.
Тренькнул мой мобильник - звонил Зиппо. Он снова в Лондоне. Сообщил,
что рейтинг "Потрохенно хорошо!" поднимается, как "рыба в ведре". Еще он
сказал, что у Дэва "потрясающая" почта. Я осведомился, нет ли писем от моих
поклонников.
- Да, мы переправим их тебе, когда наберется достаточно количество,
чтобы заполнить конверт формата А4, - ответил Зиппо.
Все ночь трудился над книгой "ПХ", но особо похвастать пока нечем. Не
смог интригующе описать рецепт приготовления свиных ножек.

Четверг, 25 сентября

Вчера показали серию со "сладким мясом" (67) ягненка, политого соусом
из черной фасоли. Смотрел в удручающем одиночестве: у остальных домочадцев
оказались более важные дела. Кто я? Высококвалифицированный телеведущий или
зажатый любитель? Не знаю ответа. И нет на свете человека, на чей добрый и
непредвзятый совет я мог бы положиться. Мне срочно нужен агент. Позвонил
Брику Иглбергеру. Ответил бостонский автоответчик.
- Это Адриан Моул из "Потрохенно хорошо!" Вы ведь мне перезвоните?
Силой заставил себя проглотить слово "пожалуйста". Самоуверенность
теперь входит в набор хороших манер.
Через пятнадцать минут перезвонил сам Брик.
- Охрененное шоу! - загрохотал он. - Я чуть не обоссался, когда бараньи
яйца выпали из котелка. Адриан, ты самый балдежный клоун!
Я озадачился. "Сладкое мясо" - это вроде бы не яйца.
Когда Брик закончил гоготать, я объяснил, что мне позарез требуется
агент.
- У тебя он есть! - объявил Брик.
Завтра я обедаю с ним в Лондоне, чтобы обсудить свою карьеру, свою
рекламу, свои писательские планы, свои финансовые перспективы, свой развод и
свои налоги. Свою жизнь.

Пятница, 26 сентября

Брик похож на гангстера, начитавшегося Марселя Пруста. Громадиной он
навис надо мной, а его рукопожатие чуть не перекрыло мое кровообращение. Я
почти уверен, что его черная шевелюра - искусный парик. Он постоянно жует
незажженную сигарету. Мы отправились в "Плющ".
А. А. Гилл увидел, как я вхожу и приветственно вскинул руку, словно мы
с ним ровня! Он что, забыл, какие гнусные гадости писал обо мне в своих
рецензиях?
Я не знал, как достойно ответить Гиллу, поэтому ограничился скорбной
улыбкой и вздергиванием бровей. Чуть позже, зайдя в мужскую комнату, я
повторил этот трюк на бис перед зеркалом - склонясь над раковиной. Признаю,
выглядел я в точности, как клоун Коко, которого всегда не выносил.
Брик уговорил меня сначала выпить четырех "белых дам" (68), а затем в
течение двух с половиной часов слушал, как я рассказываю о себе. На его лицо
ни единого разу не набежала скука, за исключением того мгновения, когда он
подписывал счет. Я согласился пожизненно отдавать ему 20 процентов своих
доходов.

Суббота, 27 сентября

Купил сегодня "Гардиан" в магазине при заправке "Бритиш петролеум" и с
изумлением обнаружил на первой странице фотографию Дэва Сингха, подпись под
снимком извещала об интервью на четвертой странице седьмой тетрадки. Я сел в
машину и прочел статью. Меня упомянули только раз: "Искрометное остроумие
Дэва и его натуралистичные эскапады, вызывающие гомерический хохот, являют
разительный контраст с кислой физиономией Адриана Моула, педанта из Средней
Англии".
По возвращении домой обнаружил приглашение от Лестерского Черепахового
общества на открытие Рождественской ярмарки в субботу 1 ноября. Мое первое
публичное выступление.

Воскресенье, 28 сентября

Как обухом по голове! Сегодня мама объявила, что не сможет смотреть за
Уильямом, когда я снова займусь делом! Иван предложил ей вместе скитаться по
миру.
- Адриан, я ведь должна поехать, правда? - вопросила она. - Не могу же
я отказать всему миру.
Я предложил ей прихватить малыша с собой. Путешествие расширит его
кругозор.
- Ты что, не понял, эгоист ты несчастный? - закричала мама. - Затрахало
меня возиться с ребенком.
- А как же Рози? - осведомился я.
- Рози достаточно выросла, чтобы дотянуться до плиты, холодильника и
гладильной доски, а кроме того, у нее есть отец, - ответила мама.

Понедельник, 29 сентября

Иван и моя мать завалили весь кухонный стол картами, путеводителями и
буклетами. Сказали, что намерены объехать земной шар на велосипедах. У них
очевидная folie a deux (69): до сегодняшнего дня если кто-нибудь из них что
и объезжал, так лишь окрестные магазины.
Получил открытку от Артура Стоута. На одной стороне открытки -
фотография норвежской крестьянки, оседлавшей свинью. На другой написано:

Прошу прислать подтверждение, что Вы приступили к работе над книгой.
Ваш, А. Стоут.
P.S. Новый крайний срок - 21 октября.

11.30 вечера.
Сегодня вечером ко мне в комнату завалилась Рози. Потребовала, чтобы я
поклялся жизнью Уильяма, что унесу в могилу тайну, которую она собирается
мне поведать. Поклялся.
Она на третьем месяце беременности.
Я поступил традиционно - воскликнул: "Боже мой!", хлопнул рукой по лбу,
вскочил и заметался по скудному пространству между кроватью и окном.
- Как это случилось? - спросил я.
- Обычно. Типа меня посетил не дух божий, - цинично усмехнулась моя
сестра. - Мы и занимались-то этим всего четыре раза.
- Без контрацепции, полагаю? - уточнил я.
- Ты говоришь, как Джек Стро, - обиделась Рози.
Оскорбление я пропустил мимо ушей. Спросил, уверена ли она.
- А то. Уверена, конечно. Сказала папику, что мне срочно нужны
кроссовки "Найк", а это шестьдесят фунтов, а сама купила каку-то дешевку,
остальное спустила на тест на беременность.
Я слегка позавидовал Рози - как легко она вытянула из отца шестьдесят
фунтов. Всегда была его любимицей. Что ж, новость о ее беременности может
вновь погрузить его пучину депрессии.
- Папа сойдет с ума, когда узнает.
- Да не узнает он, - раздраженно отозвалась Рози. - Он же понятия не
имеет, как выглядят кроссовки "Найк".

Спать я лег раньше обычного, лежал в темноте и предавался мыслям о Рози
и крошечном младенце-головастике, который теперь живет у нее внутри.
Хотелось бы считать себя цивилизованной личностью, но меня снедало страстное
желание броситься к дому Аарона Майклвейта, вытащить его на улицу и избить
за ту подлость, что он сотворил с моей младшей сестрой. Он, конечно, крупнее
меня, но полагаю, неожиданный и своевременный удар изданием "Войны и мира" в
твердой обложке собьет его с ног.
11 ноября 1982 года я находился в родильной палате, когда на свет
появилась Рози. Я вовсе не намеренно очутился там, поскольку был всего лишь
мальчиком, но обстоятельства сложились столь вычурным и кошмарным образом,
что мне пришлось смотреть и слушать, как рожает моя мать. Ну и видок! Ну и
звуки! Несколько раз я пытался удариться в бегство, но мама намертво
вцепилась в мою правую руку (которая до сих пор дает о себе знать при
перемене погоды). Мама непрестанно кричала: "Не покидай меня, Адриан", - в
те дни они с отцом жили раздельно. Моя бабушка Эдна Мэй Моул распространяла
слухи, что с отцом Рози дело нечисто. Она так и скончалась в убеждении, что
отец Рози - вовсе не Джордж Альберт Моул, человек, чье имя указано в
свидетельстве о рождении моей сестры, а гад Лукас - человек, который
развратом заманил маму в Шеффилд.
Насколько мне известно, Рози совершенно не в курсе, сколь драматично
было ее появление на свет, сколь плотная завеса тайна покрывает ее зачатие.
Я наблюдал ее в те мгновения, когда она уже покинула тело матери, но еще не
успела сделать первых вдох. Наполовину лысая, с сердитым взглядом, жутко
похожая на нашего отца. Она совсем не походила на гада Лукаса, но ведь зубов
у нее тогда не было. Это я первым взял ее в руки, после того как с нее
соскребли слизь, и это я научил ее собирать кубики "Лего". До двенадцати лет
Рози ходила за мной по пятам, словно маленькая тень, но потом с ней
произошла чудовищная метаморфоза, и моя сестра обратилась в демона.
Знаю, я обещал хранить ее тайну, но у меня такое ощущение, словно этот
секрет разрастается во мне, подобно абсцессу. Даже Аарон Майклвейт не знает,
что породил зародыша.
Сегодня вечером зашел к Рози и спросил, хочет ли она ребенка.
- Возможно, - овтетила она.
Меня ее слова поразили. Рози никогда не проявляла ни малейшей тяги к
материнству. Весьма непочтительно обращалась с куклами. Кромсала им волосы и
ресницы, черкала по их лицам ручкой и ставила над ними жуткие эксперименты,
используя содержимое отцовского ящика с инструментами. Рози больше походила
на подмастерье палача, чем на юную мать. Я счел своим долгом предупредить
ее, что лейбористы крайне неодобрительно относятся к родителям-одиночкам, и
уж если она решила ступить на подобную жизненную стезю, то пусть не
удивляется, если путь окажется "каменистым, с кочками и рытвинами".
- Тони Блэр вынудит тебя пойти работать, Рози. Если ты мечтаешь кормить
ребенка грудью, глядя в телевизор, то это так и останется мечтой.
- Я ненавижу Денизу Ван Аутен (70), - сказала Рози, - и я не стану
кормить грудью ни под каким видом.
В висках у меня запульсировало. Я посоветовал ей обратиться к
дипломированному специалисту, но Рози отказалась.
Так мы и сидели в молчании. Я оглядел ее комнату и заметил, что всех
кукол Барби она повернула лицом к стене.
Спросил, обучают ли их в школе родительским навыкам.
- Ага, типа, учат, как, типа, заполнить заявление на пособие для
родителя-одиночки.
С тем я и удалился в ночь.
Как Рози может иметь ребенка? Она сама еще ребенок.

Вторник, 30 сентября

Мы с Уильямом ехали в детский сад, и тут я услышал, как по местному
радио какая-то женщина рассказывает о подростковой беременности. Я как раз
вовремя увеличил громкость, чтобы услышать: ":и эти куклы совсем как живые,
они весят четыре килограмма. Они запрограммированы плакать, их нужно
регулярно кормить и переодевать. Подростку нужно либо носить такую куклу
всюду с собой, либо найти сиделку".
Сдав Уильяма, я быстро позвонил на радиостанцию и узнал номер факса
компании, торгующей фальшивыми младенцами.
Заказал одну такую куклу напрокат - на две недели. Резиновый малыш
будет доставлен завтра к десяти утра, если посылочная служба сдержит свое
обещание.
Сегодня Рози сказала, что если она решит оставить ребенка, то не одолжу
ли я ей денег, чтобы лазером вывести татуировку с живота.
- К тому времени, когда я попаду в родильную палату, моя маленькая
обезьянка превратится в Кинг-Конга, - пожаловалась она.

Среда, 1 октября

Все хотят знать, что в посылке. Пришлось солгать, сказал, что начал
закупать подарки к Рождеству. Мама закатила глаза и обменялась с Иваном
изумленными взглядами. От меня не укрылось, как ее губы сложились для
произнесения слова "задница".
Пока Уильям находился в "Кидслпей", а Иван с матерью тренировались
перед кругосветным путешествием, я позвал Рози к себе в комнату, и мы
распаковали куклу-младенца. Младенец выглядел настолько реалистично, что нам
стало неуютно - очень уж он напоминал Уильяма Хейга, посимпатичней разве. На
псевдомладенце были желтые ползунки, а на шее болтался ярлык.

Привет, мне пять недель, я вешу пять килограммов, и меня нужно кормить
каждые четыре часа в сутки. Меня запрограммировали плакать в самое
неподходящее время. Если со мной грубо обращаться, будет включена
оглушительная сирена, которая может беспокоить ваших соседей.
Предупреждение! Не пытайтесь испортить мои аккумуляторы, работающие от
солнечной энергии. Меня нельзя купать. Не проглотите мои глаза.
Комплектация
Кукла
Электронная бутылочка
Рюкзачок-кенгуру
Раствор для мытья бутылочки
Шесть подгузников
1 пустышка

Я расстегнул ползунки. Кукла оказалась неопределенного пола. Рози была
разочарована, она рассчитывала на девочку.
Вчера вечером мне потребовался час, чтобы уговорить ее в течение двух
недель ухаживать за девочкой. В конце концов, подкупил ее обещанием, что
подарю ей накладные волосы из салона "Тони и Гай".
Рози переодела куклу и сказала:
- Назову ее Эшби.
Она посадила Эшби в рюкзачок и отправилась в школу. Маме мы решили
сказать, что Рози принимает участие в исследовании. Для школы мы не стали
придумывать никакой легенды. Там готовятся к инспекции из отдела образования
и потому вряд ли заметят.
Мама с Иваном вернулись домой лишь с наступлением темноты. Большую
часть дня они потратили на то, чтобы проехать до Коулвилла и обратно - семь
миль соврешенно плоской местности. Они были tres (71) шокированы, обнаружив
Эшби, лежащую на сушке для посуды, куда Рози закинула ее, когда кормила
Нового Пса. Позже я втихомолку пообщался с Рози. Подчеркнул, что если она не
будет придерживаться правил, я не изыщу средств для ее накладных волос.
Смотрел вместе с семьей и Иваном видеозапись третьей передачи "Потрохенно
хорошо!" (рубленый ливер по-бельгийски). К сожалению, Эшби все время вопила.
Я находился в постоянном раздражении, хотя и не в таком, как Рози, которая в
конце концов, выскочила из комнаты, бормоча:
- Она сведет меня с ума.
Уильям весьма возмутительно вел себя перед сном. Метался по комнате,
словно маленький лорд Фаунтлерой (72). Пришлось прикрикнуть на него. Мама
тут же просунула голову в дверь:
- Не будь с ним слишком строг, это естественная реакция на нового
ребенка.
Слышал, как Рози дважды вставала среди ночи, чтобы проведать Эшби.

Четверг, 2 октября

Сегодня утром мои домочадцы (и соседи) проснулись в 6.15 утра от звука,
весьма напоминающего сирену, которой пользуются для вызова спасательного
катера. Это была Эшби. Рози отрицала, что грубо обращалась с куклой, но я-то
знаю правду. Через сухую штукатурку, которая разделяет наши спальни, слышал,
как она рычит на Эшби. Сирена прекратилась только тогда, когда я взял
младенца на руки и походил с ним взад и вперед по лестничной площадке.
Уильям стоял в дверях спальни и смотрел на нас; лицо его было красным от
ревности.

Пятница, 3 октября

Позвонил Зиппо. В связи с последней передачей "Потрохенно хорошо!" их
засыпали жалобами от многочисленных бельгийских организаций гомосексуалистов
(73).
Я позвонил мистеру Пожизненно-Двадцать-Процентов и попросил совета у
его автоответчика. Брик перезвонил мне лично, но я как раз кормил Эшби,
поэтому пришлось его попросить перезвонить еще раз. Если вставить
электронную бутылочку в рот Эшби не под тем углом, она отказывается "есть".
Брик посоветовал мне прибегнуть к способу, который рекламщики называют
"полный подхалимаж". Он набросал следующий пресс-релиз:

Адриан Моул искренне сожалеет, если в своей передаче он кого-нибудь
оскорбил, независимо от национальности, цвета кожи, вероисповедания или
сексуальной ориентации. Он хотел бы заметить, что его лучший друг Найджел
является гомосексуалистом.
Рубленый ливер по-бельгийски - это традиционное блюдо, рецепт которого
взят из книги "Поваренная книга для рабочего класса", составленной Чарльзом
Элмом Франсателли, шеф-поваром ее величества королевы Виктории.

Вперед

СЦЕНА 1

Страница - 1 из 4


Тебе надоело слушать утомительные оправдания этого морального
банкрота, кандидата Тори от округа Эшби-де-ла-Зух, сэра Арнольда Тафтона?
Да! Надоело!

Ты считаешь его представления о гражданских свободах (предложение
остановить вандалов, оснастив общественные туалеты телекамерами)
отвратительными?
Да! Считаю!

Ты согласен с сэром Арнольдом Тафтоном, что тех, кто пренебрегает
лицензией на телевещание, нужно сажать в тюрьму минимум на пятнадцать лет?
Нет! Не согласен!

Ты требуешь объяснить, почему на фотографии, снятой в Марбелье, сэр
Арнольд Тафтон находится в компании с известным преступником Леном Фоксом?
Ты хотел бы знать, что находилось внутри пакета, который Лен Фокс передал
сэру Арнольду в баре "Эспаньол"?
Да! Хотел бы!

Если 1 мая ты проголосуешь за меня, обещаю, что я, доктор Пандора
Брейтуэйт, преподаватель Оксфорда, полиглот из лейстерширского рода, будто
добросовестно, честно и бесстрашно представлять чаяния жителей
Эшби-де-ла-Зух.
В этой колыбели демократии!
В праматери парламентов!
Выбери меня в Палату общин!

В ЭТОМ ЕСТЬ СМЫСЛ!!!

В девять часов я отнес отцу чашку "Нескафе". Он лежал на том же самом
месте, в той же самой позе - лицом к стене, сложив руки, словно в
страдальческой молитве. Он сказал, что слышал голос Тони Блэра, который
что-то шептал из угла комнаты. На долю секунду я подумал, что отец сходит с
ума и скоро его выведут из дома в смирительной рубашке, но затем понял, что
таймер включил приемник, и по Радио-4 передают выдержки из речей Тони Блэра.
Я выключил радио, и отец немного успокоился. Но я не смог уговорить его
встать с кровати и пойти со мной и мамой на выборы.
Я открыл его половину гардероба, зашелестел жалкой коллекцией брюк -
гимн искусственному волокну и стилю "Элвис в Лас-Вегасе", и забраковал их
все. Однако в ящике комода нашел пару 501-х "ливайсов", - обычно я джинсами
брезгую - судя по всему, подарок матери к Рождеству 1989 года. Я напялил
джинсы и долго рассматривал себя в гардеробном зеркале, тут моей макушки
коснулся луч света, и я с ужасом увидел, что мои волосы ужасающе поредели, и
свет проникает до самых волосяных мешочков. Я поспешил в ванную комнату и
исследовал свой череп посредством увеличительного стекла. Сомнений не
оставалось: у меня выпадали волосы.
Даже пока я смотрел в увеличительное стекло, волосы отделялись от
головы и планировали на дно раковины. С тяжестью в сердце я собрал их и
положил в карман рубашки от Ральфа Лорана. Не спрашивайте, зачем я это
сделал.
После чего я отправился выгуливать Уильяма и Нового Пса по
окрестностям. На улице, куда ни кинь взгляд, цвела вишня. Почему в
Эшби-де-ла-Зух полагается сажать перед домом вишню? Неужели муниципалитет
издал такое распоряжение? На тротуаре покоились останки опавших цветков.
Уильям схватил горсть и высыпал на Нового Пса. Тот стал похож на плаксивую
невесту.
Как ни стараюсь, никак не могу привыкнуть к Новому Псу: у него такая
несчастная мина вечно написана на морде - Старый Пес всегда улыбался. Кроме
того, Новый Пес совершенно нелюбопытен: он не натягивает поводок и не
волнуется. Но когда мимо проезжал белый фургон с синими воздушными шарами,
оглашая окрестности песней "Край надежды и славы" (5), Новый Пес повернул
косматую башку и оскалил зубы. Я ощутил к нему симпатию, чуть-чуть.
Пока Уильям качался на качелях, я позвонил Найджелу в его фургон и
отменил заказ на брюки. Он был очень краток - объявил, что лично ездил на
склад, потратил кучу усилий и т. д. и т. п. И добавил, что он как раз сейчас
везет их мне. Я объяснил насчет 501-х "ливайсов", но Найджел не желал ничего
слышать. Мне не хотелось заканчивать разговор на неприятной ноте, поэтому я
спросил, собирается ли он голосовать за Пандору. Найджел ответил, что уже
проголосовал за кандидата зеленых, Лилиан Дейл, которая ездила агитировать
на горном велосипеде, пока этот экологически чистый транспорт не украли.
Судя по всему, Найджел теперь страстный велосипедист. Я указал ему, что
чрезмерное давление велосипедного седла может отрицательно сказаться на
сперме (согласно одному американскому докладу). Найджел ответил, по-моему, с
сарказмом:
- Ну да, а я как раз собирался завести четырех детей с той самой
приличной девушкой, о которой все время талдычит моя мать.
Я спросил, где бы мы могли встретиться и выпить, но он ответил, что у
него нет с собой электронного органайзера, поэтому мы попрощались. Я стащил
Уильяма с качелей, и мы пошли домой.
Оставив Уильяма на попечении его депрессивного деда и сквернословящей
тетки, мы с мамой отправились исполнять свой гражданский долг.
У избирательного участка, разместившегося в скаутском сарае, гомонила
толпа избирателей. Несколько ушлых скаутов постарше установили прилавок и
торговали чипсами "Доритос" с привкусом красного перца и баночками с острым
соусом. Из напитков имелся выбор между кока-колой и диетической кока-колой.
- А что случилось с чаем и лепешками домашней выпечки? - спросила мать
у человека с наружностью скаутского лидера.
- Мы должны идти в ногу со временем, - вежливо ответил он. - Люди
сегодня хотят чипсов и кока-колы.
- Баден-Поуэлл (6) перевернулся бы в могиле, - сказала мама.
Человек покраснел, отвернулся и в смущении принялся теребить баночки с
острым соусом.
- Что я такого сказала? - спросила мама у меня, когда мы вошли в
зловонный сарай.
- Баден-Поуэлла разоблачили активисты организации "Мир в действии". Он
чересчур сильно любил мальчиков, - ответил я.
- Не осталось в этом мире больше героев, - вздохнула мама. - Кроме Тони
Блэра.
Женщина, которой срочно требовалось углубленное ортодонтическое
лечение, широко улыбнулась и вручила нам избирательные бюллетени. Я
затрепетал, увидев имя Пандоры, совсем забыл, что у нее есть еще два имени:
Луиза-Элизабет. Пользовалась ли она когда-нибудь инициалами, спросил я себя,
зашел в кабину для голосования, взял привязанный карандаш и замер,
наслаждаясь моментом. Я, Адриан Моул, собираюсь осуществить свое
демократическое право и сделать свой свободный выбор. Мои грезы прервал
какой-то человек:
- Сэр, с вами все в порядке?
Я поставил жирный крест рядом с именем Пандоры Луизы Элизабет Брейтуэйт
и покинул кабинку.
Стоя перед избирательной урной, я складывал бюллетень в маленький
квадратик и старался в полной мере осознать фантастическое значение этого
исторического момента. Возможно, безвкусный антураж скаутского сарая - с
потолка вяло свисают вымпелы, всюду громоздятся пирамиды из обшарпанных
стульев, на стенах висят выцветшие фотографии летних лагерей - помешал мне
испытать какие-то иные эмоции, кроме легкого разочарования. Несомненно,
процедура голосования должна сопровождаться мелодией медных труб и массовым
хоровым пением или, на худой конец, песнями свободы, исполняемыми под
гитару. Мы должны прославлять наши демократические права. Возможно, на
избирательных участках стоит подавать шампанское или пиво (строго по одному
стакану на каждого избирателя) - разумеется, после того как бюллетени
опущены в урну для голосования. Если сегодня вечером увижу Пандору, то
расскажу ей о своей идее.
По пути домой мама взяла меня под руку. Я не возражал, потому что она
выглядит теперь такой старой (ей пятьдесят три), что никто уже не примет нас
за любовников. Когда мы подошли к Глициниевой аллее, мама вонзила мне в руку
ногти и сказала:
- Не хочу идти домой.
Она произнесла это с интонацией маленького ребенка. Когда я спросил
почему, мама ответила:
- Причины три: Джордж, Рози и Уильям. - Увидев мое лицо, она добавила:
- С ними так тяжело, Адриан. - Она опустилась на низенький заборчик, на
котором росло что-то подозрительно синее, и закурила. - Нет от них ни минуты
покоя. А Новый Пес меня только раздражает. Я впустую трачу свою жизнь.
Я поспешил ей возразить и сказал:
- Нет, нет, не впустую.
Но больше ничего придумать не смог. Пик маминой жизни пришелся,
по-видимому, на 1982 год, когда она сбежала в Шеффилд с нашим соседом, гадом
Лукасом.
- Только посмотри, сколько букв понаставила Пандора перед своей
фамилией и после нее. - Мама разгладила скомканную предвыборную листовку, и
мы заглянули в нее. - Она доктор, бакалавр искусств, магистр искусств,
доктор философии, а завтра она будет еще и ЧП. А после моей фамилии нет
совсем ничего, а перед фамилией - лишь "миссис", - с горечью сказала мама. -
И еще, - добавила она, - Пандора говорит на шести языках. А только и могу,
что сказать на испанском "Два пива, пожалуйста".
Тут из-за угла дома выползла старуха в инвалидном каркасе и заорала:
- Вы помяли мои аубриэтии.
Я понятия не имел, о чем она говорит, но извинился перед владелицей
стены, и мы пошли дальше.

Пока я ждал, когда разморозится в микроволновке лазанья из супермаркета
"Сейнзбериз", зазвонил телефон. Это был Иван Брейтуэйт, отец Пандоры. Он
спросил, дома ли мама.
Я вежливо ответил:
- Здравствуйте, Иван, это Адриан.
- А, здравствуй, - сказал он без особого восторга. - Я думал, ты в
Лондоне. Что-то читал про тебя в "Санди таймс", по поводу то ли еды, то ли
бурды.
Дорогой Дневник, неужели гнусный пасквиль А. А. Гилла всю оставшуюся
жизнь будет следовать за мной по пятам? Может, мне связаться с Чарли
Давкотом и попросить его написать А. А. Гиллу письмо с угрозой подать в суд,
если упомянутый А. А. Гилл не заберет назад свое вздорное утверждение насчет
сосисок?
Я крикнул маме, чтобы взяла трубку. Она вошла на кухню с Уильямом,
болтавшимся на уровне ее ляжек, и передала малыша мне:
- Не опускай его на пол, он притворяется, будто тонет в открытом море.
После чего сказала в телефонную трубку:
- Иван, как чудесно, что ты позвонил.
И замолчала, лишь время от времени кивая (Ивану Брейтуэту всегда
нравился звук собственного голоса). Наконец маме удалось вставить слово:
- Разумеется, мы с радостью поможем, встретимся через полчасика.
Мама положила трубку, ее усталые глаза блестели от возбуждения.
- Мы нужны, Адриан! - крикнула она. - Пандоре не хватает машин и
водителей, чтобы доставить на избирательные участки пожилых избирателей.
- Бензин оплатят? - поинтересовался я, как мне показалось, не без
оснований.
Мамино лицо помрачнело.
- У нас есть шанс скинуть с нагретого места этот жирный мешок с
дерьмом, Арнольда Тафтона, а ты мелочишься из-за нескольких галлонов
бензина, - сказала она и взяла косметичку, которая от мамы всегда на
расстоянии вытянутой руки.
К тому времени, когда она закрасила свое лицо, было два часа дня. Я не
спал уже восемнадцать часов.
Свою временную штаб-квартиру лейбористская партия устроила в брошенной
кондитерской, которая располагается в мрачном ряду старых лавчонок на
окраине Эшби-де-ла-Зух. С одной стороны от кондитерской "Мадам Жоли" -
парикмахерская, где под металлическими колпаками сидело несколько мадам,
мало похожих на Жоли. С другой стороны от штаб-квартиры находится магазин
футонов. Из окна футоновой лавки выглядывал господин с отвислыми усами,
посетителей в магазине не было и, судя по безутешному лицу господина, не
было никогда. Футоновая революция прошла мимо Эшби-де-ла-Зух.
Пандора сидела спиной ко мне, ее затянутые в чулки ноги покоились на
старом кондитерском прилавке. Туфли-лодочки из черной замши валялись на
полу. На Пандоре был плотно облегающий ярко-алый костюм, над левой грудью
приколота большая красная роза, а над правой прицеплена розетка. Хриплым
голосом Пандора говорила в самый маленький на свете мобильный телефон.
Другой рукой играла своими длинными золотистыми волосами - собирала их в
пучок и затем роняла на плечи.
Невзрачная женщина в расклешенной юбке и кардигане подала ей чашку чая.
Пандора улыбнулась ей лучезарно и просипела:
- Мейвис, ты прелесть.
Мейвис рассиялась так, словно Ричард Гир признался ей в любви и
предложил сбежать с ним на Малибу.
Я приблизился к Пандоре и подождал, пока она закончит разговор с
каким-то типом из "Дейли телеграф" по имени Борис.
- Борис, дорогой мой, если меня сегодня изберут, обещаю, что
праздничный обед состоится очень, очень скоро, а если я проиграю, то обед
будет еще раньше. Пока, гадкий мой тори.
Улыбку Пандора отключила вместе с телефоном, встала и надела туфли.
- А что ты здесь делаешь? - осведомилась она. - Я думала, что ты в
Лондоне готовишь дерьмо для А. А. Гилла.
- Прибыл помочь, - ответил я, игнорируя ее издевательский смех.
Пандора зажгла сигарету, и один из добровольцев, тощий тип с бородкой,
кинулся к ней с пепельницей.
- Крис, ты прелесть, - прохрипела Пандора.
Крис пошатываясь убрался прочь - с таким видом, будто увидел рай.
- Ты, как всегда, предпочитаешь окружать себя рабами, - заметил я,
оглядывая добровольцев, которые деловито суетились с бумагой, чайными
пакетиками и телефонами.
- Они рады содействовать моему успеху, - ответила Пандора. - Поскольку
знают, что сегодня я одержу победу.
- В прошлый раз ты поносила лейбористскую партию, утверждая, что она
предала социализм.
- Пора взрослеть! - отрезала она. - Ты хочешь, чтобы эти чертовы тори
остались или вылетели?
- Вылетели, разумеется, - ответил я.
- Тогда заткни пасть, - посоветовала Пандора. - Я живу в реальном мире.
Я оглядел штаб-квартиру. Да, это был реальный мир. Иван Брейтуэйт
прикалывал маме красную розетку на жилет. Его волосатая рука скользнула по
маминой груди, и он извинился. Мама растянула напомаженные губы в улыбке и
склонила голову набок - в позе покорности, недавно я видел такую позу в
документальном фильме про животных (горилл). Кроме того, я видел такую позу
и в мамином исполнении - как правило, это был знак, что грядут крупные
неприятности.
К нам подскочила Мейвис:
- Пандора, последние опросы на выходе с участков ужас как расчудесны.
Она протянула Пандоре лист бумаги, на который та мельком глянула и,
смяв, швырнула в мусорную корзину.
- Сгоняю-ка я домой, - сказала она, положила мне на плечо руку с
длинными красными ногтями и добавила: - Чудненько, что повидались, прелесть
моя.
- Не смей называть меня "прелесть", Пандора, - отрезал я. - Мы знакомы
с тринадцати с половиной лет. Я терзался в твоей кладовке, когда ты жила
втроем с мужем-гомосексуалистом и культуристом-дислектиком. Мне известны все
твои тайны.
- Ах, прости, - сказала Пандора. - Из-за предвыборной кампании я
превратилась в настоящее чудовище. Меня захватили амбиции, - грустно
добавила она, словно амбиции - это смертельная болезнь. Замурлыкал мобильный
телефон. Она нажала кнопку. - Манди! - выкрикнула Пандора и повернулась ко
мне спиной.
Я оттащил маму от Ивана Брейтуэйта и его дурацких, словно вылепленных
их пластилина, бакенбард, и мы поехали к нашей первой клиентке: старухе, по
имени Ида Пикок, чье жилище насквозь провоняло дохлыми кошками. Ида Пикок
ковыляла, опираясь на палочку. Она поведала мне, что Тони Блэр подарит ей
две новых шейки бедра. Второй клиенткой была Мейбел Д'Арси, чей прапрадед
служил офицером на "Титанике" и выжил. Мейбел Д'Арси похвалялась своим
происхождением, пока Ида Пикок не сказала:
- Офицер, как истинный джентльмен, обязан был пойти ко дну вместе с
кораблем.
Больше они друг с другом не разговаривали.
Последним нашим пенсионером оказался старичок по имени Гарри
Уортингтон. Он известил нас, что уже неделю не выходил из дома. А мама
посочувствовала, что бедняжка так одинок. Мистер Уортингтон надменно
ответствовал, что он вовсе не одинок, недавно влюбился и теперь большую
часть времени проводит в кровати вместе с новой подружкой Алисой Поуп. Ида
Пикок и Мейбел Д'Арси хихикали, как девчонки, и бросали на Гарри восхищенные
взгляды. Старикану семьдесят девять, а ведет себя так, точно он Хью Грант.
Впрочем, волосы у него густые, а усы пушистые. Я спросил его, почему его
подружка Алиса не голосует, и старый ловелас ответил, что она анархистка и
не верит в институт власти. Я заинтересовался и уточнил, кто станет чинить
канализацию в том крайне маловероятном случае, если победят анархисты Алисы
Поуп. Старикан ответил, что Алиса Поуп не верит и в канализацию. А я указал
ему, что канализация - важнейшее достижение цивилизации. Не удивительно, что
Гарри Уортингтон неделю не вылезал из постели. Судя по его словам, эта Алиса
Поуп - настоящее животное.
У избирательного участка, расположенного в школе Рози, я помог Мейбел
вылезти из машины, и тут выяснилось, что она поддерживает сэра Арнольда
Тафтона.
- Он был так душечка, когда мой дом ограбили, - пролепетала она.
- Неужели поймал грабителя и вернул украденное? - спросил я с напускной
наивностью.
- Нет-нет, но сэр Арнольд сказал, что если бы был министром внутренних
дел, то отрубал бы ворам руки, - ласково ответила Мейбел.
- Доктор Пандора Брейтуэйт весьма сильна по части преступления и
наказания, - заметил я.
Я не солгал. Пандора изучала шедевр Достоевского, готовясь к школьному
экзамену повышенного уровня, и получила высшую оценку.
Пока Мейбел ковыляла по дорожке, ведущей к школе, я пытался промыть ей
мозги, чтобы она изменила свои недостойные политические пристрастия.
Пришлось даже пойти на явную ложь: сказал, будто Пандора - кровная
родственница Уинстона Черчилля и является членом аристократического
охотничьего клуба "Куорн". Более того, наврал, что Пандора тяжким трудом
зарабатывает себе на хлеб насущный. Уж не знаю, был ли толк от моих стараний
- за кого проголосовала старая ведьма, не имею ни малейшего представления.
Гарри Уортингтон оказался ярым поклонником Пандоры; больше всего его
восхищали "шаловливые губки, восхитительные грудки" и ножки, "как у Сид
Чарисс".
Ида Пикок голосовала за Пэдди Эшдауна, потому что "он военный".
- Разве вас не смущает его предполагаемый адюльтер? - спросил я.
Ида улыбнулась, показав восьмидесятиоднолетние зубы.
- Все красотки любят моряков! - пропела она скрипуче.
Гарри Уортингтон подхватил песенку, а на всем обратном пути к своему
пенсионерскому домику распевал отвратные куплеты "Я снова тебя увижу".
Отвратность куплетов усиливалась дребезжащим вибрато и нелепым акцентом в
духе Ноэля Кауарда (7). Я был рад распрощаться с ними всеми.
Когда-то мне уже портил кровь один пенсионер, звали его Берт Бакстер.
Берт был вонючим коммунякой, держал восточноевропейскую овчарку по кличке
Штык и питал омерзительное пристрастие к свекле (Берт, не псина). Он
вынуждал меня на такие неприглядные труды, как стрижка окаменевших ногтей на
его гнусных ногах или закапывание разложившегося собачьего трупа в спекшуюся
землю посредством совка для угля. Берт умер два года назад. Глубина моего
горя весьма поразила меня, хотя должен признаться, что в первый момент я
испытал чувство непомерного облегчения оттого, что больше мне не придется
стричь жуткие бертовы ногти. Берт Бакстер был самым старым и самым
скандальным жителем Лестера. Мы с Пандорой присутствовали на его 105-м дне
рождения, когда у него брали интервью в богадельне "Солнечный дом". Рядом с
Бертом тогда толпились лорд-мэр, супруга лорд-мэра, старичье из богадельни,
обслуга из богадельни и друзья. Репортерша, некая Лиза Барроуфилд - молодая
особа в розовом костюме, попыталась пресечь хвалебные замечания Берта по
поводу ее грудей (насколько мне помнится, в действительности груди ее не
были такими уж выдающимися: чуть больше апельсинов сорта "джаффа", но
гораздо меньше грейпфрутов из супермаркета "Маркс и Спенсер".)
Лиза Барроуфилд тогда спросила:
- Берт, вам исполнилось 105 лет. Чему вы обязаны столь долгой жизнью?
Бедной Лизе пришлось задать этот вопрос четырнадцать раз, но каждый раз
в ответ она слышала нечто невообразимое. Когда лорд-мэр и супруга лорд-мэра
незаметно ретировались, бедная Лиза позвонила своему шефу и спросила, что же
ей делать. Шеф велел бедной Лизе записать всю болтовню Берта, а уж они потом
"хорошенько отредактируют".
Следующим вечером меня постигло глубочайшее разочарование в
отечественном телевидении. Берта отредактировали в безобидного и даже
приятного старичка. Привожу для истории один из настоящих ответов Бакстера.
ЛИЗА: Берт, вам исполнилось 105 лет. В чем ваш секрет?
БЕРТ БАКСТЕР: А то, курю-то я с детства! Шестьдесят папиросин
"Вудбайнз" за день небось оздоровили мои легкие. И трусцой я отродясь не
бегал, и всяким этим хреновым спортом не занимался, и ни разу не лег спать
трезвым, поэтому и спал всегда хорошо. А в войну тыщи баб оттрахал по всей
Европе. Жру я в основном свекольные сандвичи, "Пятнистую колбаску" и
заварной крем. Но секрет здоровой жизни, - и я говорю об этом всем молодым -
в том, чтобы не давать сперме застаиваться в яйцах, спускайте ее почаще!
(Смех) Спускайте ее всю до капли! (Кашель) Ну-ка, зажги мне сигаретку,
Пандора, ты же хорошая девочка.
А вот что передали по телевизору - яркий пример черной редакторской
магии:
БЕРТ БАКСТЕР: Свекольные сандвичи - секрет здоровой жизни. Спал я
всегда хорошо и молодым занимался спортом. Я не курю и бегал трусцой по всей
Европе.
Берт пришел в ужас, когда увидел передачу "Страна сегодня", которую
перед тем весь день анонсировали.
- Смотрите в шесть тридцать "Страну сегодня", - призывал диктор, -
лестерский пенсионер расскажет, как бег трусцой по всей Европе позволил ему
дожить до 105 лет.
Не знаю, почему они сделали ударение на слове "позволил". Разве были
какие-то сомнения? Вряд ли.
Я был рад, что Берт погиб из-за несчастного случая на лестничном
подъемнике за день до своего 106 дня рождения. Еще одного столь же скверного
празднования дня рождения я бы не вынес. И мне достоверно известно, что мэр
Лестера с супругой забронировали себе на этот самый день отпуск на Тенерифе.
Думаю, Берт порадовался бы если не содержанию, то хотя бы размеру заголовка
в "Лестер меркури".
ТРАГЕДИЯ НА ЛЕСТНИЧНОМ ПОДЪЕМНИКЕ: СМЕРТЬ СТАРЕЙШЕГО БЕГУНА ТРУСЦОЙ.
Старейший житель Лестера Бертрам Бакстер скончался сегодня утром в
результате несчастного случая, ставшего следствием связи пояса халата и
механизма лестничного подъемника в пансионате "Солнечный дом" на Брук-лейн,
где Бертрам Бакстер проживал последние годы. Старшая сиделка миссис Лоретта
Харви назвала мистера Бакстера, чья супруга Квини умерла в 1982 году,
"большим оригиналом, не выносившим дебилов".
Миссис Харви вспомнила время, когда мистер Бакстер подал в суд на
"Солнечный дом" с требованием возместить моральный ущерб: мистер Бакстер
утверждал, что ему не обеспечивают его диетические потребности. Мистер
Бакстер ест только свекольные сандвичи, консервированный пудинг "Пятнистая
колбаска" и заварной крем. Дело приобрело скандальный оттенок, когда мистер
Бакстер объявил голодовку и прославился по всей стране под прозвищем
"Свекольный Берти". Его победа над администрацией пансионата получила
широкое одобрение как триумф здравого смысла, хотя, по словам миссис Харви,
персоналу кухни решение суда причинило "большие неудобства".
Ничуть не огорчусь, если за оставшуюся жизнь больше не увижу ни одного
престарелого хрыча. Не выношу их медлительности, плохо подогнанных вставных
челюстей и маниакальной страсти к маринованным овощам. Маме быстро наскучило
таскаться с пенсионерами, и она объявила, что желает быть "в центре
событий", поэтому я высадил ее у штаба Лейбористкой партии. Дальше трудился
один.
Следующим на очереди был старик по имени Арчи Тейт. Он забирался в
машину так медленно, что едва не довел меня до бешенства. Старый хрен харкал
и кашлял в большой белый платок, а когда я с сарказмом осведомился, все ли с
ним в порядке, он ответил, что не все, у него пневмония. Речь его отличалась
изысканностью, что редкость для выходца из рабочего квартала.
- Не лучше ли вам соблюдать постельный режим? - спросил я.
- Нет, - ответил он, - я социалист и хочу проголосовать.
- Мистеру Блэру вряд ли хочется, чтобы вы скончались на избирательном
участке, - заметил я.
- Мистер Блэр? - презрительно прохрипел он. - Не слышали разве, что я
социалист, я голосую за Социалистическую рабочую партию, за партию Артура.
- Артура? - удивился я.
- Артура Скаргилла, - ответил старый хрен таким тоном, будто я
законченный идиот.
Я попытался убедить его проголосовать за Пандору. Сказал, что Пандора
поддержала мистера Скаргилла во время забастовки шахтеров, провела в школе
лотерею и отправила собранные средства (19,76 фунта, насколько я помню) в
Забастовочный фонд, но старый чахоточник остался непреклонен.
- Я потерял в Арнеме (8) левое легкое и правую ногу, - сообщил он,
навалившись на меня со своего заднего сиденья. - И вовсе не для того, чтобы
англичане превратились в этих тупиц с материка, хлебающих жидкий капуччино.
В попытке хоть что-нибудь противопоставить столь нелепому фанатизму, я
заметил:
- Капуччино - совершенно безвредный напиток с приятным вкусом. Я пью
шесть чашек в день.
- Чертовски мало кофе и чертовски много пены, - ответил хрыч.
Он пожал мне руку и поблагодарил, что я его подбросил. А я сказал, что
подожду, когда он проголосует, и доставлю домой. Хотя имел полное моральное
право оставить его вместе с правым легким и левой ногой в здании начальной
школы на Картс-лейн.
Я чувствовал себя слегка обманутым - этот тип хитростью вынудил
доставить себя на выборы; представился сторонником лейбористов, хотя на
самом деле является прожженным социалистом.
Когда мы ехали обратно, старик извинился за свои чертыхания. Я ответил,
что давно уже не обращаю внимания на вульгаризмы. Объяснил, что работаю в
ресторане в Сохо, где производные от неприличных слов используются в
качестве существительных, прилагательных и глаголов - в Сохо ругательства
являются основным элементом речи английского языка.
Когда мы остановились рядом с маленьким домиком, Арчи Тейта одолел
такой сильный кашель, что лицо его налилось кровью, а из глаз хлынули слезы.
Он долго не мог перевести дух, поэтому я помог ему выбраться из машины и
дойти до входной двери. На крыльце старикан достал из кармана связку ключей
и протянул мне, а сам, тяжело хрипя, привалился к стене.
Я открыл входную дверь и увидел полки, плотно забитые книгами. В глаза
мне бросились "Капитал", "Улисс" и "Дневники" Харольда Николсона (9). У
окна, смотревшего на улицу, стояла узкая кушетка. Рядом находился низенький
столик, заставленный лекарствами и банками. В очаге мерцали раскаленные
угли. На коврике сидел жирный кот. Арчи Тейт упал на кровать и закрыл глаза.
Он был высокого роста, ноги (точнее, нога) свисали с кушетки. Пройдя в
крохотную кухню, чтобы поставить чайник, я проклял Бога и социализм за то,
что они подсунули мне очередного пенсионера. Неужели мне никогда от них не
освободиться? Неужели пенсионеры - это мой крест? Неужели мне на роду
написано, что их покрытые пигментными пятнами руки всю жизнь будут цепляться
за мою шею?
Я сделал все, чтобы Арчи Тейт почувствовал себя получше - если,
конечно, одноногий и однолегочный старик, страдающий пневмонией, вообще
может почувствовать себя лучше. После чего записал номер его телефона.
Выяснилось, что у него нет ни родственников (кто бы сомневался), ни друзей
(naturellement (10)), он поссорился с соседями (mais oui (11)) и угадайте,
что еще? Quelle surprise! (12) Он один на всем белом свете. Если не считать
рыжего кота по кличке Эндрю. Я восхитился котом, сказав, что никогда не
видел таких толстых животных.
Затем записал номер своего мобильного телефона, сунул листок под банку
с маринованными овощами, стоявшую на низеньком столике у кровати, и
предложил Арчи Тейту звонить, если ему сегодня понадобится помощь. Старый
хрыч заверил меня, что чувствует себя нормально, и попросил немедленно
оставить его в покое. Я знал, что чай, который я налил большую фарфоровую
чашку с розой и золотым ободком, останется нетронутым. Судя по виду старика,
у него не оставалось сил даже оторвать голову от подушки.
Возвращаясь в штаб-квартиру, я с сожалением размышлял, почему люди
старше пятидесяти лет не совершают массового самоубийства. Конечно, в этом
случае развалятся некоторые "серые" производства - например, изготовители
садовых шпалер и теплого нижнего белья. Но преимущества такого исхода
очевидны: не надо выплачивать пенсии, не надо строить богадельни, и, по
крайней мере, половина парковочных мест перед универмагом "Марк и Спенсер"
отойдет к молодым и трудоспособным членам общества.
Я вновь возблагодарил Пеписа (13), бога всех ведущих дневники, за то,
что записи при моей жизни никто не прочтет. Не хотелось бы, чтобы меня
считали жестокосердным истребителем старичья. Про себя я точно знаю: когда
мне стукнет пятьдесят, я с радостью пожертвую своей жизнью ради цветущей
юности.
Хотя, если подумать, пятьдесят, возможно, и рановато. Более разумная
граница - пятьдесят пять (для тех, кто обладает хорошим здоровьем, или
некурящих), но шестьдесят - это абсолютный предел. Какой смысл кому-то жить
дальше? Sans (14) зубов, sans мышц et sans секса?
В десять вечера, перед самым закрытием избирательного участка, мне
поручили забрать в тупике Беван района Беверидж некую миссис Клаф.
К моему ужасу, при миссис Клаф обнаружилось трое детей.
- Придется взять их с собой, - заявила она. - Приходящей няни у меня
нет.
Миссис Клаф была в восторге от предстоящей победы лейбористов. Он
уверяла, что Тони Блэр "поддержит матерей-одиночек". Миссис Клаф слышала,
как он объявил об этом в программе Джимми Янга, так что она точно знала -
это святая правда. Я заверил ее, что мистеру Блэру можно доверять, это
совестливый и честный человек, который посвятил свою жизнь исправлению
недостатков нашего неправедного общества.
- Вы знаете мистера Блэра? - потрясенно вопросила миссис Клаф.
Глянув в зеркальце заднего вида, я сменил выражение лица с уверенного
на загадочное и спросил:
- Разве кто-нибудь знает Тони Блэра по-настоящему? Думаю, даже Чери
скажет, что она не знает Тони по-настоящему.
Миссис Клаф приструнила детей, которые теребили флакончик с сосновым
освежителем воздуха, и слегка раздраженно вопросила:
- Но вы с ним встречались и разговаривали? Ему известно ваше имя?
Я был вынужден признаться, что нет, я никогда не встречался с Тони
Блэром; нет, никогда не разговаривал с Тони Блэром; и нет, Тони Блэр не
знает моего имени. Остаток пути мы проехали в молчании. Мисс Клаф следует
поступить в лестерширскую полицию - она принесет много пользы в отделе
уголовного розыска.
Вернувшись домой, я обнаружил у двери найджеловский фургон от магазина
"Некст". Найджел сидел на кухне и пил чай с матерью и Иваном Брейтуэйтом.
Мама дефилировала между кухонным и разделочным столами в новом ярко-красном
брючном костюме, который (по моему мнению) кошмарно не сочетается с рыжими
волосами. Однако Иван Брейтуэйт (пятьдесят пять лет, самое время пустить в
расход) бубнил:
- Необычайно элегантный костюм, Полин, но его нужно носить с туфлями на
шпильках.
Как смеет этот Брейтуэйт советовать моей матери, какую ей носить обувь!
Этот человек - портняжная катастрофа. Он просто Помпея мужской одежды в
своих джинсах "Роэн" и в комплекте из сандалет и белых носков "Биркенсток".
Я заметил Ивану, что меня удивляет, как он нашел время на чаепитие -
разве ему не положено помогать Пандоре общаться с местной прессой? Он
ответил, что уже написал сообщения для печати. Одно на случай победы Пандоры
и одно на случай поражения. Еще Иван сообщил, что к Пандоре проявляет
большой интерес общенациональная пресса, потому что она исключительно
красива и у нее длинные волосы. У прочих кандидаток от Лейбористской партии
короткие стрижки и слишком маленькие лифчики. Кроме того, несмотря на уроки
макияжа, они накладывают косметику, словно двухлетки, дорвавшиеся до
косметического отдела аптеки "Бутс".
Меня потрясло легкомысленное отношение Брейтуэйта к демократическому
процессу. Я так и не услышал от него слов об убеждениях, принципах и
политическом кредо дочери. Пришлось самому произнести речь на эту тему, а
заодно напомнить Ивану, что однажды он покинул Лейбористкую партию по
принципиальным соображениям (кто-то мухлевал с деньгами на общественные
чаепития).
Найджел - наверняка чтобы только заполнить паузу в разговоре - сказал,
что ему жаль слышать о крахе моего брака. Я прожег мать испепеляющим
взглядом, у которой все-таки хватило совести покраснеть и отвернуться (еще
один малосочетающийся оттенок красного). Найджелу я ответил, что, напротив,
очень рад был покончить с этим браком. А мама сказала:
- Напротив, это Жожо была рада с ним покончить.
Я сказал, что не понимаю, почему она развелась со мной. На основании
какого такого безрассудного поведения? Мама ответила:
- Да будет тебе! А как же ссора в Котсволде из-за чихания? Это три дня
продолжалось, между прочим.
Речь о том случае, когда я обвинил Жожо, что она чихает напоказ, делая
чрезмерное ударение на "чхи!" в слове "Ап-чхи!" Более того, "чхи" длится
дольше, чем требует того заурядный физиологический акт. В конечно счете, я
предъявил Жожо обвинение в том, что своим выразительным "чхи!" она желает
привлечь к себе внимание толпы. А Жожо в ответ указала, что она беременная
на последнем месяце чернокожая ростом метр восемьдесят, на голове у нее
тысяча косичек с бисером, и в данный момент она идет по улице английского
провинциального городка, население которого состоит исключительно из белых
европеоидов. Так что нет ничего удивительного в том, что аборигены пялится
на нее, разинув рты.
- Мне много чего не достает, Адриан, но во внимании я недостатка не
испытываю! - заявила Жожо.
И снова чихнула, неприлично растянув "чхи". Мужчины, между прочим, и не
за такое убивали. Я так и сказал ей. Мама и папа, которых я по глупости
пригласил пожить в нашем домике, подло приняли сторону Жожо. И меня
практически бойкотировали.
Тем временем эксгибиционизм Жожо все усиливался. Теперь она не только
растягивала "чхи!", но и делала совершенно неприличное ударение на "ап!" Я
неизбывно страдал. Когда мы вернулись домой в Сохо, доктору Нг, моему
личному врачу, пришлось выписать мне антидепрессант под названием прозак.
Вскоре после котсволдской катастрофы, родился Уильям, по моей
настоятельной просьбе - в лягушатнике Королевского лестерского роддома. Он
присоединился к династии Моулов, сделавших здесь свой первый вдох (в
родильном доме, а не в родильном бассейне). Я лично пожелал, чтобы Уильям
попал в этом мир через теплую воду при мерцании свечей и под музыку Баха,
как предлагалось в листовке Общества Радикального Акушерства. Однако Жожо
почему-то долго противилась, уверяя, что во время родов предпочла бы
находиться в бессознательном состоянии. Когда же я выразил удивление,
сказав:
- Мне жаль слышать эти прискорбные слова, Жожо. Я был склонен думать,
что ты, будучи африканкой, исповедуешь естественный подход к деторождению.
Но к моему крайнему изумлению, Жожо сначала расплакалась, потом
рассердилась и, немотивированно повысив голос, закричала:
- Почему бы тебе, когда у меня отойдут воды, не подыскать мне поле, где
бы я могла работать во время родов? И на этом поле обязательно должно быть
баобаб, потому что я, будучи африканкой, буду естественно рожать под его
ветвями. И как только я рожу, то сразу привяжу ребенка к спине и вернусь к
полевым трудам!
Так получилось, что родильный бассейн оказался сплошным разочарованием.
Акушерка поручила мне поймать послед Жожо детским сачком. Последний раз я
пользовался таким сачком в восьмилетнем возрасте, и ловил я тогда
головастиков, которых потом подкладывал в банки с вареньем. Вследствие
трагического стечения обстоятельств сачок мне не пригодился, ибо я упустил
момент рождения сына, потому что моя легкомысленная мать именно в этот
сакральный момент решила позвонить в роддом и поинтересоваться, как дела.
Никогда ей этого не прощу.
Иван Брейтуэйт пригласил нас с мамой, Найджела и его друга Норберта на
оглашение результатов выборов в городскую управу. После оного мероприятия
должно было последовать праздничное веселье в гостинице "Красный лев". Моего
отца и миссис Таню Брейтуэйт он даже не упомянул. Их уже вычеркнули из
истории, как Сталина или Аниту Харрис (15).
После отвратительного ужина, приготовленного мамой на скорую руку и без
всякого желания (кусочки омара и восточный сыр от "Анкл Бенз"), я отправился
наверх и попытался уговорить отца встать с кровати. Сказал ему, что опрос
избирателей на выходе с участков благоприятен для Пандоры.
- Мне наплевать, Адриан, - ответил он. - Мне на все наплевать. Моя
жизнь прошла впустую, я ничего не сделал и нигде не был. Мое имя неизвестно
никому, кроме семьи и комитета отопительных систем. У меня не было даже
пятнадцати минут славы, обещанных этим долбаным Энди Уорхолом.
- Это сказал Маршалл Маклюэн (16).
- Вот видишь, - простонал отец и уткнулся в стену.
Я пустил в ход иронию, напомнив, что он все-таки был знаменитым, пусть
не пятнадцать минут, но пять уж точно. Когда мы отдыхали на приморском
курорте Уэллс, отнесло в море на надувном матраце, имитировавшем вставные
челюсти. Он проплыл две мили, прежде чем его лебедкой выловили летчики из
Королевских ВВС. Это событие попало в региональный выпуск теленовостей
"Страна сегодня" и на первую страницу "Лестер меркьюри". Даже "Дейли
телеграф" опубликовала такую вот заметку.

ЧЕЛОВЕК НА ВОЛОСКЕ ОТ ГИБЕЛИ!

Житель Лестера, которого сняли с надувного матраца в форме вставных
челюстей, был назван капитаном Ричардом Брауном из Вертолетной спасательной
службы Королевских ВВС "распоследним дебилом".
- В районе левого нижнего моляра имелась небольшая течь, - сообщил
нашему корреспонденту капитан Браун, - и дебил долго бы не продержался.
Капитан Браун призвал законодателей запретить гражданским лицам
заходить в море. "Море - не игрушка", - сказал он нашему корреспонденту.

Я допустил промашку. Папу захлестнули воспоминания.
- Волны были такие огромные, - прошептал он, и глаза его наполнились
ужасом. - А на мне были лишь ласты. И мне до смерти хотелось курить.
Я поспешил утешить его, сунув ему в рот сигарету "Ротманс".
Мы с мамой собрались уходить, но Уильям заплакал и повис на моих ногах.
Рози, которая должна была сидеть с ребенком, пялилась на "Шоу Джерри
Спрингера" - в телевизоре непомерно жирная негритянка поносила мужа за
склонность к трансвестизму. Я отнес мальчика в отцовскую комнату и сказал:
- Дедушке плохо. Хочешь поиграть в доктора?
После чего зашел в ванную и достал из шкафчика медицинскую аптечку. Я
вытащил из нее таблетки и лекарства с истекшим сроком годности (тюбик с
глазной мазью следовало использовать до февраля 1989 года) и вручил аптечку
Уильяму со словами:
- Ты врач, Уильям, будь хорошим мальчиком, полечи дедушку.
Отец лежал на подушках с безразличным видом, Уильям принялся наматывать
бинт на его левую руку. Спускаясь по лестнице, я услышал причитания:
- Черт, не так туго! Ты же мне сосуды пережмешь, черт тебя дери!
Я уже закрывал дверь, когда услышал крик Уильяма:
- Дедушка, нельзя говорить плохие слова, а то я посажу тебя в тюрьму.
Во всем, что касается закона и порядка, мой ребенок определенно
придерживается крайне правых взглядов.
Пока я заводил машину, в динамиках жужжало Радио-4 - группа писателей
обсуждала, какое влияние окажет на литературу победа лейбористов. Какая-то
старая тетка сдавленным голосом несла вздор о Гарольде Вильсоне, о какой-то
Дженни Ли (17), и о Совете по культуре. Затем ее перебил Барри Кент, бывший
бритоголовый, а ныне известный поэт и романист, лауреат литературных премий.
С нарочитым лестерским выговором Барри принялся разглагольствовать:
- Да кому он, в задницу, нужен этот мудацкий Совет по культуре?
Писатель на хрен должен быть революционером. Его подлинная роль -
ниспровержение [бип] господствующей верхушки, будь то консервативные [бип]
мешки с говном или [бип] лейбористские оборванцы. А если писателю нужно
подкинуть [бип] деньжат, прежде чем он перенесет на бумагу свои говеные
слова: - Барри презрительно загоготал. - Пусть он несколько дней проведет со
мной. Я ему открою на хрен [бип] глаза, покажу на хрен, что такое бедность и
вырождение на хрен, я отведу его туда, где люди сидят на [бип] игле на хрен.
Тут Барри принялся декламировать одно из своих напыщенных
стихотворений. Одно из тех нелепых произведений, за которые он получил шесть
поэтических премий (три британских, три французских):

Убей всех буржуев!
Сожги их дворцы!
Бабам их вставь!

И т. д. и т. п.
Когда Барри Кент получил степень почетного доктора в университете Де
Монтфорт, он попал в заголовки газет всего англоязычного мира - распахнул
полы своей докторской мантии, под которой ничего не было, и принялся
нараспев читать "Йо! Я Человек". Теперь это знаменитое стихотворение
распевается на футбольных трибунах всего цивилизованного мира.

Йо! Я Человек!

Йо!
Я человек!
Не!
Мою свой зад!
Не меняю свои трусы,
И счастлив тем от души.
На футбол я иду,
Потому что люблю!
Йо!
Я человек!
Пиво есть в банке,
Сигареты в кармане,
Давай, парень, вдарь!
Припечатай судилу,
Суку-мудилу размажь!
Йо! Я человек!
Йо! Я человек!
Йо! Я человек!
Йо!

Пятьсот студентов, которые три часа парились в раскаленном шатре,
пришли в неистовство, вскочили и устроили Кенту овацию. Тогда Барри
пригласил на сцену свою мамашу Эдну и заорал:
- Это Эдна, моя мама. Она чистит туалеты, и почему она должна этого
стыдиться, а?
Миссис Кент, которая до этого момента, насколько мне известно, никогда
не стыдилась своей работы, неловко заерзала, вид у нее был такой, словно ей
не терпится остаться с Барри наедине и задать ему хорошую взбучку. Мне об
этом рассказала моя собственная мать - по дороге в городскую управу.
В здании управы были предприняты строгие меры безопасности, все
благодаря компании "Цитадель лимитед". Нам пришлось встать очередь, чтобы
наши фамилии проверили по списку. Мама тут же потеряла терпение и принялась
громогласно жаловаться. Я совсем не удивился, когда ее вывела из очереди -
якобы наугад - угрюмая охранница с квадратной челюстью по имени Сандра Лиф.
С личного досмотра мама вернулась, бормоча себе под нос зловещие угрозы в
адрес Сандры Лиф и "Цитадель лимитед". Она заявила, что утром же позвонит
Чарли Давкоту и узнает, нельзя ли "привлечь этих уродов" за сексуальные
домогательства.
Стоило нам только войти в здание, тут же подскочил Иван Брейтуэйт и
выкрикнул:
- Да, Полин, да! Эти туфли - само совершенство!
Что такое с этим человеком? Он что, фетишист, свихнувшийся на обуви?
Мама вытянула ногу в вульгарной красной туфле на шпильке, и Иван чуть не
эякулировал на месте. Я с облегчением перевел дух, когда к нам подошла
миссис Таня Брейтуэйт и встала между моей матерью и своим мужем.
Интересно, спросил я себя, сколько времени миссис Брейтуэйт провела
перед гардеробом, прежде чем выбрала подходящий костюм? Думала ли она о том,
что ее будут фотографировать, а, может, и снимать на видео в качестве матери
кандидата? Ночь ведь очень теплая. Разве зеленый мохеровый свитер с вышитыми
французскими пудельками годится для этой торжественной ночи? И разве
подходят к вышитым французским пуделям плиссированная юбка в клетку а-ля
принц Уэльский? И разве незатейливые темно-синие босоножки "Кларкс" удачно
завершают ансамбль? Нет! Нет! И нет! Что случилось с женщиной, элегантностью
и богемным стилем которой я прежде неизменно восторгался?
Я шепотом спросил маму, что произошло. Оказалось, миссис Брейтуэйт
пережила в декабре небольшой удар; теперь она почти поправилась, если не
считать полностью атрофировавшегося эстетического вкуса. Мне потребовалось
дожить до двадцати шести лет, чтобы понять - у человека на самом деле шесть
органов чувств: зрение, слух, осязание, обоняние, вкус обычный и вкус
эстетический.
Телевизионные группы выстроились в очередь, чтобы взять интервью у
Пандоры. Между съемками она доставала небольшую черную пудреницу с тисненым
логотипом Шанель и пудрила свое восхитительное лицо.
Сэр Арнольд Тафтон топтался в углу, окруженный озабоченными толстяками
в полосатых костюмах.
Тем временем на столах, выстроенных вдоль зала, все выше и выше росла
пачка бюллетеней за лейбористов. По всему залу бежал шепоток: сокрушительная
победа. Ленни Пербрайт, агент Пандоры, коренной лондонец, бывший владелец
киоска по продаже кальмаров, представился мне со словами:
- Мне хочется пожать вашу руку. Я никогда так хорошо не ужинал, как в
вашем ресторане. На мой взгляд, вы должны стать звездой путеводителя
"Мишлен".
Естественно я был польщен и спросил, что он ел в "Черни".
- Рубец, жирный жареный картофель и печеную фасоль, - ответил он,
облизываясь. - Вот только, - добавил Ленни, - вы заставили нас ждать.
Я объяснил, что Питер Дикар не разрешает пользоваться в кухне
микроволновкой, уверяя, будто она испускает "вредные лучи" всякий раз, когда
открывается дверца, поэтому замороженный рубец поневоле оттаивает медленно.
Ленни ответил:
- Да, да, стоило подождать, я не жалуюсь.
Я спросил о столь необычайно превращении владельца кальмаровой лавки в
профессионального политика. Ленни сказал, что как-то утром ехал домой из
Биллинсгейта в фургоне, забитом кальмарами, и услышал, как Рой Хэттерсли в
программе "Сегодня" на Радио-4 сказал про Джона Мейджора:
- Он не справится даже с киоском по продаже кальмаров.
Метафора лорда Хэттерсли вдохновила Ленни Пербрайта круто переменить
течение своей жизни. Я сообщил, что лорд Хаттерсли - завсегдатай "Черни".
Жаркое из капусты и картофеля с солониной "Фрей Бентос" и соусом "Эйч-пи" -
его любимое блюдо. А для его пса по кличке Забулдыга сделали исключение и
разрешили лорду Хэттерсли приводить питомца в ресторан при условии, что тот
будет мирно сидеть у ног хозяина и не станет набрасываться на еду и других
посетителей.
В 1.30 ночи объявили, чтобы кандидаты через пять минут собрались на
сцене. Я кинулся в туалет. В минуты волнения мой мочевой пузырь вдруг
развивает чрезмерную активность. Все писсуары были заняты, поэтому я
заглянул под дверь первой кабинки. И там занято - красными туфлями на
шпильках и сандалетами "Биркенсток". Разумеется, для подобного сочетания
обуви можно было придумать много объяснений, но ни одно из них не приходило
на ум, за исключением очевидного: моей матери и отцу Пандоры так не
терпелось уединиться, что ради этого они готовы дышать аммиачной вонью
общественного сортира.
Я выскочил из мужского туалета и бросился в женский, где нашел-таки
свободную кабинку. И вот, когда я облегчался, в туалет вошли две женщины.
Она заняли соседние с моей кабинки и продолжили разговор.
1-АЯ ЖЕНЩИНА: Это просто кошмар какой-то. Девять дней!
2-АЯ ЖЕНЩИНА: А у меня кровяные пятна похожи на континенты. В прошлом
месяце вышла идеальная Африка.
Я вылетел из туалета, не помыв руки.
Кандидаты уже выстроились на сцене. От моего внимания не ускользнуло,
что у сэра Арнольда Тафтона расстегнута ширинка. На сцене распоряжалась
веселая бритоголовая женщина в футболке с надписью СЛАГ. Я спросил маму,
которая была тут как тут, что значит надпись.
- Социалистки-лесбиянки-антиглобалистки, - объяснила она. - Это
Кристина Спайсер-Вудс, служила в ВВС, а так просто славная женщина.
- Но что заставляет женщин носить стричься наголо?
- Химиотерапия, - ответила мама, уничтожив меня взглядом.
Мисс Спайсер-Вудс приковывала к себе взгляд. И тем не менее, Пандора
заставила все глаза обратиться на нее. Найджел и его друг Норберт
протиснулись в первый ряд. Найджел шепнул мне:
- Пан - самая кайфовая красавица после Леонардо Ди Каприо.
Его друг Норберт, мускулистый мужик в темных очках от Гуччи, добавил:
- Да, красотка что надо, Найджел, а костюмчик просто охренеть. Это же
Шанель, да?
Найджел объяснил, что Норбер торгует тряпками и может за тысячу шагов
опознать фирменный лейбл модельера.
Уполномоченный по выборам, невысокий человечек с лицом бобра, сверкнул
в нашу сторону злым взглядом, и в зале воцарилось молчание. Только в дальнем
углу раздавалось жалкое скандирование: "Кит, Кит, Кит!" - это слабо вякали
сторонники Чокнутого Монстра, поддерживая своего кандидата Кита Маттона,
грустного человека в маске Граучо Маркса. Наконец, после вмешательства
квадратной Сандры Лиф и ее коллег из "Цитадели", Чокнутые угомонились, и
началось оглашение результатов. Я огляделся в поисках мамы и Ивана
Брейтуэйта, но они снова куда-то исчезли. В тот момент, когда человек-бобер
говорил: "Марсия Гримболд, "Верните местные налоги", 758 голосов", в дальнем
конце зала возник какой-то шум, я повернулся и увидел Джека Кавендиша,
престарелого любовника Пандоры. Сандра Лиф заломила ему руку. К ним через
толпу пробирался полицейский в форме. Кавендиш закричал на весь зал:
- Я любовник Пандоры Брейтуэйт! Я должен стоять на сцене рядом с ней,
фашисты трепаные!
Его выпроводили через запасный выход в сад - к мусорным бакам и
сломанной офисной мебели.
Я поднял взгляд на Пандору, дабы посмотреть, как она отреагировала на
насильственное изгнание своего любовника. Улыбка и на краткий миг не
покинула ее лица. Что ж, Пандора безжалостна в своих честолюбивых
устремлениях. Ее обаятельный взгляд нашел объектив телекамеры. Объектив
подмигнул в ответ. Совершенно очевидно, что Пандора и телекамера вот-вот
закрутят страстный роман.
Жена сэра Арнольда Тафтона - похожая на какое-то сумчатое животное
особа в шелковом костюме-двойке и слишком больших туфлях, купленных, судя по
виду, на распродаже в "Маркс и Спенсер", сердито ткнула в пах своему
муженьку. Тафтон затеребил расстегнутую молнию, производя пренеприятное
впечатление, будто он решил заняться публичным самоудовлетворением. Дорогой
Дневник, я отнюдь не сторонник сэра Тафтона и питаю бесконечное отвращение к
его философии "алчность - двигатель прогресса", но должен признать, что не
смог справиться с жалостью, когда на телемониторе показали гигантски
увеличенную руку Тафтона, которая продолжала теребить гигантски увеличенную
расстегнутую ширинку.
Кристину Спайсер-Вудс бурно приветствовали ее коллеги из СЛАГ, она
улыбнулась и победно вскинула руки, услышав, что получила 695 голосов. Сэр
Арнольд и леди Тафтон, задрав головы, смотрели на люминесцентное табло, на
нем вспыхнули цифры: 18 902. Вот и настал миг, когда объявят результаты
Пандоры.
- Пандора Луиза Элизабет Брейтуэйт: - забубнил человек-бобер. -
Двадцать две тысячи четыреста пятьдесят семь:
Зал взорвался продолжительными криками одобрения, которые сдули пыль со
стропил.
Пандора облизала губы; не могу сказать, то ли от перспективы
соблазнительной карьеры, то ли для того, чтобы придать еще больше блеска
телевизионной улыбке. Она стояла, опустив долу взгляд и сцепив руки, словно
молилась.
Я отлично знал, что Пндора - весьма умелая актриса. Мало кто забудет,
как душераздирающе любовь всей моей жизни играла Марию в рождественской
пьесе "Звезда в яслях" в средней школе имени Нила Армстронга. Мисс Эльф
сказала даже под конец: "Похоже, Пандора решила рожать Иисуса с помощью
щипцов".
Пандора изобразила, что "пришла в себя" и подошла к микрофону.
Дрогнувшим от "избытка чувств" голосом она поблагодарила полицию, "Цитадель
лимитед", добровольцев и доброволок, которые дежурили в избирательном штабе.
Во время страстной речи о справедливости и свободе она ловко притворилась,
будто едва сдерживает слезы. В конце своей речи Пандора провозгласила:
- Эшби-де-ла-Зух сбросил ярмо правления тори! Впервые за сорок пять с
лишним лет вы, жители Эшби, выбрали в парламент лейбориста. Надеюсь, я смогу
оправдать ваше доверие.
Я достал мобильный телефон и позвонил отцу, чтобы рассказать ему о
триумфе Пандоры.
Трубку снял Уильям:
- Алло, - пискнул он. - Кто говорит?
- Папа, - встревоженно ответил я.
Почему ребенок не спит в два часа ночи?
- Где дедушка? - спросил я, стараясь не выдать паники. Ответа не
последовало, но я слышал в трубке тяжелое дыхание Уильяма и странные звуки,
какие обычно издают телепузики. Я повысил голос в надежде достучаться до
ушедшего в себя мальчишки. - УИЛЬЯМ, ГДЕ ДЕДУШКА?
В голове проносились пугающие картины:

Уильям крутит вентили газового камина в гостиной.

Уильям нашел зажигалку и спички, хранящиеся на каминной полке в
кружке "Тоби".

Уильям добрался до кухни и играет с ножами "Сабатье", которые я
подарил маме на Рождество.

Уильям включил электрический чайник и пытается приготовить чай.

Уильям с легкостью открутил защитную крышку и горстями глотает
парацетамол.

Уильям сумел выйти из дома и разгуливает в пижаме по улицам
Эшби-де-ла-Зух.

Полицейские водолазы ныряют в муниципальное озеро под камерами
репортеров регионального телевидения.
Сигнал в телефоне слабел. Я заорал:
- УИЛЬЯМ, РАЗБУДИ ДЕДУШКУ!
Сигнал окончательно пропал, и я проклял тот спутник, который без толку
прошел над головой.
После целых тридцати секунд бесплодного нажимания кнопок, я увидел, что
загорелся красный сигнал, означавший "батарея разряжена". Я лихорадочно
огляделся в поисках телефона. Подбежала мама, вся в пене от возбуждения.
Следом за ней вышагивал Иван Брейтуэйт.
- Как только Пан пообщается с публикой на улице, едем в "Красный лев"!
Тут я сказал маме:
- Ты должна вернуться, Уильям бродит по дому, а папа спит или мертв!
- Это твой ребенок и твой отец, - весьма агрессивно ответила моя родная
мать. - Ты и иди домой. А я остаюсь праздновать.
Велев им непрерывно звонить домой, я бегом пересек зал и протиснулся
через толпу восторженных сторонников лейбористов, которые собрались на
тротуаре и мостовой. Все глаза были устремлены вверх к балкону, где
ожидалась Пандора, которая подобно Эвите явится перед пеонами
Эшби-де-ла-Зух.
Я медленно вел машину через толпу со скоростью пять миль в час,
расталкивая людей. Впереди появилось еще одно препятствие. У бордюра стоял
абсурдно длинный лимузин. Шофер в серой форме и фуражке ходил вокруг
нелепого серебристого автомобиля и методично открывал все шесть дверец. Из
машины вылез Барри Кент в алом кожаном пиджаке и темных очках. За ним
показались Эдна, мать Кента, два его братца-люмпена и три сестры-люмпенши.
Вся компания неловко перегородила тротуар. Эдна высвободила платье из
расщелины своих огромных ягодиц.
Два расплывшихся в улыбках полицейских препроводили Кента и его свиту
через толпу. Он увидел, что я что-то кричу через ветровое стекло, и
остановился. Я опустил окно.
Кент сунул голову внутрь машины. От него дорого пахло.
- Моули, а ты чЈ, разве не празднуешь победу своей старой подружки?
- Нет, у меня семейный кризис, - ответил я. - Попроси его подвинуть
машину.
Кент щелкнул двумя пальцами и крикнул:
- Эй, Альфонсо, двинь копытами, живо!
Вырвавшись с автостоянки, я как безумный рванул по пустынным улицам. Я
проскакивал светофоры на желтый. На шее моей угрожающе пульсировала вена.
Небо превратилось в шершавую губку. Я проклинал тот день, когда один из моих
сперматозоидов пробился в яичники Жожо и породил Уильяма. Почему мне никто
не сказал, что превращение в родителя обречет меня на такие муки?
Я винил среднюю школу имени Нила Армстронга. Это так называемое учебное
заведение не научило меня быть родителем.
Никаких машин скорой помощи на Глициниевой аллее не было, языки пламени
не лизали крышу. Дом вообще был погружен в темноту. Я ворвался внутрь и
завопил:
- Уильям! Уильям!
Из гостиной доносились тихие звуки. На экране резвились телепузики, а
на диване спал отец. Кто-то (кроме Уильяма некому) исчеркал маленькую лысину
черным фломастером. Я быстро обыскал дом. Уильяма нигде не было.
Моего сына нашла Рози, в непристойный час заявившаяся с очередного
кутежа. Уильям спал, голым, под раковиной в собачьей корзине. Глядя на него,
я вспомнил плакат, призывавший собирать средства для Общества защиты детей.
Весьма вероятно, что Уильям наелся собачьих галет: к его губам прилипли
крошки, несколько галетин были зажаты в маленьком кулачке. Если социальная
служба прознает о случившемся, моего ребенка упекут в детский приют, а
таблоид "Сан" непременно окрестит его "собачьим выкормышем".
Отца я наказал тем, что не сообщил ему о разрисованной лысине.
Уложив Уильяма спать, включил телевизор и узнал результаты выборов.
Приятно, конечно, было посмотреть, как высокомерные и напыщенные кегли
консерваторов сбиты шарами электората на кегельбане истории, но гвоздем
выпуска стало появление Пандоры на балконе городской управы.
Рядом с Пандорой стоял Барри Кент и дирижировал толпой, распевавшей:
"О, Пандора, мы тебя обожаем", на мотив бетховенской "Оды к радости".
Ее сходство с Эвой Перон было воистину поразительным и, по моему
глубокому убеждению, вполне намеренным.
Я вспомнил, как в школе Пандора написала реферат о южноамериканских
диктаторах и в какую ярость впала, когда получила четверку с минусом вместо
обычной пятерки с плюсом. Учитель истории мистер Фагг написал на полях:
"Тщательно подготовленная работа, изложенная, как обычно, блестящим стилем,
но омраченная пространным и обескураживающе неуместным эссе на тему
пристрастия Эвы Перон к Баленсьяге (18)".
Рози ненадолго села рядом со мной - посмотреть, как члены нового
лейбористского правительства празднуют победу в Королевском Фестивальном
зале. В ожидании Тони с Чери победившие лейбористы весело виляли бедрами и
щелкали пальцами под музыку "Дальше будет только лучше". (19)
Я заерзал от смущения, вспомнив, как папа танцевал на свадьбе тети
Сьюзен в клубе тюремных надзирателей. Как только ди-джей (осужденный и
отпущенный под честное слово) поставил песенку "Коричневый сахар" группы
"Роллинг стоунз", отец вскочил на ноги и начал выписывать кренделя a la Мик
Джаггер.
Аманда, новая "жена" тети Сьюзен, стояла рядом со мной у стойки бара,
заливая в себя пинту "гинесса". Она произнесла единственную фразу: "Вот
бедолага", когда отец, остервенело вихляя задом, прошел мимо, колотя одной
рукой воздух, а другой соблазнительно опираясь о свою тощую ляжку.
Почти такое же отвращение я ощутил, глядя на Робина Кука (20),
пытающегося попасть в ритм. Страшно даже подумать, каков он во время
коитуса, где без ритма никуда. Хотя у меня имелось подозрение, что с
коитусом Робин Кук давным-давно завязал. Я где-то читал, что его страсть -
скаковые лошади.
Мы смотрели на отплясывающих политиков, и тут Рози сунула пальцы в рот
и издала оглушительные рвотные звуки. Я счел себя обязанным защитить новое
правительство и невинную радость его членов по поводу законного избрания.
- Прояви терпимость, Рози.
- Терпимость! - фыркнула она. - Терпимость - это типа для твоего
говЈного поколения, а не для моего. - Она еще раз фыркнула. - Если бы я была
диктатором, я бы эти Ј: танцы запретила для всех, кому больше восемнадцати
лет.
В кадр попал Питер Мандельсон, хлопающий в ладоши на размашистый
американский манер.
Рози хмыкнула:
- Во класс.
И ушла спать.

Пятница, 2 мая

В 6.14 утра услышал, как дырявая выхлопная труба Ивана Брейтуэйта
свернула на Глициниевую аллею и остановилась у нашего дома. (По всей
видимости, вместе с остальной машиной. Я имею в виду - по всей видимости!)
Слез с дивана, заглянул в щель занавесок и увидел, как мама и Иван
Брейтуэйт пылко общаются на передних сиденьях машины. Мать глубоко
затягивалась сигаретой. Брейтуэйт щурился от дыма. Вдруг мама дернула
дверцу. Брейтуэйт перегнулся через рычаг переключения передач с изумленным
выражением на небритом окороке-лице. Мама обежала машину сзади и, не
оглядываясь, пошла по дорожке. Я услышал, как ключ скрежещет в замочной
скважине. Маме никогда - никогда! - не удавалось открыть замок быстрее, чем
за три минуты, поэтому я сжалился над ней и впустил. Она была потрясена,
увидев меня.
Я осведомился:
- Что происходило в машине?
Мама сняла красный жакет и повесила на кухонный стул. Предплечья у нее
были опухшими и отвисшими, словно в них вкололи комковатый белый соус.
- Я спорила с Иваном Брейтуэйтом по поводу того: э-э: кто из Димбелби
лучше освещал выборы.
Чудовищная ложь.
- И кто из Димбелби тебе понравился больше? - с иронией спросил я.
- Дэвид! - ответила она, но в глаза мне не посмотрела.
Я услышал, как наверху скрипнула кровать, когда мама ложилась спать.
Затем наступила тишина.
Лежал без сна на диване и думал, должен ли я вмешаться, пока мать не
устроила еще одну трагедию. Вот не может она не испортить радость по поводу
победы лейбористов. Новая славная заря оптимизма и чистая радость по поводу
торжества всего лучшего, что только есть в человечестве, были омрачены
грозными тучами, нависшими над семейным суверенитетом Моулов и Брейтуэйтов.
И все потому, что у двух людей далеко не среднего, между прочим, возраста
свербит в одном месте.

Час дня
Домашние спали допоздна. Нас разбудила Таня Брейтуэйт, которая
разыскивала Ивана. Похоже, домой он не возвращался, а его мобильный телефон
отключен. Мать подслушала, как я притворно выражаю озабоченность, и
выхватила у меня трубку. Пока она с пристрастием допрашивала Таню, я
накормил Нового Пса и Уильяма, после чего отнес отцу чашку "Нескафе". Папа
лежал, уткнувшись лицом в стену. На лысом пятачке темнели каракули,
нанесенные черным фломастером. Когда я ставил кружку на тумбочку, он
попросил задернуть занавески, чтобы солнечный свет не проникал в комнату.
- Сегодня ты должен чувствовать прилив сил, папа. Возможно, Тони
изменит твою жизнь.
Он с хриплым клекотом приподнялся на кровати и потянулся за пачкой
"Ротманс".
- Послушай, сынок, при миссис Тэтчер у меня получалось три раза в
неделю, а в лучшие дни я был просто секс-машиной.
- Я имею в виду социально-экономические аспекты прихода к власти нового
правительства.
- Ну да, конечно, - буркнул он, затягиваясь сигаретой, - а я имею в
виду, что при правлении Мэгги в моем карандаше имелся грифель.
С тем я и покинул его спальню. Лишний раз убедился, что нет смысла
вразумлять человека, который не видит дальше кончика своего карандаша.
Перед отъездом в Лондон попытался набраться смелости и поговорить с
матерью о катастрофических последствиях, которые могут иметь место, если она
вознамерится продолжить роман с родителем члена парламента. МИ-5 наверняка
устроит слежку за ней. Ее телефон будут прослушивать и, что еще важнее -
неужели она готова во второй раз подвергнуть процедуре развода моего бедного
отца?
Настроившись на серьезный лад, я отправился в гостиной, где мама,
подпрыгивая от радости, смотрела по видео, как меняется физиономия Майкла
Портильо (21) при известии, что бывшие почитатели лишили его места в
парламенте.
Мама крикнула в экран:
- Выкуси, надменный ублюдок! Будешь знать, каково это, когда тебя
выбрасывают на свалку, как Джорджа Моула.
Мне не хотелось прокалывать воздушный шар ее незамутненной радости.
Кроме того, я не мог позволить себе спор, который наверняка закончится
решительным отказом ухаживать за внуком.
Забраться в свой "монтего" я сумел только после того, как оторвал от
своих ног Уильяма. Наконец, его уговорили отпустить меня, пообещав показать
видео, где Джереми Кларксон тестирует "ламборгини". Малыш махал рукой, пока
я не свернул за угол. Меня так и подмывало дать задний ход и забрать его с
собой в Лондон. Но разум одержал верх над инстинктами. Куда я дену его на
все то время, пока тружусь в ресторане?
Стоял чудесный теплый день, я опустил окно и наслаждался ветерком,
овевающим мое лицо. К сожалению, перед поворотом на шоссе в левую ноздрю
залетело какое-то насекомое, отчего глаза слезились до самого Лондона.
По дороге видел одиннадцать грузовиков Эдди Стобарта. Поприветствовали
меня только девять. Может, остальные два водителя не видели, как я им мигаю?
В остальном поездка протекала без происшествий.
В 17.00 свернул на автомобильную стоянку торгового центра в
Брент-Кросс, где я обычно оставляю машину. До Сохо добрался на автобусе к
18.00. Почему ближайшая к Сохо бесплатная парковка, которую я смог найти, -
это Брент-Кросс? Как местный житель, я обратился за разрешением ставить
машину рядом с домом, но там очередь на 2000 человек. Ловкий Клайв, мой
знакомый из криминального мира, предложил незаконным путем добыть для меня
разрешение.
- Помер один старикан. Ему краткосрочная парковка больше не нужна. У
него теперь долгосрочная, даже вечная.
Но я отклонил его любезное предложение. Не могу извлекать выгоду из
смерти ближнего, к тому же Ловкий Клайв запросил 500 фунтов.
На работу мне надо было только к семи тридцати вечера, поэтому я купил
"Гардиан" и устроился в баре "Италия" на Греческой улице. Я надеялся, что
Фрэнка Бруно, Пола Дэниэлса и Брюса Форсита заметили в аэропорту Хитроу - в
случае победы лейбористов они пообещали бежать из страны, но никаких
сообщений, что эти лица были где-либо замечено, я не нашел. Наверное, прошло
слишком мало времени. Им ведь еще надо продать свои особняки в
псевотюдорском стиле и проконсультироваться с финансовыми советниками.
Моя приятельница Джастина, которая занимается тем, что ерзает на
коленях у завсегдатаев клуба "Тайны", встретилась со мной на чашку эспрессо
и сообщила, что прошедшую ночь отбоя не было от посетителей.
- Даже если им всем члены поотрезать, все равно лишнего мужика впихнуть
в бар не удалось бы, - сказала она, заставив меня поморщиться от слишком
натуралистичного описания давки. А Джастина продолжала говорить со своим
гейтсхедским выговором: - И сплошь одни сторонники лейбористов.
Она сказала, что ее босс, Большой Алан, "до усрачки боится" смены
правительства. В случае победы лейбористов Большой Алан предсказывал
массовые сокращения рабочих мест в секс-индустрии Сохо.
- Члены парламента от консерваторов всегда были нашими постоянными
клиентами, - объяснила Джастина. - Большой Алан давал большую скидку - в
обмен на пропуск в палату общин.
- А каких специальных услуг потребуют члены парламента от лейбористов?
- спросил я.
- Ну, - прошептала Джастина, приближая ко мне искусственно загорелое
лицо, - Давнишний член парламента от Престона имеет целый список выражений,
который мне надлежит выкрикивать, когда я делаю вид, будто кончаю.
- Например? - очень настоятельно спросил я.
- Всякие странные выражения, - сказала Джастина и поправила груди в
своем чудо-лифчике, чтобы они смотрелись повыигрышнее. - Я должна кричать
"Октябрьская революция", "Четвертый пункт" (22), а кончать нужно с криком
"Бетти Бутройд (23)".
Совершенно очевидно, что Джастина пребывает в полном неведении по части
славной истории Лейбористской партии. Я-то, разумеется, понял, о чем идет
речь, потому что некогда был основателем и лидером политической организации
"Розовые бригады". Мы были группой радикально настроенных, страстных
подростков.
Мы требовали:

Организовать вдоль автострад велосипедные дорожки

Объявить мораторий на библиотечные штрафы для пенсионеров

Отменить НДС на скейтборды

Повысить цену на сигареты, по меньшей мере, до 10 фунтов за пачку

Привязать плату за присмотр за детьми к индексу прожиточного минимума

Мира, а не войны!
Пандора состояла в исполнительном комитете "Розовых бригад", но через
три месяца подала в отставку после серьезной ссоры относительно антитабачной
политики партии. В возрасте шестнадцати лет она уже выкуривала по пятнадцать
безумно дорогих сигарет "Бенсон энд ХЈджес", а после ужина время от времени
позволяла себе сигару.
- Октябрьская революция, Четвертый пункт и Бетти Бутройд, - повторила
Джастина, словно пытаясь отыскать эротический подтекст. - Таких легких денег
я никогда не зарабатывала. Этот урод управляется за полчаса, а денег
отваливает столько, что я могу неделю отовариваться шмотьем в "Теско".
Джастина поспешила на работу, а я задумался над темами разговоров в
нашей деревне Сохо. Трудно представить, чтобы о столь насущно житейских
вещах в открытую говорят в деревнях Лейстершира, если не считать Фрисби,
где, если верить слухам, процветает язычество.

Суббота, 3 мая

2 часа утра
Только что закончил работу и, несмотря на поздний час, так
перетрудился, что никак не удается заснуть. Дикар вел себя сегодня, как
гнусная свинья. Свинья, страдающая наркоманией, алкоголизмом и безусловным
распадом личности. Кошмар начался с того, что я пришел на работу и увидел в
окне большой плакат:

ВХОД ЗАПРЕЩЕН:

Социалистам;
с мобильными телефонами;
с силиконовыми грудями;
содомитам;
лицам с подтяжкой лица;
с кредитными картами;
валлийцам;
вегетарианцам;
некурящим;
пенсионерам;
трезвенникам;
с блокнотами-ежедневниками;
завсегдатаям клуба "Граучо";
журналистам;
пролетариям;
комикам;
инвалидам;
лесбиянкам;
собакам-поводырям;
жирным;
ливерпульцам;
детям;
любителями йогуртов;
с фирменными сумками;
христианам;
бельгийцам;
выпендрежникам-любителям ризотто;
рыжим;
бывшим женам;

У дверей ресторана бесновалась разъяренная толпа. Толстая женщина
размахивала сумочкой с бамбуковой ручкой и говорила с резким валлийским
акцентом:
- Я родилась в Ливерпуле, а моя партнерша - комик. Это возмутительно!
За окном сидел Дикар, курил сигарету и салютовал толпе бокалом с
шампанским. Я вошел внутрь и направился к кухне.
- Возвращение провинциала, - проревел Дикар. - Как поживает старый
добрый Лестер?
- Моя семья живет теперь в Эшби-де-ла-Зух, - холодно ответил я.
- Педант Ј:! - выпалил Дикар.
- Лучше быть педантом, чем фанатиком, - ответил я. - А ваше объявление
поражает в правах большинство постоянных клиентов. Через месяц вы
обанкротитесь, и мы все окажемся на улице.
- А это мысль, - промямлил Дикар. - Если я стану банкротом, то не смогу
платить Ким алименты, правда?
Я воспользовался его малотрезвым состоянием и продолжил обработку:
- Вы сами виноваты, что Ким находится в финансовой зависимости от вас.
Пока вы были женаты, вы не разрешали ей работать.
- Работать! - вскричал Дикар. - Ты называешь перекладывание треханных
цветуечков в ведре работой?
- Ким была модным флористом, - напомнил я, - держала три магазина и
имела контракт с Конраном (24).
Дикар залился своим жутким, почти беззвучным хохотом, а я поднялся в
свою "квартиру" над рестораном. Я заключил слово "квартира" в ироничные
кавычки, потому что на самом деле это кладовка. Свое обиталище я делю с
упаковками смеси для приготовления соуса и огромными банками овощных
консервов. В "гостиной" стоят два гигантских морозильника, забитых потрохами
и дешевой мясной вырезкой. Но все-таки остается место для комплекта из
маленького стола и стула (темно-пепельного цвета), купленного в MFI (25), и
двуспальный диван, накрытый покрывалом с подсолнухами. (Я чувствую свое
родство с Ван-Гогом: нас обоих отвергла столичная элита.)
Переоделся в белое одеяние шеф-повара, покормил рыбок, затем спустился
в кухню и начал готовить для тех немногих посетителей, что удовлетворяют
строгим критериям Дикара.
Субботнее меню всегда следующее:

Салат из креветок
*
Бычья печень с беконом и луком
Вареный картофель
Морковь, нарезанная кружочками
Гороховая каша
Соус из пакетика
*
Готовый фруктовый рулет с вареньем
Комковатый заварной крем "Берд" (пенка - плюс 10 фунтов
по причине воскресной наценки)
*
Нескафе
Мятная помадка "После восьми"

С раздражением обнаружил, что никому не пришло в голову разморозить
бычью печенку, поэтому пришлось сунуть замороженную глыбу в духовку на
медленный огонь. Овощи приготовили заранее, так что я сварганил пять литров
соуса. Пока он булькал на огне, в большой миске я смешал порошок для
заварного крема фирмы "Берд" с молоком и сахаром, старясь не перебрать с
тщательностью, дабы комки не растворились в горячем молоке.
Вошел Луиджи и снял пальто, шляпу, ботинки и носки.
- Я должен помывай ноги, - сказал он, влезая на сушку. - Я должен
помывай эти чертовы как-вы-их-там-называй: - сказал он, засовывая ногу под
кран с холодной водой. - Спортивный ноги! - Он с восторгом подцепил эту
фразу, услышанную им в кабинете врача. - Безумно чесайся, - сказал он,
ожесточенно скребя между пальцами.
Я оглянулся на объявление, висящее на двери туалета для сотрудников:
"Пожалуйста, мойте руки". О ногах ни слова. Через кухню нетвердой поступью
протопал Дикар и ввалился в туалет. Дверь он закрыть не удосужился, и оттуда
донесся плеск разлившейся Замбези.
Я быстро пересек кухню и захлопнул дверь сортира. Повернувшись, увидел
Малькольма, посудомойщика; расстегивая пиджак-блузон, он стоял на пороге.
Лицо у Малькольма было перекошено. Я спросил, что случилось.
- Это непорядок, - сказал он, кивая в сторону раковины, где плескались
ноги Луиджи. - Раковина - моя территория, а вдруг нагрянет санитарная
инспекция?
Луиджи заорал из раковины:
- Я работай в ресторанах двадцать семь лет. Я обслуживай принцесса
Маргарет и Тони, Кассиус Клей и Томми Стил. Это мой личный друзья. Софи
Лорен, когда приезжай в Лондон, заскакивай повидаться со мной всегда-всегда.
Однажды Софи сказай: "Луиджи, я давай тебе совет. Всегда смотревай за своими
ногами".
Луиджи вынул ноги из раковины и вытер их парой чистых посудных
полотенец.
- Если бы! - буркнул Малькольм и нацепил фартук, испещренный жирными
пятнами.
Я продолжил размораживать бычью печенку. В кухонные дрязги стараюсь не
ввязываться. Формально я считаюсь шеф-поваром, но это ничего не значит: в
неофициальной иерархии "Черни" я занимаю низшую ступень. Меня наняли
исключительно за мои чисто английские гены и истинно рабочее происхождение.
Спустя десять минут Дикар вывалился из туалета с горящими глазами и
счастливой улыбкой. Я указал ему, что у него кончик носа в тальке. Он
загоготал:
- Чуток промазал, да?
После чего пошел в зал отпирать входную дверь. Официанты Кеннет и Шон
опоздали на полчаса, и куда подевались мои помощники Саша и Азиз?
Оставалось пятнадцать минут до подачи блюд, когда в кухне появился
Джимми-грек из соседней таверны. Джимми сообщил, что греческая община
Британии голосовала за лейбористов, потому что двадцать лет назад Нил Киннок
обещал вернуть в Парфенон мраморные барельефы Элгина, как только лейбористы
придут к власти. К нам Джимми заскочил в надежде увидеть какого-нибудь
известного лейбориста - дабы вручить ему петицию.
Переворачивая на противне шипящие куски бычьей печенки, я сказал:
- Не знал, что ты интересуешься историческими артефактами, Джимми.
- Лорд Элгин и турки нас обобрали, - сказал Джимми, стряхивая
сигаретный пепел в раковину. - Я желаю для своей страны справедливости. Я
готов умереть за Грецию! - театрально добавил он.
- А я не готов умереть за Англию, - встрял Малькольм. - Она не сделала
мне ничего хорошего.
- Ну, благодаря НАТО и ядерному щиту, ни одному из вас не потребуется
жертвовать собственной жизнью, - информировал их я. - А теперь, если
позволите, у меня шестьдесят два человека, которых надо накормить, и ни
одного помощника!
И я швырнул через всю кухню нож для резки рыбы. Иногда я позволяю себе
подобные вспышки раздражительности. Публика ждет от шеф-повара именно такой
экзальтированной экстравагантности, а я использую их потребности, чтобы
снять стресс - во всяком случае, так утверждает мой бывший психотерапевт
Леонора Де-Витт.
Малькольм сказал:
- Я бы тебе помог, но только не за три монеты в час.
А я ему ответил:
- Малькольм, ты только посмотри на себя. Ты преступно неопрятен. Ты
рожден всю жизнь провести за кулисами.
К моему изумлению глаза его наполнились слезами.
- Значит, так ты обо мне думаешь, Моули. Ладно, теперь обо мне станет
заботиться Тони Блэр. Я - рабочий класс, а лейбористы всегда заботились о
рабочем классе.
- Да, - согласился я, - но Тони Блэр вряд ли будет давать тебе
бесплатные уроки гигиены и красноречия.
- Пускай, зато я получу образование, - всхлипнул Малькольм. - Тони
обещал, он повторил это три раза.
Малькольм говорил о мистере Блэре словно то был его личный друг.
- Прежде чем получать образование, надо научиться читать, - сообщил я.
И тут же пожалел о своих словах.
Малькольм сказал:
- Вот я об этом и толкую. Пусть Тони научит меня читать.
Я принялся переваливать охлажденный креветочный салат из вакуумной
упаковки в шестьдесят вазочек для фруктового мороженого (у двух посетителей
была аллергия на моллюсков). Тут в кухню ворвался Дикар с криком:
- Где Ј: мать, холодная закуска? У меня там Ј: Майкл Джексон ждет свой
Ј: обед, за двенадцатым столиком.
Луиджи удивился:
- Зачем безумный Майкл пришагай в "Чернь"? Я слыхай, он кушай одна
зеленый фасоль, сиживай в кислородной палатке и кушай фасоль, рядом
медсестра, а над палаткой летай вертолет.
- А его обезьяна Мыльный Пузырь с ним? - спросил Малькольм.
Как только Дикар скрылся в обеденном зале, все ринулись к вращающейся
двери и стали методично давиться, дабы лицезреть великого певца и жертву
пластической хирургии. Однако человека с искусственным носом и настоящей
обезьяной за двенадцатым столиком не обнаружилось. Там сидели четыре типа в
тройках от Армани и чем-то серьезно беседовали.
Луиджи заглянул в книгу заказов. Одного из типов звали Майкл Джексон,
его недавно назначили руководителем Четвертого канала Би-би-си. Я послал
Малькольма наверх в мое обиталище за кратким изложением
комедийно-трагического сериала в двадцати частях "Белый фургон", в котором
рассказывается о человеке по имени Годфри Хетерингтон, днем он работает
бухгалтером на Би-би-си, а ночью превращается в серийного убийцу. Годфри
разъезжает по окрестным графствам в белом фургоне "бедфорд" и убивает ни в
чем не повинных женщин.
В феврале Би-би-си отвергла сценарий.

БЕЛЫЙ ФУРГОН - КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ

"Белый фургон" - это телевизионная комедийная драма, состоящая из
двенадцати получасовых серий.
Главный герой - Годфри Хетерингтон (актер Гарри Энфилд), который днем
работает бухгалтером на Би-би-си, а ночью он - серийный убийца, который
ездит по окрестным графствам в белом фургоне и убивает ни в чем не повинных
женщин.
Комедийная сюжетная линия заключается в том, что жена Годфри, Глория
(актриса Полин Квирк), ничего не знает о ночных занятиях мужа. Она думает,
что ее супруг развозит бездомным благотворительный суп.
Смех в зале нарастает и переходит в неудержимый хохот, когда
неповоротливый инспектор полиции (актер Дэвид Джейсон) то и дело почти ловит
Годфри, который каждый раз от него ускользает.
В пьесе будет двенадцать очаровательных жертв, которые погибнут
двенадцатью хитроумными способами. Телезрители Британии смогут хорошо
посмеяться, а кроме того удовлетворить свой интерес (извращенный, по словам
некоторых) к серийным убийцам. "Белый фургон" - умелое сочетание того и
другого.
Съемки будут проводиться в Белом городе Би-би-си и в различных местах
окрестных графств.
"Белый фургон" - притча о нашем времени.
А. А. Моул
(Примечание: согласие вышеназванных актеров еще не получено)
КОНЕЦ

Кеннет и Шон появились как раз вовремя, чтобы украсить креветочный
салат побегами увядшей петрушки. По их словам, они опоздали потому, что
полтора часа торчали во чреве Северной линии. Я поинтересовался причиной
остановки метро.
- Крысы перегрызли кабели, - сказал Шон, - ну и поезда остановились.
Я спросил, откуда он знает. А Шон ответил:
- Да выглянул я из окна вагона, а там крысища сидит размером с собаку,
еще и пялится на меня. Клянусь жизнью своей мамы, из акульих челюстей этой
крысы торчал кусок кабеля.
Кеннет его оборвал:
- Эй, хватит заливать, ирландский заморыш. Не видел я никакой крысы,
самоубийство там было. А чтобы соскрести самоубийцу с путей, всегда
требуется полтора часа. Хоть часы проверяй.
- Бедняга, наверное, голосовал за консерваторов, - пошутил (неудачно)
Малькольм.
Мы обсудили различные версии неявки Саши и Азиза. И пришли к
консенсусу, что их отловила иммиграционная служба. Что ж, такова плата за
риск в ресторанном бизнесе. Совершенно невозможно строить планы на
длительный срок, назначать дежурства по праздникам и т. д.
Малькольм официально попросил перевести его на кухню. Я сказал, что
поговорю с Дикаром, когда он будет трезвым (никогда). Тогда Малькольм стал
талдычить о минимальной зарплате, о правах служащих и условиях труда. Я
указал ему, сколь опасно вести подобные разговоры на кухне - пусть и в
мягкой форме, но таким элегантным способом я дал понять, что весьма
сочувствую идее улучшения ужасных условий работы в "Черни".
В отсутствии Саши и Азиза, Дикару пришлось самолично помогать мне
раскладывать по тарелкам шестьдесят две порции бычьей печенки. Малькольму
вручили деревянную ложку и доверили помешивать соус в котелке.
В 10 утра Кеннет и Лайам сообщили, что посетители устали ждать главного
блюда, а кое-кто даже пожаловался на увядшее состояние петрушки.
Тут Дикар взревел:
- Скажите этим долбоЈ:, чтобы отправлялись в забегаловки этого пижона
Конрана, если им нужна свежесть.
Наконец, когда все посетители пережевывали бычью печенку (из духовки ее
достали несколько более жесткой, чем я предполагал), я встал у двери и
принялся осматривать зал в поиске известных лиц. Мистер Мандельсон сидел на
своем обычном месте в дальнем углу: ему нравится подпирать спиной стену.
Гарри Энфилд ел вместе с Эдвардом, своим отцом. За тем же столиком сидел
Ричард Инграмс, редактор журнала "Олди", адресованного пожилому населению. Я
выписываю его уже год. Подарил себе подписку на тридцатый день рождения.
Кое-кто тогда изрядно насмехался. (Моя жена Жожо убеждена, что я -
воплощение древнеафриканской женщины, а моя бабушка при жизни любила
повторять: "Адриан, ты родился стариком". У нас с ней действительно было
весьма много общих пристрастий: Радио-4, Джефф Лемон, йоркширский пудинг,
правильная пунктуация и т. д. и т. п.)
Дикар ел a deux (26) со стройной блондинкой, та с отвращением возила
куски печенки по тарелке.
Через черный вход появилась Ким Дикар. Она встала рядом со мной у
двери, ведущей в зал; запах ее духов чуть не сшиб меня с ног.
- Как называется эти духи? - спросил я.
- "Яд", - ответила она и прищурилась, глядя, как Дикар чокается с
блондинкой.
Ким откинула назад гриву темных волос. В 1987 году читатели журнала
"Современное цветоводство" избрали ее мисс Цветок.
Я повнимательнее изучил спутницу Дикара.
- Кто она?
- Бриджит Джонс! - выпалила Ким. - В прошлом месяце ее поганые дневники
возглавили список бестселлеров.
- Дневники? - поразился я. - Но она еще не стала знаменитостью, так
ведь?
- Не стала, - согласилась Ким, - но станет, если Дикар сделает ее своей
пятой женой.
Пока я разглядывал будущую знаменитость, Бриджит Джонс выскочила из-за
стола и стремительно покинула ресторан.
Дикар проорал ей вслед:
- Да-да, твоя задница действительно слишком жирная в этих Ј: брюках.
Ким подтолкнула меня:
- Скажи этому козлу, что он задолжал мне алименты за три месяца.
И ушла.
Дикар увидел меня в дверях и крикнул:
- Вали на Ј: кухню, Моул.
Прежде чем я вернулся к своим скромным обязанностям, мистер Инграмс
успел бросить на меня сочувственный взгляд.
Я разложил по тарелкам фруктовый рулет с вареньем и впал в ярость,
увидев, что Малькольм раздавил в заварном креме все комочки и снял пенку!
Она покоилась в ведре для пищевых отходов большим сдувшимся воздушным шаром
желтого цвета. Луиджи извлек пенку двумя большими ножами для резки рыбы и
сполоснул ее под горячей водой со словами:
- Да никто и не понимай, что она из помойка.
В потрясенном молчании я наблюдал, как он делит пенку на четыре части,
кидает в вазочки с заварным кремом и несет к двенадцатому столику:
специальный заказ, весьма вероятно, в честь нового высокого поста мистера
Майкла Джексона.
Во время затишья между пудингом и "Нескафе" с мятной помадкой, я
позвонил на Глициниевую аллею. Трубку сняла мать.
- У твоего отца что-то не то на голове, - сообщила она.
- Он всегда страдал хронической перхотью, - напомнил я.
- Нет, тут что-то другое. - Голос ее дрогнул. - Он увидел свой затылок
в зеркале спальни и стал биться в истерике. Пришлось вызвать доктора.
- И что у него там может быть? - осведомился я. - Кроме рогов, конечно?
Мама пропустила мимо ушей мой невнятный намек на ее предполагаемую
супружескую неверность.
- У него почернела кожа на голове, - сказала она. - Особенно сильно на
проплешине. Доктор Чодри в недоумении. Похоже на гангрену, - добавила она
упавшим голосом.
- Гангрена! - заорал я. Малькольм и Луиджи прекратили раскладывать
мятную помадку по кофейным блюдечкам. - Если это гангрена, то ему придется
ампутировать голову.
Мама не рассмеялась, в отличие от Малькольма с Луиджи. Эти хохотали до
полного отупения. Они все еще не могли остановиться, когда Дикар объявил,
что политически некорректное объявление в витрине сорвала делегация
журналистов от "Дейли телеграф". Еще один весомый признак, что некогда
правая газета медленно, но верно сдвигается к левому центру.

Суббота, 3 мая

Согласно последним донесениям медицины, отцовская гангрена пошла на
поправку.
После беспокойной ночи его уговорили лечь в теплую ванну с добавлением
эфирного масла (ноготкового). Ему втирали в голову водоросли и мазали волосы
кашицей, перетертой из какой-то травки с ирландских болот. Когда отец вышел
из ванной, кожа на его голове, по словам матери, была "обычного приятного
поросячьего оттенка".
Мать считает этот случай убедительным доводом могущества растительной
терапии. Надеюсь, она никогда не узнает про фломастер. В ее жизни и так
хватает жестоких разочарований.
Утром в ресторан нагрянула Ким с двумя верзилами и похитила из погреба
пять ящиков шампанского.
- Скажи Дикару, это в счет тех денег, что он мне задолжал, - заявила
она.
Поначалу я никак не мог понять, с чего это она за одну-единственную
ночь так кардинально подряхлела. Потом дошло: я впервые видел Ким при
жестоком свете лондонского дня.

Воскресенье, 4 мая

Приготовил обед.

Овечья шея
Жареный картофель
Покромсанная репа
Вареная цветная капуста
Сыроватый йоркширский пудинг
*
Вареный пудинг с изюмом
Сгущенное молоко "Гвоздичка"
*
Нескафе
Мятная помадка "После восьми"

После чего оставил Малькольма трудиться над консервными банками в
раковине, а сам поднялся к себе в обиталище. Всю вторую половину дня корпел
над телесериалом "Белый фургон". Написал весьма большой кусок третьей части.
Почувствовал, что по-настоящему обрел свою "интонацию". Какое редкое
удовольствие оттачивать мастерство, погружаясь в мир собственных персонажей.
Надеюсь, через витрину ресторана я тоже похож на персонажа (не сомневаюсь,
писателя) французского фильма. С ужасом жду следующего дня. Всегда ненавидел
понедельники. Я умолял Дикара исключить понедельник из меню, но безуспешно.

Понедельник, 5 мая
Банковский выходной в Соединенном королевстве и Ирландской республике

Видел сегодня Уилла Селфа (27). У этого человека есть все. Рост,
наружность, вкус в одежде и самый обширнейший лексикон в Лондоне, если не в
стране. А еще он написал весьма новаторскую книгу, где то ли шлюха
занимается сексом с мертвой собакой, то ли собака занимается сексом с
мертвой шлюхой, не помню.

Вторник, 6 мая

Когда сегодня вечером вошел в туалет для персонала, пол там был усыпан
тальком. Последним до меня в уборную наведывался Дикар. Что за странные
занятия, требующие талька, он практикует в общественном туалете? Страшно
подумать.

Среда, 7 мая
Мусульманский Новый год

Пандора и прочие милашки нашего Блэра сфоткались вместе с Тони перед
парламентом. Пандора яростнее всех обнажила зубы, груди и ноги, ухитрившись
занять место непосредственно рядом с мистером Блэром. На одной фотографии
она небрежно закинула руку ему на плечо, точно они ровня.
Сегодня после работы ходил на эксклюзивное открытие нового питейного
заведения Большого Алана, названное "165" - в честь числа оставшихся в
парламенте тори. Заведение находился в подвале на Брюэр-стрит.
Джастина была там в роли распорядительницы. Похоже, она знает по именам
большинство членов парламента.
Если бы полоски на костюмах превратились в воду, я бы наверняка утонул.
Там был Никки Хаснун, дизайнер, оформивший интерьер "165". Он
громогласно похвалялся, что на него огромное влияние оказали творческие
концепции мистера Пагена (28) и стиль тоталитарного китча. Еще он дружит с
каким-то типом по имени Мобуту (29).
Если бы меня вынудили описывать декор, я бы сказал так: "Готический
классицизм, оживленный эстампами с изображениями животных; смесь вокзала
Сент-Панкрас и зоопарка Уипснейд". Впечатление от интерьера было дико
тревожным. Я спросил у Большого Алана, каким образом он умудрился сделать
ремонт за каких-то пять дней. Он посмотрел на меня с высоты своего роста и
произнес что-то похожее на "стрельбу по коленным чашечкам". Хотя, возможно,
я неправильно услышал - в тесном помещении наблюдался весьма повышенный
уровень децибел.
Отчасти этот шум был вызван громким спором, который вела горстка
парламентариев-консерваторов о том, кто станет их новым лидером. Половина
высказывалась в пользу Майкла Хауарда (воплощение подлизы), а другим
нравился Уильям Хейг (30) (я втайне убежден, что он дитя любви Маргарет
Тэтчер).

Четверг, 8 мая
Всемирный день Красного Креста.
Вознесение.

Изучим факты, которые лежат в основе моей теории о родственных узах
Маргарет Тэтчер и Хейга.
1. Хейга нарекли Уильямом. Предположительно в честь Уильяма Питта (31),
одного из кумиров МТ.
2. Так называемые "родители" Хейга производили и распространяли шипучие
и подслащенные напитки.
3. Отец Маргарет Тэтчер продавал в своем магазине шипучие и
подслащенные напитки.
4. В течение последних четырех месяцев, предшествующих рождению Уильяма
Хейга 26 марта 1961 года, Маргарет Тэтчер по непонятной причине пребывала в
Швейцарии. В элитном центре родовспоможения.
5. Когда Уильям Хейга в возрасте шестнадцати лет выступил на съезде
Консервативной партии, Маргарет Тэтчер слушала его с восторженной
материнской гордостью. Я знаю, смотрел видеозапись. Лицо МТ было лицом
любящей матери.
6. У них одинаковый цвет волос.
7. Одинаковый цвет глаз.
8. Оба лысеют.
9. Оба для удовольствия читают "Хансард" (32), в постели.
10. Был еще какой-то важный факт, но я забыл.

Пятница, 9 мая

Зиппо Монтефиори, директору-распорядителю фирмы "Румяная корочка",
сегодня исполняется тридцать лет, и в связи с этой знаменательной датой он
решил снять наш ресторан для частной вечеринки.
Должно быть, фея удачи сидела над его колыбелью дольше, чем над моей. Я
слышал, как одна женщина называла Зиппо "дьявольски привлекательным", у него
черные, небрежно зачесанные волосы и глаза, как у лабрадора. Он всегда ходит
в черном пальто от Армани и никогда не потеет. Говорит он медленно, и голос
у него гладкий, как конский каштан, и он смотрит тебе в глаза, словно ищет
твою душу.
Говорят, женщины выстраиваются в очередь, чтобы встречаться с ним.
Зиппо большой поклонник общепитовской кормежки - учился в Харроу. Меню
включало его любимые потроха. Я даже бросил в салат несколько пластмассовых
гусениц, чтобы придать еще большее сходство с элитной частной школой. В
конце вечера Зиппо зашел на кухню поблагодарить персонал.
- Потрясная жратва, - сказал он, - а гусеницы, так просто отпад.
После краткой беседы о том, где я "достал" гусениц (в магазине
розыгрышей в Лестере), Зиппо поинтересовался, не думал ли я когда-нибудь
попасть на телевидение!
- В качестве кого? - спросил я.
- В качестве повара, - ответил он. - Ты можешь демонстрировать, как
надо готовить блюда из потрохов.
Пришлось объяснить, что я интеллектуал, телевизор не смотрю и такового
не имею. Зиппо пообещал прислать мне за так, чтобы я мог смотреть кулинарные
передачи, созданные компанией "Румяная корочка"!
Не мог заснуть, отчасти из-за громкой перебранки внизу Дикара и Ким,
отчасти от ужаса, что могу появиться на телевидении в качестве повара. Дело
в том, что я совсем не умею готовить.

Суббота, 10 мая

Сегодня привезли телевизор. А также видеомагнитофон.
Дикар в больнице святого Фомы сращивает сломанную челюсть. Его бывшую
жену арестовали за нанесение тяжких телесных повреждений. Дикар признался ей
(хвастливо), что во время их брака он большей частью имитировал оргазм.

Воскресенье, 11 мая
Воскресенье после Вознесения

В 8.30 утра мне позвонил Зиппо и попросил посмотреть тематическую
передачу "Румяной корочки" под названием "Поджарь-ка", которая начнется в 9
часов. Его голос звучал неприкрыто восторженно. Я уже принял твердое решение
не сниматься в телешоу. Однако все-таки записал "Поджарь-ка" - после того,
как позвонил в "Диксонз" (33) и узнал, как это делается.
Потом позвонил домой и поговорил с отцом; они с Уильямом были одни.
Рози дома не ночевала, а мать каждое утро взяла за правило выводить Нового
Пса на долгие прогулки.
- Пес возвращается весь измочаленный, - сообщил отец.
Я мигом насторожился и спросил о средней продолжительности и точном
маршруте этих "прогулок". Как я и подозревал, прогулочная тропа пролегает
позади дома Брейтуэйтов, а далее ныряет в лес. Мне известно, что ровно в
8.30 утра миссис Брейтуэйт выходит из дома и отправляется преподавать
вопросы положения женщин в университете Де Монтфорт. Мне также известен
другой факт: Иван Брейтуэйт работает в своем саду, в деревянном шале с
центральным отоплением и открытой верандой в тирольском стиле. Я бывал в
этом шале. Там есть все удобства: письменный стол, телефон, вращающийся
стул, канализация, чайник, кофеварка и шезлонг.
С великой грустью заканчиваю изложение своей версии.
Я должен достать телефон Пандоры и предупредить ее о пагубной истории,
в которую втянуты Дом Моулов и Дом Брейтуэйтов.

Понедельник, 12 мая

Дикара выпустили из больницы. Пока он не может есть твердую пищу, но
выглядит вполне довольным, потягивая ром через соломинку. Сегодня на обед
приготовил следующее меню:

Яичница (из двух яиц)*
Картофель, жареный в свином жире
Мозговой горошек
Два куска нарезанного хлеба с маслом
Соус "Эйч-пи" или кетчуп "Хайнц"
*
Вафли "Кит-кэт"
или
печенье "Вагон-вил"
*
Нескафе
Мятная помадка "После восьми"

*Мы гарантируем, что все яйца снесены инкубаторскими курами.

Мне доставили видеозаписи передач "Поджарь-ка". Ее вел человек с
бакенбардами и выговором кокни. Полная ахинея от начала до конца. Этот кокни
с бакенбардами, который говорит утомительным рифмованным сленгом, - владелец
"Вкуснятины шмат" (забегаловка! Но, признаю, отлично рифмуются с Сильвией
Плат (34)). Бакенбардистого кокни зовут Альфи Кейн. Я просмотрел все шесть
получасовых передач:

Сосиски: толстые или тонкие?
Яйца: что делать с пленкой?
Бекон: как сделать, чтобы он не сворачивался на сковороде в трубочки?
Помидоры: свежие или консервированные?
Жареный хлеб: успех обеспечен
Фасоль, грибы и кровяная колбаса: сочетаются ли они?

Ради смеха записал несколько предложений его жуткой трескотни из
передачи "Жареный хлеб":
- Итак, дорогие отопители, хотите взять, как бегать вареный склеп? Гну,
вы должны заполнить - держать муки подальше от водки.
Со времени переезда в Лондон восемь лет назад я повстречал немало
кокни, один даже родился чуть ли не в нефе церквушки у Боу (35), прямо под
колоколами, но никто из них не говорил "бегать" вместо "делать", "склеп"
вместо "хлеб" и "водки" вместо "сковородки". Альфи Кейн - просто мошенник.
Когда позвонил Зиппо, я честно изложил свое мнение по поводу
"Поджарь-ка" и заявил, что не желаю иметь ничего общего с подобной
безвкусицей. Зиппо хохотнул и сказал, что "Поджарь-ка" - это в высшей
степени ироничная постмодернистская пародия на такое безмозглое развлечение,
как кулинарная передача.
- Значит, это должно было быть смешным? - уточнил я.
- Разумеется, - ответил Зиппо.
- Но я не смеялся, - указал я ему.
Зиппо вздохнул.
- В компании "Румяная корочка" смеются не в тех местах, где смеются
обычно. Эти передачи предназначены для аудитории, состоящей из студентов,
которые не повторяют пройденное, не пишут курсовые работы и потому уверены,
что провалят экзамены. Это передача для неудачников.
Я совсем ошалел и спросил, сколько зрителей смотрят передачи
"Поджарь-ка".
- "Помидоры: свежие или консервированные?" смотрело семьсот пятьдесят
три тысячи человек, - ответил Зиппо. - Рекламодатели проявляют к нам большой
интерес.
- И какие же товары покупают студенты-неудачники? - осведомился я.
- В основном кошачью еду, - сказал он, - а также шоколадные яйца
"Кэдбери", сидр "Стронгбоу" и китайскую лапшу быстрого приготовления.
- А сколько Альфи Кейну платят за передачу? - спросил я.
- У Альфи есть агент, что несколько поднимает плату, - ответил Зиппо.
- И сколько все же он получает? - настаивал я.
- Я не вправе разглашать подобные сведения, с моей стороны это было бы
крайне непрофессионально. Скажем так, сравнимо с ценой комплексного тура на
Тенерифе.
- В сезон или не в сезон? - уточнил я.
- В сезон, - сказал он. - Речь идет об августе.
- Одна неделя или две? - спросил я.
- Две, - ответил Зиппо, - полупансион, балкон с видом на море.
Похоже, он считал, что я в курсе, сколько стоит отдых на Тенерифе в
августе, но я не дал сбить себя с толку.
- Комплексный тур на Тенерифе равняется одной передаче "Поджарь-ка"? -
задал я последний вопрос.
- Разумеется, одной, - ответил Зиппо.
Я сказал, что перезвоню через полчаса. После чего быстро позвонил в
туристическую компанию "Томас Кук" на Риджент-стрит, затем перезвонил Зиппо
и сказал, что согласен.

4 часа утра.
Не могу заснуть, не могу готовить.

5 часов утра.
Читал "Лестер Меркьюри", которую переслала мне мать, так как газету
нельзя купить в Лондоне.
Испытал потрясение, узнав, что моя школа, та, что имени Нила
Армстронга, признана одной из 297 худших школ Британии. Надо нанять группу
гангстеров и устроить в ней переворот. В мое время, когда директорствовал
пучеглазый Скратон, школа была на хорошем счету. Отменно выступала
футбольная команда, и школа регулярно выигрывала приз шахматного клуба среди
школ графств Мидлендса. А еще в народе был популярен школьный журнал "Голос
юности", который редактировал я. Затем директором стал Роджер Терпиш.
Полагаю, ныне он сожалеет, что предложил ученикам называть его запросто
Роджером и велел им избавиться от школьной формы.

Четверг, 13 мая

Написал письмо Делии Смит (36).

Дорогая миз Смит,
Прошу прощения, что обращаюсь к Вам "миз", если на самом деле Вы
замужем. Пишу Вам строго конфиденциально. Я абсолютно убежден, что Вы с
уважением отнесетесь к моим пожеланиям, потому что я где-то читал, что Вы
ревностная христианка. Я тоже живу согласно принципам христианской
философии. Хотя, в отличие от Вас, Бог не удостоил меня рандеву и не уверил
в том, что Он/Она существует. Однако я пишу это письмо не с целью обсудить,
существует Бог или нет. Я пишу, дабы обсудить более насущные вопросы
кулинарии.
Возможно, Вы обо мне слышали. В настоящее время я работаю шеф-поваром в
ресторане "Чернь".
Дело в том, мисс Смит, что моя должность в "Черни" не требует никаких
кулинарных навыков. Я просто размораживаю, варю, жарю и разогреваю уже
весьма готовую пищу. Я в буквальном смысле слова не способен
удовлетворительно сварить яйцо.
Я долго обыскивал все магазины в поисках такого кулинарного пособия,
которое научало бы готовить "с нуля". Но все тщетно. Настоятельно прошу Вас
мне помочь. Меня пригласили демонстрировать свое искусство на кабельном
телевизионном канале "Миллениум", но никаким искусством я не владею. Спасите
меня от бесконечного унижения.

Остаюсь, мадам, вашим покорным и преданным слугой.
А. А. Моул

Среда, 14 мая

Сегодня утром позвонил Пандоре в палату общин. Вежливый человек на
коммутаторе проинформировал меня:
- Доктор Брейтуэйт, член парламента от Эшби-де-ла-Зух? Ей еще не отвели
кабинет, сэр, но если вы оставите для нее сообщение, я непременно передам ее
секретарю.
Я осведомился об имени "секретаря" и удивился, услышав, что зовут ее
Эдна Кент - такое же имя у матери Барри Кента! Весьма странное совпадение.
Читаю в "Индепендент" дневник Бриджит Джонс. Эта женщина помешалась на
собственной персоне! Почитать ее писания, так она - единственная на всем
белом свете, у кого есть проблемы. Считаю, что это весьма смелый поступок -
рассказывать о своей печальной участи совершенно посторонним людям, пусть
это и читатели "Индепендент" и потому состоят в основном из чутких
профессионалов.
Набросал письмецо к мисс Джонс.

Дорогая Бриджит Джонс,
Читая Ваши экзерсисы в "Индепендент", я пришел к выводу, что между нами
существует весьма опосредованная связь. Я являюсь шеф-поваром в ресторане
"Чернь" небезызвестного вам Питера Дикара.
Перейду сразу к делу: я веду дневник с 13 лет или около того и убежден,
что он может быть интересен широкому читателю, а также социологам и будущим
историкам человечества.
Как Вам удалось опубликовать свои дневники?
Буду признателен, если Вы мне ответите либо позвоните в "Чернь", и мы
условимся о встрече где-нибудь за чашечкой кофе (а, может, и бокалом белого
вина!).

Искренне Ваш,
А.А. Моул
PS. Я не курю.

Решил вести запись наблюдений за своей личностью.

"Опал Фрутс" - 2 пакетика
Алкоголь - нет
Сигареты - нет
Вес - 67 кг
Кишечник - вялый
Потенциальная плешь - стабильна
Боли - дергает большой палец (левой ноги)
Прыщи - один, на подбородке
Активность пениса - 3 по 10-балльной шкале
Лекарства - прозак, нурофен

Четверг, 15 мая

Зиппо пообедал в "Черни" тушеными мозгами. Он хочет выпустить "пилота"
в предстоящее воскресенье, днем. Рабочее название "Потрохенно хорошо!"
Зиппо считает, что потроха - это будущая кулинарная мода.
- Потроха - это новое все, - сказал он.
Уж не знаю, что он имел в виду, но я вежливо кивнул. Про то, что я
делаю "пилота", никому не сказал (кроме Делии Смит).
Я обещал в это воскресенье приехать в Лестер повидаться в Уильямом, но
теперь придется найти предлог, чтобы отказаться. Мама не должна узнать. Я не
переживу ее разочарования, если "Румяная корочка" откажется делать передачу.
Кроме того, она разболтает Tout Le Monde (37) в Эшби-де-ла-Зух. Слушал, как
на кухне обсуждают речь королевы. Малькольм радовался внесению законопроекта
о минимальной заработной плате, хотя Дикар сказал, что если этот закон
примут, он нас вышвырнет и наймет нелегальных иммигрантов из Сомали.

Пятница, 16 мая

"Опал Фрутс" - 3 пакетика
Алкоголь - шесть двойных водок, 2 тоника
Сигареты - нет
Лекарства - 4 нурофена, 1 расслабляющий джойнт (напополам с
Малькольмом)
Кишечник - без движения
Вес - 66 кг
Редеющие волосы - стабильно
Прыщи - 1 на подбородке (растет)
Активность пениса - вялый

Сегодня в обеденный перерыв позвонила Эдна Кент. Трубку по-прежнему
снимает Дикар, хотя его челюсть и скреплена кошмарными скобами (не
удивительно, что теперь у нас меньше заказывают столиков), поэтому поначалу
возникла путаница, кто такая Эдна Кент и с кем она желает поговорить.
Потребовалось минуты две, прежде чем я полностью осознал весьма
поразительный факт, что Эдна Кент, проживающая в муниципальной квартире,
вдова молочника, провалившая экзамены в начальной школе, исключенная за
неуспеваемость из средней школы, в возрасте пятидесяти пяти лет работает в
палате общин секретарем самой умной женщины Британии.
Спросил, как ей удалось сделать головокружительную карьеру от уборщицы
в туалетах до нынешней весьма престижной должности. Эдна захохотала.
- Образование, образование, образование, - сказала она, напомнив мне
Малькольма. - Я мыла туалеты в университете, и по правде говоря, Адриан,
отродясь не слыхала большей фигни, чем несли всякие там прохфессоры. В
общем, взяла руки в ноги и это самое, поступила на эти как его, на
общедоступные курсы
Меня так и подмывало перебить ее и сказать: "Не на эти, как его,
общедоступные курсы, а просто на общедоступные курсы", но разумеется, я не
мог так поступить. Господи, я ведь разговаривал с выпускницей. С дважды
выпускницей.
- Первую образованию я получила по семейной праве, - рассказывала Эдна.
Что ж, по этой части у нее весьма солидное преимущество: сколько раз ее дети
представали перед судом. - А вторую - по, это самое, по делопроизводству.
Мой малыш Барри позаботился, чтобы я шла, это самое, в ногу с техникой,
электронной почтой, всемирной паутиной и прочей фигней.
Я едва не лишился дара речи. Признаю, у меня случился пароксизм на
почве зависти. Я ухитрился проскрипеть:
- Поздравляю, миссис Кент. Понятия не имел, что вы сменили
специальность.
- Да я ж не высовывалась, - ответила она. - Ты ведь знаешь, сколько
завистники кругом. Мой малыш Барри испытал это на себе, когда, это самое,
добился успеха.
- Совершенно заслуженного успеха, - лицемерно согласился я.
На самом деле я считаю Барри Кента бездарным мошенником, который сделал
карьеру, потакая вульгарным вкусам такого же, как он сам, хулиганья. Меня
это убивает. Меня убивает, что его "Дневник мурла" считается современной
классикой, и что восемь лет спустя он все еще выставлен на самом видном
месте в большинстве крупных книжных магазинов. Стоит мне только увидеть эту
кричащую обложку (кот в футболке и бутсах), как я с весьма значительным
удовольствием прячу эти мерзкие книжки за произведениями Чарльза Диккенса,
который по крайней мере признанный классик английской литературы.
Миссис Кент сказала:
- Так, Ади, чего ты хотел-то? Только у меня дел по горло. Пандора
работает на своей первой речью, а я тут ковыряюсь со своим новым ноутбуком.
Я процедил сквозь зубы:
- Я по личному вопросу, миссис Кент. Попросите ее позвонить мне на
мобильник.
Я продиктовал номер, и миссис Кент сказала:
- Ади, ты должен проведать нас в палате. Чайку попьем на балкончике.
Повесив трубку, я вспомнил, как в последний раз пил чай с миссис Кент.
Нас окружали буйные маленькие Кенты, заварной чайник был треснутый, кухня
насквозь провоняла кошачьей мочой, на миссис Кент был халат без рукавов, а
свои жидкие волосы она перетянула сзади резинкой. И ни разу за время нашей
беседы миссис Кент не блеснула умом, так необходимым для получения двух
высших образований. А я с моим знанием мировой литературы и весьма
значительным лексиконом потратил столько усилий, чтобы сдать два экзамена
повышенного уровня (каждый с третьей попытки). Почему? Почему? Почему?

Суббота, 17 мая

Сегодня утром позвонил матери и солгал, что слег с гастроэнтеритом, мой
организм обезвожен, и я не вылезаю из уборной и т. д. Воспользовался
случаем, чтобы спросить, почему она не сказала мне об образовательных
успехах Эдны Кент. Мама долго молчала, а потом ответила:
- Потому что я не знала.

Воскресенье, 18 мая
Пятидесятница

Поистине ужасный день. Приехал на автостоянку торгового центра
"Брент-кросс" и обнаружил, что мой автомобиль пять дней назад отбуксировали,
и теперь он находится в полиции. За 25 фунтов таксист отвез меня куда-то в
Арчвей, где я выяснил, что с меня хотят содрать 239 фунтов. Достаточной
суммы наличными при себе не оказалось, а кредитные карточки я оставил в
другом пиджаке. Вернулся на такси на Дин-стрит (8,50 фунтов) и обнаружил,
что в моем обиталище уютно расположились мать, отец и Уильям. Дикар их
впустил, сквозь скрепленные челюсти умудрившись сообщить, что я подло наврал
насчет гастроэнтерита.
Отыскал свою карточку "Аксесс" и уговорил отца отвезти меня обратно в
Арчвей, где я все-таки сумел вызволить машину. Происшествие это отняло,
наверное, у меня год жизни, в такой я пребывал ярости. Когда я выписывал
квитанцию и чек, мне чудилось, что еще немного и меня хватит удар. Уильям
своим ревом, подобном реву Везувия в момент извержения, настроения не
улучшил. А все из-за того, что я не остановил машину и не купил в
"Макдоналдсе" детского корма. Мама настояла на том, чтобы поехать вместе со
мной в офис "Румяной корочки".
- Мне надо кое-что там посмотреть, - сказала она.
У нее вытянулось лицо, когда она увидела, что ей предстоит одолеть
шесть пролетов пожарной лестницы.
Зиппо и остальные сотрудники внешне весьма спокойно отнеслись к тому,
что я привел свою семью, но я-то видел, что на самом деле они дико довольны.
Зиппо поцеловал маме ручку и отпустил комплимент по поводу ее блузки:
- Это Вивьен Вествуд? - пробормотал он.
- Нет, - пробормотала мама в ответ. - Это Би-эйч-эс (38).
- А вы умница, - промурлыкал он.
Отца моего Зиппо очаровал, рассказав непристойный анекдот про принца
Эдварда, и снискал расположение Уильяма, сообщив ему, что по городу ездит на
"феррари", а за городом - на "кадиллаке".
Поскольку мы опоздали, времени на репетицию не оставалось. Как только я
переоделся в белую поварскую униформу, меня взяла в оборот пухлая
ассистентка средних лет по имени Кэт и наскоро показала раковину и плиту.
Кэт открыла холодильник и мотнула головой в сторону подноса с разнообразными
потрохами и нескольких мисок с нарезанными овощами. Далее ткнула пальцем в
бульонные кубики, постучала по блюдцам, показала на подставку для ножей и
пододвинула кувшин, заполненный деревянными ложками. И все это она
проделала, не вымолвив ни единого слова.
- Кэт, наша соль земли, будет помогать тебе за кадром, - объяснил
Зиппо. - Что бы ты ни делал, ни в коем случае не разговаривай с ней перед
камерой.
- Она глухонемая? - уточнил я.
- Нет, - ответил Зиппо. - Но если она вякнет хоть слово, придется
платить ей по ставкам актерского профсоюза.
Чья-то рука напудрила мне лицо и намазала чем-то губы. Мама поплевала
на указательный палец и разгладила мне брови. Вспыхнули софиты. Еще одна
рука прикрепила к моему пиджаку крошечный микрофон.
Зиппо гаркнул:
- Отлично! Народ, начинаем! - Он пододвинул ко мне какую-то штуковину,
которую назвал "стедикам", прямо передо мной заработал телесуфлер, но тут у
Зиппо зазвонил мобильник. - Привет, Харви, старый козлина! - заорал Зиппо. -
Да, название "Свеженькая любовь". Мы пригласили старушку Голди и старину
Берта. 80 процентов средств уже имеется. Да ты и дашь! Ты! Это magnifique
(39)! Слушай, Харви, я тут занят кое-чем tres, tres ordinaire (40), давай
перезвоню тебе позже? Ты где? В Нью-Йорке. Здорово! Здорово! Здорово!
Здорово! Абсолютно!
Мама слушала этот разговор, приоткрыв рот, ее усталые глаза сияли.
Выключив мобильник, Зиппо обратился к своей личной помощнице Белинде:
- Нам дали зеленый свет для "Свеженькой любви". - Затем он повернулся
ко мне и сказал: - Прошу прощения, Адриан, но это мой первый полнометражный
фильм. Ладно, давайте-ка закруглимся тут по-быстрому. Ты как, готов?
Весьма нелегко следить за телесуфлером, одновременно кромсая потроха,
но я справился:
- Привет, привет всем потрошиным маньякам и любителям потрошков. Надо
сказать, что потроха имеют весьма дурную репутацию. Незабвенный
Джек-Потрошитель нанес весьма серьезный вред судьбе этого деликатеса,
надолго подпорти имидж потрохов. Однако я рассчитываю убедить вас, дорогие
мои друзья и телезрители, что потроха - это наше новое всЈ. Так что, если вы
уже покормили кошку, проглотили шоколадное яйцо и залили кипятком китайскую
лапшу, вам остается лишь вытащить из холодильника баночку с сидром и сесть
перед телевизором. Отложите в сторону свою курсовую - вы ведь знаете, что
все равно никогда ее не закончите. Поэтому сядьте и смотрите. Я научу вас,
как подольше растянуть жалкие студенческие гроши. Вы сможете хорошо питаться
по цене овечьей головы и весьма малого количества овощей.
Я извлек из-под разделочного стола овечью голову, и Уильям испуганно
вскрикнул. Когда же я начал разделывать овечью башку надвое, отцу пришлось
его вывести. К сожалению, "Бе-бе черная овечка" - любимое стихотворение
моего сына.
Я в упор посмотрел в объектив камеры и представил, что сейчас меня
видят 700 000 студентов. Некоторые из них наверняка изучают французский язык
или французскую литературу, поэтому в свой монолог я вставил несколько bons
mots (41). Выскребая из овечьей головы мозги, я говорил:
- Это мозги. Потребляя их в пищу, вы не обязательно поумнеете, но кому
нужен этот ум? Как сказал Флобер: "Чтобы быть счастливым, совсем не
обязательно иметь ум".
Я сложил искромсанную овечью башку в наполненную водой кастрюлю, бросил
туда же два бараньих бульонных кубика "Оксо" и добавил сушеного розмарина.
Когда варево закипело, я снял пену и проинформировал телезрителей:
- Это пена. Вы с ней знакомы, если посещаете бары студенческого союза.
Тут меня перебил Зиппо.
- Отлично, снято! - закричал он. Раздались аплодисменты, зачинщиком
которых была моя мать. - А ты вполне естественен, Ади, - похвалил Зиппо. -
Идеально поймал интонацию. Флобер в тему, отличная фишка.
Упоминать, что на экспромт меня вдохновил пассаж "вкуснятины шмат -
Сильвия Платт", я не стал.
Зиппо пора было мчаться в Хитроу. Он летел в Лос-Анджелес, чтобы
уговорить Ким Бэсингер прорекламировать его передачу. За слова: "Ням-ням,
"Румяную корочку" посмотри, и вкуснее заживи!" Зиппо предлагает 50 000
фунтов. Белинда (невысокая, беленое лицо, красные-красные пухлые губы,
тициановские завитки, спортивный костюм и кроссовки с надписью DKNY)
сказала, что они свяжутся со мной, дабы "окончательно оформить сделку".
Когда мы с мамой ползли вниз по пожарной лестнице, она сказала:
- Как пить дать, они тебя облапошат, если ты не найдешь человека,
который кумекает что к чему.
Мы сели в машину, и она повторила это ведьмовское заклинание уже в
присутствии отца. Он с готовностью согласился:
- Да уж, все они акулы, эти мальчики из частных школ.
А потом предложил себя в качестве моего импресарио! Человек, который в
своей жизни и занимался-то лишь оптовой торговлей картофелем, торговлей
обогревателями, изготовлением полок для специй и чисткой канала. Я вежливо
отклонил его предложение. Атмосфера в машине тут же сгустилась. Даже Уильям
ради разнообразия держал рот на замке.
Когда мы вернулись в мое обиталище, мама загнала меня в угол и
прошипела:
- Большое спасибо, что подорвал у отца уверенность в себе. Я битый час
пыталась вытащить его из кровати и отвезти меня сюда, по причине, между
прочим, твоего острого гастроэнтерита, из-за которого ты вчера был так плох,
что собирался лечь в больницу под капельницу.
Уильям подарил мне открытку с пожеланием выздоровления, которую
смастерил из осколков крашеной яичной скорлупы. Теперь я сожалел, что солгал
так грубо: будь ложь чуть мягче, и все прошло бы отлично - моя семья
осталась бы в Лестере.
Уехали они в 7 часов вечера.
Мама сказала, что ей надо еще выгулять собаку. Она попыталась меня
поцеловать, но я увернулся от ее прелюбодейных губ.

Понедельник, 19 мая

Сегодня утром в 8.30 мне наконец позвонила Пандора. Сообщила, что уже
посетила спортивный зал и теперь сидит в палате общин за временным столом во
временном кабинете. Я выложил ей свои подозрения относительно ее отца и моей
матери.
- Уже знаю, - ответила Пандора. - Они влюблены друг в друга -
трогательно, не правда ли?
Я спросил, сколь точно она знает об этом, а она сказала, что нашла
факс, который моя мать прислала ее отцу. Это было стихотворение Джона
Бетчемана (42). Меня изумили два момента:
1. Я понятия не имел, что моя мать имеет доступ к аппарату факсимильной
связи и
умеет им пользоваться.
2. Я понятия не имел, что моей матери нравится поэзия сэра Джона
Бетчемана, хотя
полагаю, сэр Джон Бетчеман остается одним из самых любимых английских
поэтов
современности.
Попросил Пандору отправить мне стихотворение факсом. Он сказала, что
даст поручение Эдне. Я спросил, может ли роман наших родителей повредить ее
политической карьере. Пандора ответила:
- На меня уже и так нападают, что в ночь выборов я надела костюм от
Шанель. Одна мрачная маленькая аппаратчица с Миллбанк в бордовом брючном
костюме из "Принсиплз" сказала, что я должна поддерживать британскую моду.
Я постарался ее утешить:
- Ты принцесса Ди палаты общин, Пандора. Ты обязана служить таким же
примером, как и она.
В трубке раздался щелчок зажигалки.
- Слушай, - скупо проговорила Пандора, - может, принцессу Ди и
заставляют носить эту уродскую Кэтрин Уокер, но сумочки-то у нее по-прежнему
от Эрме.
Я понятия не имел, о чем она говорит (у меня все сильнее крепнет
убеждение, что люди общаются посредством какого-то тайного шифра, от
которого мне забыли дать ключ). Спросил, что будем делать с нашими
родителями. Пандора рассмеялась:
- Можно швырнуть мою мать и твоего отца в объятия друг к другу, пускай
влюбятся. У обоих проблемы с душевным здоровьем.
- И оба отвратительно одеваются, - рассмеялся я в ответ.
Спросил Пандору, нельзя ли нанести ей визит в палату общин.
- Я занята составлением своей первой речи, - ответила она.
Спросил, на какую тему она собирается выступать.
Пандора сказала:
- Тебе это неинтересно, Адриан.
Но я был настойчив:
- И все-таки.
- Рекапитализация обанкротившихся производств, - ответила Пандора.
И она была права. Мне это неинтересно.

Среда, 21 мая

Незадолго до подачи обеда в забитый до отказа ресторан нагрянула Ким
Дикар. Она перевернула столик, на котором развозили жаркое из капусты и
картофеля, и стала швырять в полки бара бутылки с соусом "Эйч-пи" (едва не
задев голову Найджела Демпстера, репортера из "Дэйли Мэйл"). Вызвали
полицию, но к ее приезду Ким уже ретировалась прочь, проверещав напоследок:
- Вот что я думаю о вашем Ј: запрете!
Дикар ходил мимо столов и ворчал:
- Вот что получается, когда женишься на женщине из черни.
Похоже, его нисколько не беспокоило, что в зале присутствуют несколько
представителей черни - члены лейбористского правительства и
высокопоставленный профсоюзный деятель.

Четверг, 22 мая
Сегодня "Чернь" заполонили стаи репортеров из бульварных массмедиа,
среди них затесался журналист из "Телеграф", ведущий рубрику новостей города
Питерборо. Писаки, несомненно, рассчитывали урвать жареных фактов о
вчерашнем нападении Ким Дикар, которая попала в рубрики светской хроники
большинства утренних газет:

ДИКАРСКОЕ НАПАДЕНИЕ

Ким Дикар, отдельно проживающая четвертая жена Питера Дикара
(ресторатора и второго сына графа Босуэлла), несказанно поразила вчера
публику, обедавшую в принадлежащем Дикару модном заведении "Чернь". В
несколько взвинченном состоянии миссис Дикар ворвалась в зал, нарушив
предписание суда не приближаться к этой элитной забегаловке, и крикнула
съежившемуся от страха мужу: "Я все знаю о тебе и Ивонне Трамп, маленький
грязный ссык:".
Миссис Дикар, в девичестве Ким Дидкотт, модный в недавнем прошлом
флорист, покинула ресторан, рыдания под утешающие слова одного из членов
персонала, который так прокомментировал инцидент: "Как сказал граф Толстой,
каждая семья несчастлива по-своему".

Сегодня Дикар выстроил нас и потребовал немедленно назвать имя члена
персонала, который утешал "эту бешеную сучку".
Никто не произнес не слова, хотя на кухне все знают, что я уже одолел
четверть "Войны и мира".

Известия от Белинды из "Румяной корочки" - нет
Ответ от мисс Делии Смит - нет
Алкоголь - нет
Сигареты - нет
"Опал фрутс" - 4 пакетика
Лекарства - 1 парацетамол
Кишечник - большой выхлоп газов
Потенциальная лысина - стабильна.
Активность пениса - 5/10

Пятница, 23 мая

Еще один пассаж из рубрики светской хроники "Дейли мэйл":

Установлена личность вчерашнего эрудита, прокомментировавшего
прискорбные обстоятельства распадающегося брака супругов Дикар. Это Адриан
Альберт Моул (тот, который Дерьмо), шеф-повар ресторана "Чернь". Источник,
пожелавший остаться неназванным, сообщил: "В промежутках между подачей блюд
он читает русскую литературу".
Однако сорока принесла на хвосте, что Адриан, возможно, не задержится в
"Черни". Этим молодым человеком всерьез заинтересовалась компания Зиппо
Монтефьори "Румяная корочка", и мистер Моул готов пополнить растущую гвардию
телекулинаров.

Суббота, 24 мая

Сегодня утром спустился на кухню и обнаружил Дикара развалившимся на
стуле рядом с разделочным столом. Дикар сказал, что сидит с трех часов ночи,
еще он сказал, что очень любит свою Ким. Я спросил, что явилось толчком для
распада брака, и он смахнул слезу.
- Я оплатил ей десятинедельные курсы красноречия, - сказал он. - Ну не
мог я выносить каждое утро на соседней подушке этот эссекский выговор.
Дикар содрогнулся, словно выговор его жены был физическим объектом:
мерзким насекомым, ползущим по простыне.
- Она меня обобрала, Адриан, - сказал он. - Она прогуляла все уроки
красноречия, все до единого. Попросила свою подругу Джоанну Ламли объяснить
коротенько, как надо правильно говорить.
- На что же она потратила деньги? - поинтересовался я.
Вместо ответа Дикар зарыдал, как маленький ребенок. Я похлопал его по
трясущимся плечам.
- Я дал ей на эти Ј: уроки тысячу фунтов, - всхлипнул он, - Ј: тысячу
фунтов. И знаешь, на что она их спустила?
- На обувь? - попытался угадать я.
Дикар замотал головой.
- На любовника?
- Не-ет.
- На кокаин?
- Нет! - проревел он. - Хуже! - Опустил голову и прошептал: - Она
пожертвовала их этим Ј: лейбористам!
Разве кого-нибудь обманывали столь нагло?
Теперь понятно, почему Джоаннне Ламли пожизненно запретили доступ в
"Чернь".

Воскресенье, 25 мая
Троица

Воспользовался глубоким горем Дикара, чтобы попросить отгул.
Он сказал:
- Валяй. Хочешь проведать сынка-полукровку?
Я ответил:
- Нет, я хочу проведать только моего сына.
- Не знал, что у тебя двое, - пробормотал он.
Я решил объяснить этому заблудшему человеку, что к чему.
- Он для меня не "сынок-полукровка". Его зовут Уильям.
Дикару не мешало бы записаться на курсы расовой терпимости. Надо будет
ему как-нибудь предложить. Его предрассудки представляются мне весьма
оскорбительными. Он такой же, как все аристократы. У всех аристократов
врожденные психические и сексуальные отклонения. Их всех надо поставить к
стенке в собственных поместьях и если не расстрелять, то по крайней мере:
заставить почувствовать себя очень некомфортабельно.
Вчера вечером позвонил матери - сообщить, что приеду на Глициниевую
аллею и привезу кусок запрещенной говядины на косточке. Ответила Рози - в
своей обычной нелюбезной манере, которая состоит, помимо прочего, в весьма
скудном использовании голосовых связок.
- Папа дома?
- Угу.
Последовала долгая пауза, хотя я слышал сопливое дыхание.
- Рози? - сказал я.
- У.
- Я могу поговорить с папой? - заорал я.
- Он в постели! - заорала она в ответ, но все-таки соизволила сообщить,
что он уже неделю лежит в постели с жесточайшей депрессией, вызванной
стрессом от автомобильного путешествия по Лондону.
Я спросил, где Уильям, и Рози ответила, что он сидит перед телевизором
в пустой коробке из-под воздушной кукурузы и смотрит видеокассету Джереми
Кларксона. От этой мрачной картины у меня к горлу подкатил комок, захотелось
срочно помчаться в Эшби-де-ла-Зух и обнять своего бедного мальчика.

Позже
Если не считать встречи с Уильямом, поездка в отчий дом оказалась
пустой тратой драгоценного времени. Никто не стал есть говядину на кости.
Большую часть второй половины дня мама отсутствовала, "выгуливая пса", отец
лежал в комнате с задернутыми занавесками, а Рози умотала с жуткого вида
юнцом по имени Аарон Майклвейт, у которого губы, брови, нос, веки, уши и
язык обезображены кольцами. Рози заметила, как я вылупился на
окольцованного, и засмеялась:
- Видел бы ты его принца Альберта!
Я снова не понял намека.
Мне с великим трудом удалось вести себя вежливо в присутствии юнца.
Правда, он весьма учтив, но слишком уж престарел для Рози (ему
девятнадцать). Я намекнул ему, что моя сестра - девственница, и что я
предпочел бы, чтобы она подольше оставалась в этом состоянии.
- Может, Рози и выглядит, как одна из "Спайс герлз", но она невинна, вы
понимаете, Аарон?
- Невинна? - фыркнул он. - Мы с Рози не только сидр бабахаем, чувак.
В тот момент я решил, будто юнец намекает, что они исповедуют
пристрастие к крепким алкогольным напиткам, возможно, даже к водке. Но на
обратном пути в Лондон я долго размышлял над его неявной ссылкой на
классическое произведение Лори Ли (43), и теперь уверен, что на самом деле
они исповедуют самые настоящие сексуальные отношения.
Видел тринадцать грузовиков Эдди Стобартов. Девять помахали, четыре -
нет.

Кишечник - непроходимость
Пенис - не реагирует на раздражители

Понедельник, 26 мая

Позвонила Белинда из "Румяной корочки", но я тончайше манипулировал с
бараньими яйцами, так что не смог взять трубку.
Луиджи объяснил мне, что "принц Альберт" - это такая цепочка, которая
пристегивается к пенису. Решил написать Рози. Я чувствую себя in loco
parentis (44).
"Моя дорогая Рози: это" - больше ничего не вышло. Я был так возмущен
принцем Альбертом Аарона Майклвейта, что в отвращении отшвырнул ручку.

Пятница, 30 мая

Малькольм передал, что Белинда из "Румяной корочки" настоятельно
просила меня перезвонить.
- Мне показалось, будто это вопрос жизни и смерти, - сказал он.
Я дал ему понять, что Белинда испытывает ко мне сексуальный интерес.
Позвонила Эдна и отменила мою встречу с Пандорой. У нее дела - ей
должны доставить футон. Я указал Эдне, что могу навестить Пандору в ее
жилище, где я ни разу не был, и вместе с ней подождать доставщиков футонов.
Но, по всей видимости, Пандора желает ждать футон одна.

Суббота, 31 мая

Сегодня в кухню ресторана прибыла Белинда и сказала:
- Ладно, я не гордая. Я пришла умолять вас сделать это.
Малькольм, Луиджи и два временных поваренка Свен и Борис вытаращились
на ее затянутые в лайкру груди и попу - на Белинде был комбинезон, состоящий
из велосипедных шорт, соединенных с майкой. Я вывел ее во двор, где мы
храним огнетушители до того момента, пока пожарный инспектор не сообщит, что
спешит к нам с проверкой.
Мне пришлось выдавить признание:
- Я передумал. Я не умею готовить.
С того утра, как Дикар выложил свои сокровенные секреты, что накопились
у него внутри (если бы он в буквальном смысле выложил, что у него внутри, я
бы с радостью поджарил бы его требуху с чесночной крошкой и с удовольствием
съел) - всю эту ерунду про неувядающую любовь к Ким, он перестал меня
замечать. Сегодня утром я дал ему понять, что необходимо заказать
консервированную морковь, сказав:
- У нас кончаются запасы.
Но Дикар посмотрел сквозь меня. Я всегда знаю, когда у нас кончается
морковь, так как поставленные друг на друга банки использую в качестве
прикроватной тумбочки.

Воскресенье, 1 июня

День провел один, в компании свежего "Обзервера". Сегодня во дворе
ресторана видел кота, поразительно похожего на Хамфри - кота, в недавние
годы обитавшего на Даунинг-стрит, 10. Хамфри жил там, пока Чери Блэр не
потребовала от мужа избавиться от животного "всеми правдами и неправдами" -
если верить высокопоставленному чиновнику из Королевского общества по защите
животных. Этот человек сообщил новость Луиджи, а тот сообщил ее Малькольму,
а тот сообщил мне.
Уверен, кот, которого я видел нынче утром, - Хамфри: отощавший,
ободранный, блохастый и лишенный каких-либо особых примет, но это он. У меня
нет никаких сомнений. Россказни о том, что Хамфри "отправили в хороший дом в
Стритеме", - неприкрытая ложь. Но правда непременно всплывет, когда потомки
опубликуют документы Кабинета правительства - согласно правилу о
тридцатилетнем сроке давности. Мне тогда будет шестьдесят с хвостиком, но я
испытаю величайшее внутреннее удовлетворение оттого, что скормил несколько
тресковых голов правительственному изгнаннику и помог ему выжить на
неприветливых улицах Сохо.

Понедельник, 2 июня

Сегодня утром Хамфри жалобно мяукал у кухонной двери. Малькольм хотел
забрать его домой, но я заметил, что комната в общежитии лишь именуется
"домом". Думаю, Малькольм меня понял. Но в обеденный перерыв, исполни свои
обязанности, он удалился и купил кошачий ошейник с гравировкой. К сожалению,
в школе Малькольма "учили" фонетическому правописанию, поэтому теперь кота
зовут "Хафри".

Вторник, 3 июня

Отныне Хамфри - счастливый владелец двух мисок, подстилки, корзинки,
палки для затачивания когтей, дезодоранта от блох, таблеток от глистов,
комплекта из мячика и колокольчика, щетки, а также регистрационной карты из
ветеринарной лечебнице в Бошам-плейс.
Малькольм осыпает животное своими сбережениями и любовью. Кот не
выказывает никаких знаков благодарности.
Сегодня вечером в ресторан приехал Зиппо.
- Ладно, Адриан, твоя взяла, - сказал он. - Ты требовал по девятьсот
пятьдесят за передачу, и мы их тебе предлагаем. С доставкой на лимузине туда
и обратно, в придачу набор сковородок.
Для проверки я лениво протянул:
- Тысяча пятьсот плюс проценты.
"Плюс проценты" - это такой хитрый термин, который я неоднократно
слышал в "Черни". Уж не знаю, что он подразумевает, но эта фраза постоянно
на устах персонажей телесериалов, когда они о чем-то договариваются. В это
мгновение у Зиппо запиликал мобильник.
- Ладно, пятьсот тысяч за паричок Берта, - заорал Зиппо, - но это мое
последнее слово. - Он защелкнул мобильник, повернулся ко мне и сказал: -
Будем снимать шесть передач за два дня, прямо-таки живодерня, колеса за
мной.
Снова какой-то шифр - чувствую себя одиноким и затерянным в
параллельной вселенной.

Среда, 4 июня

Сегодня утром позвонил Эдне Кент и спросил имя и телефон агента Барри.
Имя она мне назвала, но сказала, что телефонного номера в справочнике нет. И
тут же его разгласила. Жителей Эшби-де-ла-Зух связывают узы солидарности.
Агент Барри - американец по имени Брик Иглбергер. Я позвонил мистеру
Иглбергеру, и меня немедленно заставили ждать. Какая-то американка с резким
голосом (явно искусственным) сказала:
- Привет, я Бостон, помощница Брика. Никто из нас не может подойти к
телефону, но если вы минуту подождете, мы возьмем трубку.
Затем раздалась музыка из "Порги и Бесс". Я начал мурлыкать "Бесс, ты
теперь моя", когда вклинилась все та же особа с искусственным голосом:
- Привет, это Бостон Голдман, чем могу вам помочь?
Я исхитрился и промямлил, что являюсь одним из старинных друзей Барри
Кента и мне требуется совет, как лучше начать телевизионную карьеру.
- Звучит довольно волнительно,- ответила Бостон, - но 1 января Брик
закрыл список клиентов.
Я не понял, что она имеет в виду, и попросил разъяснить человеческими
словами.
- Первого января, - медленно сказала Бостон, словно разговаривала с
дебилом или иностранцем, - Брик закрыл список клиентов.
- То есть он не берет новых клиентов? - уточнил я.
Голос Бостон зазвучал куда менее дружелюбно:
- Мои поздравления! Как сказал бы ваш гениальный сэр Клифф Ричард, -
пошутила она.
И совсем не смешно, подумал я.

Четверг, 5 июня

Снова позвонил Эдне и сообщил о вчерашнем разговоре. Эдна сказала, что
Бостон надо податься в клоуны. Это многое объясняет. Еще Эдна посоветовала
мне проявить упорство и добиться разговора лично с Бриком.
Дикар узнал о том, что на кухне поселился Хамфри, и приказал вышвырнуть
бедного диссидента. Большой Алан предупредил его, что санитарная инспекция
замышляет ночной рейд по Сохо.
Малькольм посетовал, что пребывает в полном смятении.
- Никто никогда ко мне близко не подходил, и я никого никогда не
трогал. Но Хамфри так нравится сидеть у меня на коленях.
Малькольм интересен Хамфри только потому, что является источником
ежечасной кормежки. Я чуть так и не сказал, но вовремя одернул себя.

Пятница, 6 июня

У Хамфри появилась новая собственность: ванночка для "его дел". У меня
в обиталище.

Суббота, 7 июня

Позвонил Брику и снова напоролся на Бостон. Решил отыскать к ней подход
и спросил, действительно ли ей дали имя Бостон при крещении. Она немедленно
впала в ярость.
- Думаете, я христианка? Жалкий англичашка! Думаете, мои мамаша и
папаша стояли у купели в какой-то Ј: протестантской церкви на Среднем Западе
и крестили меня в христианской общине? Думаете, это кошерный вопрос, а?
Я попросил прощения - на случай, если я ее обидел. Хотя, честно говоря,
дорогой Дневник, понятия не имею, за что мне было извиняться.
Поговорив так, я снова попросил связать меня с Бриком, а Бостон снова
перевела меня в режим ожидания. Теперь я знаю все слова из "Порги и Бесс".
Могу давать сольные концерты.

Воскресенье, 8 июня

Сегодня позвонил Уильям. Спрашивал, когда я приеду. Я ответил, что не
знаю (это чистая правда: мне предстоят переговоры с "Румяной корочкой").
Малыш лепетал о ком-то или о чем-то по имени Барни (45) и внезапно повесил
трубку, прежде чем я успел нормально попрощаться. После звонка меня примерно
полчаса грызло чувство вины.
По всей видимости, Дикар и Ким примирились. Узнал об этом из "Санди
таймс". Лично я очень рад: Ким - единственная в ресторане, кто разбирается в
складской программе на компьютере. Возможно, я скоро получу морковь, о
которой спрашивал несколько дней назад.

Среда, 11 июня

Дико неудачный день. В двадцать три ноль-ноль заявилась санитарная
инспекция. Худшего времени и придумать нельзя. Малькольм похитил кота из
моего обиталища и баюкал его рядом с кладовкой, где хранятся сушеные
продукты. Луиджи, черт бы его побрал, сидел на сушке и плескал ногами в
раковине.
Дикар с Ким были пьяны в дым и решили, будто санитарные инспекторы
мистер Восс (тощий и бледный) и мистер Сайкс (тощий и загорелый) -
переодетые представители шоу-бизнеса.
Термин "прочесывание" не способен передать той скрупулезной дотошности,
с какой Восс и Сайкс осматривали кухню. Наконец, примерно в 2.30 ночи, они
убрались - обнаружив сто двадцать нарушений санитарных норм. В том числе
следы грибка в раковине.
Ресторан закрыли до того момента, пока не предпримут меры, оговоренные
в санитарном предписании.
Слава богу, у меня в запасе имеется "Румяная корочка".

Четверг, 12 июня

В окне "Черни" новое объявление.

Закрыто МИ-5 по указанию комиссара Блэра ввиду того, что ресторан
"Чернь" был оплотом борьбы за свободу личности.

Подпись - почтенный П. Дикар

Пятница, 13 июня

Большой Алан предложили Малькольму работу: подметать блестки и перья в
гардеробной его ночного клуба. Бесплатное питание, 5 фунтов в час, доставка
домой на мини-такси. Малькольм сказал, что ему надо подумать. Почему?
Луиджи изводится чувством вины, и у него на то есть все основания. Его
ноги повинны в семнадцати нарушениях санитарных норм.
В понедельник записываю три первые передачи.

Суббота, 14 июня

Мою тетю Сьюзен удостоили престижной награды "Надзиратель года". Ее
вручил министр внутренних дел Джек Стро. Тетя Сьюзен сказала маме, что, по
словам мистера Стро, он намерен провести расследования по поводу лесбиянства
в тюрьмах.
- Среди персонала или заключенных? - уточнила тетя Сьюзен у министра.
При этом вопросе мистер Стро покраснел и перевел разговор на более
безопасную тему: о вреде садовых слизней.
Позвонил Найджер и спросил, нельзя ли ему в выходные переночевать на
моем диванчике. Говорит, что едет в Лондон проконсультироваться в компании
под названием "Публичность". Эта компания специализируется на советах
гомосексуалистам, как мужчинам, так и женщинам, как сообщить родителям о
том, что они гомосексуалисты. (Не о том, что родители гомосексуалисты,
разумеется. Если бы родители были гомосексуалистами, они бы об этом
наверняка знали. Хотя, наверное, можно быть гомосексуалистом и не знать об
этом. В таком случае, не гомосексуалист ли я? Ведь многие годы я был
поклонником Джуди Гарланд. Ответил Найджелу, что разрешаю ему спать на
диване (или диванчике, как он его называет), но предупредил, что дизайн
моего обиталища несет на себе элементы чулана. Найджел сказал, что ему
плевать, лишь бы в моем чулане нашлась свободная полка для его средств по
уходу за шелушащейся кожей.

Воскресенье, 15 июня

Найджела весь день не будет, консультируется в "Публичности". Я сказал
ему, что моя тетя Сьюзен (см. выше) следующим образом проинформировала моих
дедушку и бабушку о своей сексуальной ориентации: "Я лесбиянка, хотите
кушайте, хотите давитесь".
- На все и ушло-то каких-то пять секунд, не считая воплей, - сказал я.
Найджел содрогнулся:
- Без анестезии, какая отчаянная.
Словно тете Сьюзен что-то ампутировали.
Днем и ночью меня окружает секс-индустрия Сохо и личности, жизнь
которых подчинена разврату. А сам я непорочен, как морской конек. По-моему,
Джастина ко мне "подкатывается". Вчера столкнулся с ней в кафе "Италия", и
она покормила меня с ложечки пенкой от своего капуччино. Сказала, до нее
дошли слухи, будто Дикар и Ким продают "Чернь" и собираются открыть
кислородный бар, в котором будут "втюхивать" свежий воздух всяким маньякам,
свихнувшимся на здоровье. Да это заведение через несколько дней взлетит на
воздух. Дикар повсюду оставляет дымящиеся окурки.
Найджел подстриг меня, готовил к завтрашней съемке.
- Я не позволю тебе появиться на экране, похожим на принцессу Диану,
нажравшейся тестостерона, - сказал он.
Только он приступил к стрижке, как над моей головой раздался свистящий
вздох. Я понял, что Найджел заметил пятачок поредевших волос (мою лысину).
Попросил измерить ее с помощью устройства, которым оснащен мой швейцарский
армейский нож.
Найджел сказал, что лысина имеет один дюйм в окружности. Однако мы
сошлись во мнении, что пора мне пользоваться сильным спреем для волос и
укладывать волосы в юго-западном направлении. Тогда о моем секрете никто не
узнает.
Найджел вернулся в Лестер - рассказывать родителям и фирме "Некст" о
своем любовнике Норберте.
Дикар известил меня, чтобы я освободил обиталище. Но я съеду не раньше,
чем дойду до верховного суда. Хотя должен признаться, перспектива
возвращения в Лестер кажется мне все более и более привлекательной.

Понедельник, 16 июня

Встал в пять, съел рыбу, опорожнил кошачью ванночку, побрился, оделся,
сел на метро в Шордитч. Приехал на час раньше, "Румяная корочка" закрыта.
Купить чашку чая негде. Улицы забиты безумными мужчинами и женщинами.
Прогулялся. В костюме-тройке и пальто чувствовал, что слишком бросаюсь в
глаза. Надеялся, меня не загребут за то, что таскаю в хозяйственной сумке из
магазина "Некст" свиную башку.
Белинда, Зиппо и гримерша, которую зовут Зо, прибыли на черном такси в
7 утра. Потрясенно вытаращились на меня.
- Мы выслали за вами лимузин, - сказала Белинда.
Выглядела она весьма раздраженной. Принялась названивать по мобильнику
шоферу лимузина.
- Да, понимаю, но этот болван уже здесь, - услышал я ее слова.

Позже
Зо разглядывает мои волосы.
- Кто вас в последний раз стриг? - осведомляется она. - Криворукий друг
тупыми ножницами?
Я отвечаю:
- Да.
А потом спрашиваю, как она узнала. Зо закатывает глаза и щелкает
ножницами. Прическа моя становится похожей на прическу Гитлера. Говорю, что
мне не нравится стрижка а-ля Гитлер.
Зо орет во все горло:
- Зиппо, так его стричь под 40-е годы?
Зиппо, Белинда и Зо совещаются над моей головой. Видимо, стрижка должна
соответствовать теме потрохов. Военные годы и т. п.
Достало меня писать в стиле Бриджет Джонс, поэтому возвращаюсь к своей
естественной свободной манере.
- Вот потому-то я выбрала Гитлера, - сказала Зо.
Выяснилось, что она весьма несведуща в политической истории двадцатого
века. Я указал ей, что Гитлер был чудовищем, ответственным за развязывание
Второй Мировой войны.
- Я не проходила курс истории, - ответила Зо в свое оправдание. -
Отказалась от него в пользу экологии.
Для Зо и многих других из ее поколения Гитлер - это просто Старый
Приколист.
Мы остановились, что моя телевизионная стрижка будет в стиле "бомба".
Как выразилась Зо, "типа снесло волосы на затылке и висках". Она
предупредила, что макушка у меня начинает лысеть, и посоветовала
американский спрей под названием "Фальшивый волос", который остается на коже
головы и создает впечатление настоящих волос. Спрей можно купить в
телемагазине кабельного телевидения. Зо пояснила, что он бывает семи цветов,
"в том числе и вашего цвета - мышиный с примесью седины". Я уточнил (весьма
невозмутимо, учитывая, что мое сердце практически остановилось):
- Что, уже седею?
Вопрос в стиле Джерри Сайнфелда (46).
- Седой волос составляет лишь 2,5 процента, - ответила Зо, - но если вы
ходите его скрыть, есть средство под названием:
Я не верил своим ушам, дорогой Дневник. Это было одно из тех мгновений.
Меня пронзило острейшее ощущение собственной смертности. Я стремительно
соскальзывал к гибели фолликулов, к разрушению тканей, к отвердению одних
артерий и сужению других. Скоро, совсем скоро я снова начну разговаривать
дребезжащим подростковым голосом.
Я достиг пика своей жизни, не заметив этого и не получив никакого
удовольствия. Всего несколько десятилетий отделяют меня от того момента,
когда я стану не способен стричь ногти на ногах. Могу ли я доверять мистеру
Блэру? Станет ли Национальная служба здравоохранения выдавать бесплатно
взрослые памперсы, если они мне понадобятся? В течение наносекунды мысли эти
пронеслись в моем мозгу. В настоящее меня вернула Зо - просьбой захлопнуть
рот, пока она наносит сверхстойкий крем на мое лицо, покрытое "прыщами и
шрамами".
Тем временем в фальш-кухне, сооруженной в углу студии, уже настроили
свет. Меня представили моему "соведущему", индийцу, которого звали Дэв
Сингх. У него были густые блестящие волосы, большие карие глаза и ресницы,
как черные пальмы. А зубы! А губы!
- Я две ночи глаз не сомкнул, - прошептал Дэв. - Так боюсь, так боюсь.
Признался, что тоже немного волнуюсь.
- О, спасибо, спасибо, что поделились со мной.
Дэв сообщил, что он вегетарианец и приготовление потрохов вызывает у
него дикую тошноту. Тут вмешалась Белинда:
- Дэв, ты здесь только для вида. Мы совсем не требуем, чтобы ты касался
этой мерзости.
Я спросил Белинду, в чем конкретно заключается роль Дэва, и указал, что
меня не предупреждали о соведущем.
- Ну да, просто мы еще раз посмотрели "пилота" и подумали, что надо
добавить "оживляжа", - сказала она.
По счастью, Кэт тоже присутствовала на съемках. Она уже приготовила
ингредиенты и разложила их по небольшим мискам. Я переоделся во все белое, а
Дэв переоделся в красную шелковую рубаху и обтягивающие "ливайсы", и мы
принялись неловко репетировать, имитируя движения поваров. Под конец
репетиции Зиппо сказал:
- Кэт, подыщи нам каких-нибудь овощей и фруктов погрязнее, я тут
кое-что придумал.
Через пять минут Кэт вернулась с пакетом, набитом морковкой, огурцами и
дыньками, и вывалила все это на разделочный стол.
- Попробуй что-нибудь из этого сотворить, Дэв, - велел Зиппо. - Пять
минут на репетицию, потом снимаем.
Дэв поманипулировал неприличными фруктами и овощами, словно фокусник,
репетирующий трюк, затем поднял взгляд и сказал:
- Ну, я кончил, о чем можно судить по пятну на моих брюках.
Все в студии засмеялись, кроме меня, Кэт и Зиппо, который говорил по
телефону с Лос-Анджелесом, споря о стоимости парика для только что
проснувшегося Берта Рейнольдса.
В моей жизни бывали мгновения и похуже (никогда мне не забыть того
ужаса, который я испытал, сидя в медпункте с моделью самолета, приклеившейся
к моему носу посредством суперклея), но когда тебя затмевает какой-то Дэв со
своими двусмысленными шутками - это немногим лучше. Меня отлимузинили домой,
и там я погрузился в пучину омерзения к самому себе. Уже много недель я не
брал в руки перо, не написал ни единого художественного или поэтического
слова.
Я продал душу за чечевичную похлебку.

Четверг, 19 июня

Сегодня вечером Джастина спросила меня, не голубой ли я! Это все
Пандора виновата! Я страстно влюблен в нее с тринадцати с половиной лет и не
способен отдаваться эмоционально (и сексуально) другой женщине.

Пятница, 20 июня

Позвонил Зиппо и сказал, что смонтировал первые три передачи. Участие
Дэва Сингха свели к абсолютному минимуму. Гротескное шоу с участием огурца и
свиных ушей вырезано полностью.
Зиппо поведал мне, что они "подумывают о том, чтобы отказаться от
Дэва". Я заметил, что, по моему мнению, это стало бы весьма мудрым решением.
Зиппо попросил прислать по факсу список ингредиентов, необходимых для
понедельничной записи. Я отправил три рецепта: пирог с гусиными потрохами,
запеченое бычье сердце и экономичный суп для бедняков. Я уже собирался
спросить, не желает ли Зиппо снять мой "Белый фургон", но он быстро сказал:
- Надо идти. На второй линии агент Голди Хоуп. Настаивает на равной
цене париков.

Понедельник, 23 июня

Позвонила Пандора.
- Если прорежутся типы из "Новостей мира", отвечай: "Без комментариев".
В детали она вдаваться не стала. Просьба ее звучала зловеще. Мы
поболтали о романе наших родителей, прибегнув к шифру: А. - это моя мать, Б.
- ее отец. Пандора сказала, что В. (ее мать) позвонила вся в слезах и
сказала, что в кармане куртки Б. обнаружила обертку от шоколадки "Кит-кэт".
- Боже! - простонал я. - А. лопает этот "Кит-кэт" по две штуки в день.
Но откуда у В. такие подозрения? Почему Б. не может полакомиться "Кит-кэт"?
- Б. с 1989 года бойкотирует продукцию компании "Раунтри", - пояснила
Пандора. - Протестует против жестоких условий, в которых трудятся сборщики
какао.
- А. и Б. теряют бдительность, - резюмировал я.
Мы договорились обсудить ситуацию с А.Б.В. на следующей неделе.
Я вернулся в постель, так и не придя в себя после вчерашней телезаписи.
Не желаю больше видеть, нюхать и даже трогать потроха.
От Дэва Сингха не отказались, как же. Если на то пошло, ему позволили
окончательно распоясаться! Все в студии корчились от смеха от его жалких
кривляний - кроме меня и Кэт.
Когда он жонглировал куриными желудками и ловил их в казан, я едва не
покинул студию. Но будучи профессионалом до мозга костей, собрал волю в
кулак и сохранил самообладание. А еще я отпустил несколько литературных
афоризмом в попытке повысить интеллектуальный уровень передачи.
Демонстрируя, как сделать подливку более темной посредством чайных
пакетиков, процитировал следующий bon mot: "Женщина похожа на чайный пакетик
- только в горячей воде понимаешь, насколько она крепка". Первой этот пассаж
выдала Нэнси Рейган. Как mot пассаж не столь уж bon, но на Зиппо афоризм
произвел колоссальное впечатление. Мне так кажется.
Между передачами Зиппо названивал в Лос-Анджелес, время от времени
включая внешний динамик, чтобы мы могли послушать его маниакальные беседы о
(явно обреченной на провал) "Свеженькой любви". Натан Стаг, режиссер
"Любви", как они называют фильм промеж себя, завопил во весь голос:
- На хрен, Зиппо, нет такого парика, который поможет Берту Рейнольдсу
вытянуть на тридцать пять! Не такого парика, Ј: твою мать.
"Потрохенно хорошо" получается потрохенно плохо. Я выставлю себя на
посмешище.

Четверг, 24 июня

Не мог заснуть до четырех утра, слушая шум дождя и волнуясь по поводу
"Новостей мира". С тем же успехом мог бы волноваться из-за Олимпийских игр и
выигрыша медали. Золотой.
В 5.30 позвонил Уильям и напомнил, что 1 июля у него день рождения. Как
объяснить почти трехлетнему ребенку, чтобы он не звонил до девяти утра? Я
люблю малыша, но иногда сожалею, что "Бритиш телеком" изобрела
автоматический набор.
Хамфри два дня не видно.

Среда, 25 июня

Прочел про президента Клинтона, его голословно обвиняют в сексуальных
связях. Сексом занимаются все, кроме меня. Даже Малькольм наслаждается
плотскими отношениями с Аннеттой, женщиной, которая продает "Ивнинг
стандарт" на Стрэнде. Ходил сегодня взглянуть на нее - с противоположного
тротуара. В сравнении с ней Энн Уиддкомб выглядит как Кейт Мосс (47). Ее
затянутые в лосины бедра напоминают стволы красного дерева, между которыми
американцы проезжают на своих автомобилях. Однако лицо у нее милое, а если
ее пристойно постричь, то она станет выглядеть весьма недурно.
Я всегда знаю, когда Малькольм ночью с ней хорошо покувыркался. На
следующее утро его исцарапанные лицо и шея залеплены газетной бумагой.
Малькольм убежден, что Хамфри украли "китаезы" и сделали из него
отбивную с черной фасолью и имбирным соусом. Уверяет, что однажды в
Вулвергемптоне в 1993 году обнаружил в пакетике с китайским рагу бирку с
именем "Пушок". Малькольм отправился с этой биркой в санитарную инспекцию,
но бюрократы подняли его на смех.
- Я тогда как раз увлекался "Дятлом" (48), - признался Малькольм, когда
я спросил, как он повел себя в кабинете санитарного инспектора. - Этот
самодовольный хрен вызвал какого-то мерзавца, и меня вышвырнули.
По его злому тону мне стало понятно, что Малькольм до сих пор имеет зуб
на власти.
В два часа ночи позвонила Рози, умоляя меня вывезти ее с рок-фестиваля
в Гластонбери. Она считает, что у нее траншейная стопа (49). Земля в
Гластонбери - сплошная топь. Рози потеряла обувь и два часа стояла в очереди
к телефону. Я ее единственная надежда. Ответил, что в машине нет бензина, и
посоветовал ей положиться на собственное заботливое и бескорыстное
поколение.

Суббота, 28 июня

Сегодня в ресторан позвонил Луиджи и сказал, что несколько богатых
инвесторов выступили с предложением спасти "Чернь". Предполагается сделать
ремонт, а погреб превратят в кислородный бар! Нынешний ресторан
переоборудуют в стиле рабочих кухонь 50-х годов, обставят неказистой мебелью
того времени, а второй этаж (в том числе и моя квартира) превратятся в
закрытый клуб для курильщиков.
Луиджи сказал, что курильщики, желающие вступить в клуб, должны
принести справку от врача о том, что они не хитрые приспособленцы, а
серьезные кандидаты.
По слухам, один из инвесторов - сам Майкл Кейн. Об этом знают немногие,
и я поклялся хранить тайну. Из нынешнего персонала никого не оставят. Луиджи
помогает своему зятю мыть окна в районе парка Кадоган. Я начал подыскивать
место, где буду жить. Не хочу возвращаться на Глициниевую аллею: перерос
провинцию.

Воскресенье, 29 июня

Отель "Савой" подвергся нашествию мышей. Каждому клиенту, который
заметит мышь, предлагается бесплатная выпивка. Сегодня полтора часа сидел в
Американском баре отеля, потягивая стакан газированной воды. Уделял особое
внимание плинтусам, но грызунов не заметил. Везет как утопленнику.

Понедельник, 30 июня

Мне одиноко. Единственный, с кем я сегодня имел продолжительную беседу,
- японская туристка, остановившая меня у универмага "Теско" на рынке
Ковент-гарден (я там закупал оптом "Опал фрутс"). Японская туристка
спросила, как добраться до Торки. С радостью отправил ее прямиком на вокзал
Паддингтон, где она смогла бы купить билет до Девона. Предложил сесть в ее
черное такси и проводить, но она отказалась.
Лежа в постели, представлял японку на пляже Торки, в черном бикини, но
ничего не вышло. Даже пенис меня разлюбил. Может, я унаследовал от отца
половое бессилие вкупе с плешивостью? Может, пора снова посетить доктора Нг?
Если сегодня позвоню, то недели через три попаду на прием.

7 часов вечера.
Иду на прием к доктору Нг 17 июля в 10.10 утра. Хорошо еще, что ни один
из моих разнообразных недугов не представляет угрозы для жизни.
Сегодня губернатор Гонконга Крис Паттен и принц Чарльз вернули Гонконг
коммунистическому Китаю. Предсказывают, что к завтрашнему утру Гонконг
подвергнется нападению китайских мародеров, алчущих джинсов "ливайс" и
плееров "Сони". Гонконг будет объят пламенем. Вопрос: Почему Крист Паттен по
столь торжественному случаю не облачился в парадную форму? Мог бы
позаимствовать что-нибудь (треуголку?). Невозможно разрушать империю в
обычном костюме - это просто неприлично.

Вторник, 1 июля

В 9 часов утра стоял у дверей магазина детской игрушки "Хэмлиз". Как
только двери открылись, поднялся на эскалаторе в отдел маскарадных костюмов
и потребовал одеяние Джереми Кларксона. Ответственное лицо по имени Кевин
усмехнулось и ответило:
- У нас костюмы только вымышленных персонажей.
Я незамедлительно указал на безвкусный костюм Робин Гуда (для детей от
четырех с половиной до восьми лет), к которому прилагались шляпа с пером,
лук и стрела на присоске. Лицо по имени Кевин заявило, что Робин Гуд -
"вымышленный персонаж", и пустилось в рассуждения о своей диссертации "Люди
и мифы Ноттингемшира шестнадцатого века", за которую оно получило степень
магистра в университете Ноттингема.
Я спросил Кевина, почему он сбывает детские маскарадные костюмы, тогда
как ему присуждена степень магистра.
- Чтобы оплатить докторантуру, - ответил он.
Кевин уже наметил тему: "Кофе: влияние на английскую литературную
жизнь, от доктора Джонсона до Мартина Эмиса".
Мое сердце колотилось в припадке свирепой зависти. Я спросил, каким
образом подобная тема поможет ему найти хорошо оплачиваемую и достойную
работу. Перебирая коробки со Спящей красавицей, Кевин сказал:
- Ну, например, меня возьмет на работу "Нескафе".
Я купил костюм Робин Гуда. Уильям должен гордиться наследием Восточного
Мидландса.

Эшби-де-ла-Зух - третий день рождения Уильяма
Отец встал с постели, чтобы удостоить своим присутствием церемонию
Задувания свечей на торте, которая является важнейшей частью английской
культуры. Уильям старался изо всех сил, но не сумел задуть свечи за один
раз. Потребовались пять его слабеньких попыток и моя незаметная помощь,
чтобы загасить крошечные язычки пламени. А все мама виновата. Уильям у нее
под каблуком. Мальчика надо закалять. Ему предстоит жить в мире, полном
опасностей.
Жожо прислала в подарок шелковую хламиду - традиционное одеяние народа
йоруба. Уильям предпочел его костюму Робин Гуда и отказался снимать, когда
пришло время спать.
Мама сказала, что подумывает вчинить иск компании "Империал тобакко" на
миллион фунтов. Она винит табакопроизводителей в своей никотиновой
зависимости, надрывном кашле и морщинах.

Четверг, 3 июля

Сегодня в газете сообщили, что обнаружили японку, которая бродила по
Торки в "состоянии отчаяния". Она направлялась в Турцию, но некий лондонец,
который не смог разобрать ее английский, отправил несчастную женщину в
Девон.
Совпадение!

Пятница, 4 июля

В баре "Италия"
Два американца празднуют День Независимости, заказав кофе с кофеином.
Но я-то вижу, что они пьют кофе с таким видом, словно это жидкий
нитроглицерин.

Суббота, 5 июля

Сегодня Дикар воспользовался своим ключом и проник в мое обиталище. Его
сопровождал архитектор, облаченный в нечто, весьма смахивающее на халат
дантиста, хотя, скорее всего, этот предмет гардероба считается рубашкой. Они
входили в спальню и выходили из нее с таким видом, будто в комнате никого не
было, хотя на самом деле я лежал в постели. Моя легкая депрессия тут же
превратилась в истинное страдание. Когда они ушли, я чуть не заплакал.
Дождь льет не переставая.

Воскресенье, 6 июля

Я должен выбраться из постели и найти себе жилье. Дикар привел сегодня
трех строителей, чтобы составить смету. Лица этих людей лишены не только
благородства, но и элементарной честности.
Дождь все льет.

Понедельник, 7 июля

Позвонил Найджел и сказал, что его мать плохо восприняла новость о
гомосексуальных пристрастиях сына. Она все еще ничего не желает слышать о
Норберте и убеждена, что Найджел превратится в гетеросексуала, как только
встретит порядочную девушку. Отец пробормотал что-то по поводу "возни в душе
в Каттерике" и ретировался в свой сарай.

Среда, 9 июля

Ко мне заглянул Малькольм - проверить, не вернулся ли Хамфри. Пришлось
сказать, что я не видел кота несколько дней.
- От такого дождя он, наверное, утонул, - пошутил я.
К вящему моему ужасу Малькольм зарыдал. Конечно, я знаю, что в конце
девяностых годов мужчинам разрешено плакать на публике и открыто
демонстрировать свои слабости, но мужские слезы на публике по-прежнему мне
кажутся неуместными. Пришлось побороть искушение сказать, чтобы он взял себя
в руки. Дал Малькольму 20 фунтов и посоветовал купить тамагочи.

2 часа ночи.
Только что вспомнил, что Малькольм не сможет прочесть инструкцию, как
ухаживать за тамагочи. Наверное, тот уже умер.

Четверг, 10 июля

Пандора подверглась нападкам прессы за "экологические преступления" - в
интервью журналу "Чат" она призналась, что пользуется "Шанель ?5", и зеленые
тут же рухнули на нее, как срубленный дуб. По-видимому, в "Шанель ?5"
содержится масло какого-то редкого и экзотического дерева, произрастающего в
гибнущих амазонских лесах. Позвонил Эдне, чтобы выразить сочувствие и
поддержку. Эдна сказал, что Аластер Кэмпбелл (50) велел Пандоре мчаться в
свой округ и срочно посадить несколько деревьев. Желательно английских
дубов. В воскресенье в 10.30 утра прессу пригласили к воротам ореховой
фабрики в Эшби-де-ла-Зух. Надо бы туда поехать, мне нужно срочно
переговорить с Пандорой.
Сегодня на Тоттенхэм-Корт-роуд купил электронную записную книжку. Всю
ночь впечатывал в нее личные данные. Пора рационализировать свои дела
посредством современных технологий. Эту штука может делать поразительные
вещи и при этом настолько мала, что помещается в кармане пижамы.

Пятница, 11 июля

По телевидению и радио выступила Харриет Харман, секретарь Службы
социального обеспечения - пыталась разъяснить новую схему социальных выплат.
Несколько раз назвала эту акцию "крестовым походом" правительства. Надо
сказать, миссис Харман выглядит настоящей фанатичкой, к тому же дико
раздраженной. Ей надо срочно отпустить челку, перестать носить мешковатые
кофты и купить подтягивающий бюстгальтер. Кроме того, она должна прекратить
ныть по поводу сексизма в политике. Весьма надоедливая черта.

Воскресенье, 13 июля

В 10 часов утра я стоял у ворот ореховой фабрики - вместе с фотографом
из "Лестер меркьюри" и еще одним фотографом из "Индепендент", который
заявил, что Пандора - это принцесса Ди всех интеллектуалов.
За небольшой толпой окрестных жителей присматривали восемь полисменов,
сидевших в своих патрульных машинах.
В небе над соседним мыловаренным заводом появился вертолет, немного
повисел в воздухе, затем приземлился на территории ореховой фабрики. Из
вертолета выпрыгнула Пандора в костюме цвета хаки с лейблом от Роэна. В
руках она держала сверкающую лопату из нержавеющей стали. Ни одна женщина не
смотрелась бы так классно в рабочей одежде.
Следом за Пандорой из вертолета выбралась ее свита, замыкал процессию
неряшливый тип в засаленной куртке и мятых штанах. Звали его Чарли Уилан. Он
запалил сигарету и спросил:
- А где остальная Ј: пресса?
- Торчат у Кенсингтонского дворца, - ответил фотограф из "Индепендент".
- У принцессы Дианы новый хахаль, какой-то араб.
- Чарли, а где деревья, которые я должна посадить? - поинтересовалась
Пандора.
Чарли ткнул проникотиненным пальцем себе в лоб и воскликнул:
- Забыл сунуть это дерьмо в вертолет.
Я воспользовался моментом и снял бейсболку и темные очки, чтобы Пандора
меня узнала. От восторга она не подпрыгнула.
- Адриан! Опять! Ты меня преследуешь?
Я заверил, что просто проходил мимо, направляясь к своему сыну Уильяму.
И пригласил Пандору со свитой на воскресный обед к моей матери.
- А что, я не прочь жевануть кусок говядины и йоркширский пудинг, -
ухмыльнулся Чарли.
Они согласились прийти, но поставили условие - я должен раздобыть для
них деревья. Повез их в садовый центр к Бобу Перкинсу.
Пресса последовала за нами. Пандора сфотографировалась с пресловутым
Бобом Перкинсом, оба изображали, будто млеют над каким-то заплесневелыми
побегами, прилипшими к стенам промышленной теплицы.
Репортер из "Лестер меркьюри" поинтересовался у Пандоры, привержена ли
она зеленому делу. Выяснилось: она за полную переработку отходов, чистый
воздух и планы властей Лестершира посадить Новый Лес, и она категорически
против загрязнения воздуха, отравления рек и "расточительного расходования
электричества и газа".
Пока шло интервью, я заглянул в теплицу, забитую висячими корзинами, и
позвонил по мобильнику маме, которая еще не знала, что я уже приехал. Когда
я упомянул, что пригласил на воскресный обед трех гостей, она громко
завопила в трубку. Поначалу мама ничего не говорила, просто вопила. Затем
она, наконец, выкрикнула связное:
- У меня тут жалкая баранья кость, которой едва хватит мне, твоему
отцу, Рози и Уильяму, у меня закончились бульонные кубики, а консервная
банка с йоркширским пудингом вздулась. Веди их в ресторан, Адриан!
- Живи мы в Аравии, ты бы подала столь почетным гостям собственные
глаза.
Мама совершенно излишне заметила, что мы не в Аравии, а в
Эшби-де-ла-Зух, и вообще, почему бы Пандоре не навестить своих родителей,
которые живут всего за углом от питомника Боба Перкинса?
- Я знаю, что они дома, потому что сегодня утром столкнулась с Иваном,
когда выгуливала Нового Пса.
Я демонстративно захохотал и отключил телефон. Отменять приглашение на
воскресный обед грозило социальной неловкостью.
- А я уже губы раскатал на йоркширский пудинг, - простонал Чарли. - У
меня слюнки текут.
Я спросил Пандору, способны ли ее родители на скорую руку состряпать
традиционное английское жаркое, она рассмеялась:
- А. и В. много лет не притрагиваются к мясу. По воскресеньям их
основное блюдо - яичница на тосте и "Охотники за древностями" (51).
Боб Перкинс предложил обсадить ореховую фабрику деревьями C. Leylandii.
После того, как Пандору сфотографировали, как она втыкает в землю C.
Leylandii, мы отправились в "Макдоналдс" на объездной дороге. Публику там
составляли разведенные папаши, которые отрабатывали свой день посещений,
отчаянно пытаясь управиться с чадами.
Пандоре то и дело докучали избиратели. К филе-о-фиш она так и не
притронулась.
Пожилой тип в свитере для игры в гольф пожаловался, что фонарь за окном
его спальни мигает и не дает уснуть. Какой-то индиец сообщил, что ему негде
парковать машину. А одна сумасшедшая заявила, что ее тошнит от Пандоры,
потому что та не отдала последний долг актеру Джеймсу Стюарту, который, по
ее словам, скончался 2 июля.
Когда мы уходили, какой-то мужик в бежевом пальто, припадая на трость,
подковылял к Пандоре, и поведал душераздирающую историю о злобном соседе,
который пять лет назад посадил вдоль забора C. Leylandii.
- Вымахали до пяти метров, - пожаловался мужик, - и закрывают солнечный
свет.
Пандора занесла его имя и адрес в электронный органайзер и пообещала
что-нибудь придумать.
Небольшая толпа школьников на велосипедах ждала, когда взлетит
вертолет; соотношение между полицейскими и детьми было один к двум. Я
смотрел на вертолет до тех пор, пока он не превратился в крошечную точку на
темнеющем небе. Потом долго сидел в машине, прежде чем отправиться к сыну на
Глициниевую аллею.

Понедельник, 14 июля

Купил сегодня "Индепендент". На первой полосе фотография Пандоры. Если
присмотреться внимательней, на заднем плане можно разглядеть кончик моего
носа. Решил отложить решение относительно принятия решения, пока не
почувствую себя решительно лучше. Мое душевное состояние очень нестабильно.
Сегодня издатель из Осаки, Япония, возвратил рукопись моего романа
"Гляди-ка! Плоские курганы моей родины". Написал, что книга "подражательна",
но не сказал чему. Возможно, мне стоило сменить название на более
запоминающееся, в стиле "На игле". После долгих размышлений остановился на
"На птице".

Вторник, 15 июля

Сегодня выбрался из обиталища, чтобы сходить в магазин и купить "Опал
фрутс". Затем поспешил обратно и упаковал "На птице" - пожалуй, отправлю
рукопись в Исландию, которая, насколько я слышал, переживает культурный
ренессанс. Позвонил в Рейкьявик издателю, воспользовавшись телефоном в
ресторане. Ответила женщина на языке, совершенно чуждым моему уху: полагаю,
на исландском. Боюсь, пока эти островитяне не введут у себя английский язык,
они будут страдать изолированностью от остального мира.

Среда, 16 июля

Чем мне заниматься оставшуюся жизнь? Как заработаю себе на хлеб
насущный, если мое сотрудничество с "Румяной корочкой" подходит к концу?
Могу ли я считать себя официально расставшимся с женой? Как долго человек
может обходиться без опорожнения кишечника? Сколько у меня денег в банке?
Предложит ли Дикар мне работу в одном из своих новых предприятий? Сколько
пройдет времени, прежде чем я окончательно облысею? Кстати, успеют ли
вовремя достроить купол в Гринвиче? Как мистер Мандельсон может жить в такой
тревоге? (52)

Четверг, 17 июля

Доктор Нг сказал, что чувство тревоги и незащищенности - здоровая
реакция организма на безумный мир. Посоветовал мне начать откладывать на
пенсию. Итак, Национальная служба здравоохранения докатилась до таких
советов.
Полтора часа силился освободить кишечник. Кто-то звонил в дверь, но не
оставил записки. На будущее всегда буду держать в туалете книгу. Полтора
часа наедине с собственными мыслями - это невыносимо. Особенно болезненно
воспоминание о "дерьмовой" рецензии А. А. Гилла.
Позвонила Белинда и сказала, что канал "Милленниум" наконец выделил нам
время. В среду, 10.30 утра. Я был горько разочарован и указал ей, что в этот
час показывают Ричарда и Джуди (53).
- Поверьте, Адриан, если дело дойдет до войны рейтингов, они не устоят.

Пятница, 18 июля

Тщетно искал в исправно работающей записной книжке свой бухгалтерский
баланс. По непонятной причине органайзер отказался поделиться информацией.
Пришлось идти за новой батарейкой в магазин электротоваров на
Олд-Комптон-стрит. Услужливый продавец сказал, что его органайзер отказался
выдать список, кому посылать рождественские открытки. Он принялся описывать,
какая затем последовала семейная ссора, но я слушал вполуха. Заметив, как из
кондитерской "Валери" выходит Джастина, я быстро расплатился с любезным
торговцем и кинулся вдогонку за ней. Джастина взяла меня под руку, и мы
направились в направлении Уордор-стрит. Дает ли она мне понять, что хочет
заниматься со мной сексом? Или просто нуждается в моей поддержке? (На ней
были туфли на платформе в шесть дюймов.) Женщин в наши дни не разберешь.
Коллега Джастины обучает Малькольма грамотности в перерывах между
работой. Мы договорились встретиться в четверг и сходить в японский
ресторанчик.

Суббота, 19 июля

Загадочный человек, звонивший в четверг в мою дверь, оказался
Малькольмом. Он жаждал известий о Хамфри. Я спросил, почему он не оставил
записки.
- Я могу написать только "Кот сидит на коленях"! - сказал Малькольм.

Воскресенье, 20 июля

Большую часть дня провел за изучением журнала "Лут" в поисках
приемлемого жилья в районе Сохо. Какой-то шутник простит 500 фунтов в неделю
за чулан для белья (плюс доступ на пожарную лестницу), на Поланд-стрит, без
удобств. Пора мне определить свое нынешнее финансовое положение.
Позвонил в телефонный банк, назвал код (9999) и пароль (Ярмут).
Служащая банка, женщина с приятным голосом по имени Мерилин, пришла в ужас
оттого, что я раскрыл свой пароль. Она собиралась спросить вторую букву
пароля. И если бы я ответил правильно, она сообщила бы мне баланс моего
Высокодоходного "до востребования".
- А так, - вздохнула она, - вам придется пройти всю процедуру заново. С
этого момента все ваши прежние коды недействительны.
Я упрашивал и умолял Мерилин посвятить меня в тайну моего собственного
счета, но она упорно твердила:
- Компьютер уже закрыл счет. Новое заявление я пришлю вам по почте.
- Где именно мои деньги, Мерилин? - вопрошал я. - В хранилище или
где-то еще?
Мерилин отвечала:
- Ваши деньги как таковые не существуют. Ваши деньги, мистер Моул, -
это абстракция, которая носится в воздухе между финансовыми институтами,
находится во власти инфляции и процентных ставок, зависит от состояния
мировой экономики.
Тут она опомнилась и извинилась за то, что показала человеческое лицо.
Воистину, то была речь камикадзе - Мерилин заранее сообщила, что наш
разговор записывается.
Я попытался продлить разговор, но Мерилин, которая призналась, что ей
сорок четыре, темные волосы, трое детей и муж, сказала:
- Меня ждут другие клиенты, мистер Моул.

Понедельник, 21 июля

Не могу вспомнить, когда в последний раз ощущал тепло обнаженного тела.

3 часа ночи.
Вспомнил. В прошлое воскресенье. Новый Пес сидел у меня на коленях,
когда я читал Уильяму сказки братьев Гримм.

4 часа ночи.
Не могу заснуть от мысли, что Джастина явится в японский ресторанчик в
образе дешевой шлюхи. Знаю, что одежда у нее дорогая, но она носит ее так,
что создается впечатление, будто это тряпки каталога газеты "Новости мира".

Вторник, 22 июля

Вышло, как я и боялся. В ресторане не смог расслабиться. Мы
беспросветно не сочетались друг с другом. На Джастине был облегающий красный
костюм от Версаче (надела в память о покойном), а на мне - солидный серый
ансамбль из магазина "Некст". Я прекрасно знаю, как управляться с суши,
темпурой и палочками; Джастину бросило в дрожь от вида сырой рыбы, и она
попросила у сурового официанта нож и вилку. Джастина - весьма умная девушка,
но после школы она не прочла ни одной книги. Мы поговорили о Чери Блэр,
которая перед саммитом в Денвере потратила 2000 фунтов, чтобы доставить
самолетом своего парикмахера Андре Люара. И пришли к единому мнению, что это
очень по-американски.
- Немного похоже на то, как Элвису Пресли доставляли самолетом из
Мемфиса в Лос-Анджелес его любимые чизбургеры, ты не находишь? - спросила
Джастина.
- Власть развращает, но абсолютная власть развращает абсолютно, -
ответил я.
Джастина вздохнула:
- Ты такой умный, Адриан. В компании с тобой становишься образованней.

Среда, 23 июля

Получил бланк заявления от моего телефонного банка. Выбрал счет
"Быстрые деньги". В качестве кода выбрал 1111, в качестве пароля - "Кромер".
Зачем, зачем в 1995 году я изъял все деньги из Строительного общества?
Тогда, чтобы узнать баланс, достаточно было позвонить мистеру Льюишаму. Он
даже интересовался, как продвигаются дела с "Гляди-ка!" Наверное, я разбил
его сердце, когда изъял 2709 фунтов 26 пенсов из общества "Маркет Харборо".

Пятница, 25 июля

Должно быть, принцесса Диана тратит огромные средства на химическую
чистку одежды. В последнее время она постоянно появляется в белом, явно
намекая на образ девственницы или святой. Если бы я руководил химчистками
"Скетчли", то непременно предложил бы спонсировать ее благотворительную
деятельность. Человеку по имени Мохаммед принцесса Диана пообещала купить
искусственную ногу.

Суббота, 26 июля

Позвонил сегодня в банк проверить свой баланс. Мне ответил
сверхчеловеческий голос и попросил подождать, поскольку "все линии заняты".
Четыре минуты слушал "Времена года" Вивальди, потом раздраженно повесил
трубку.
Позвонил в Первую страховую компанию, чтобы попросить бланк заявления -
какой-то урод украл трехколесный велосипед Уильяма, пока мы с мамой покупали
газеты. Ответил робот и попросил подождать. Затем робот сообщил, что мой
звонок представляет "огромную важность" для Первой страховой компании. Затем
робот сообщил, что я тринадцатый в очереди. Все это время Крис де Бург
гундосил "Леди в красном": эту песню я всегда глубоко ненавидел. Грохнул
трубку на рычаг. Что случилось с английскими телефонистками? На них что, мор
напал? С каких это пор телефонные трубки во власти бездушных роботов?

Понедельник, 28 июля

Позвонила Джастина и спросила, почему я пропал. Вряд ли я в силах был
сказать ей правду - что предпочитаю, чтобы она надевала практичные изделия
из универмага "Маркс и Спенсер", когда мы появляемся с ней на публике.
Вместо этого я информировал ее, что тружусь над сценарием телевизионного
сериала "Белый фургон". Джастина попросила меня похлопотать о роли для нее,
если сериал запустят в производство. Судя по всему, у нее имеется
удостоверение от актерского профсоюза, хотя с какой стати профсоюз выдал
драгоценное удостоверение девушке, которая участвует в эротической битве с
боа констриктором - для меня полная загадка. И как в этом свете профсоюзу
надлежит поступать с плоскогрудой мышкой из театрального училища, которая
мечтает сыграть Ибсена?

Вторник, 29 июля

В 7 часов утра в мое обиталище ворвался Дикар и приказал выметаться.
- Когда? - уточнил я.
- У тебя есть час! - зарычал Дикар.
Тогда я сказал:
- Питер, я работал на вас с перерывами восемь лет. Мне негде преклонить
голову. Будьте милосердны.
- В восемь часов придут строители, так что уЈ: отсюда! - проорал Дикар.

Пятница, 1 августа

Квартира Джастины. Поланд-стрит
Многие мужчины позавидовали бы мне, узнай, что я провожу ночи в
фешенебельной мансарде в самом центре Лондона - причем в обществе девушки,
чье имя неоновыми огнями мерцает над входом в "театр". Так почему бы мне не
чувствовать себя счастливым?
После того как мы закупили продукты в супермаркете "Маркс и Спенсер", я
потащил Джастину в отдел женской одежды. Предложил ей примерить милый
бежевый ансамбль из шерсти (машинная стирка разрешена) и джинсы свободного
покроя. Джастина воззрилась на меня с неприкрытым ужасом.

Воскресенье, 3 августа

Подружка Джастины, которая работает в отделе сумок универмага Харродс,
проинформировала нас, что принцесса Диана собирается обручиться с Доди
Файедом, сыном миллиардера Мохаммеда аль-Файеда, владельца любимого магазина
королевы!
Тщательно изучил прессу в поисках подтверждения этого абсурда, но
ничего не нашел. Сказал Джастине, чтобы она прекратила распространять слухи.

Понедельник, 4 августа

Сегодня нас навестил Большой Алан. Особого восторга он не проявил,
увидев, что я сижу на кухне Джастины и ем пищу, которую она только что
приготовила (спагетти "паутинка" с соусом "песто").
- Джастина, ты не говорила, что живешь не одна - сказала Большой Алан.
А Джастина ответила:
- Это всего лишь Адриан. - Точно я бесчувственный евнух. - Мы спим на
разных футонах.
В расстроенных чувствах я покинул кухню, но напоследок услышал слова
Большого Алана:
- Джастина, что ты в нем нашла?
- Мне нравятся интеллектуалы. В жизни есть не только секс, Ал.
- Правда? - изумился Большой Алан.
В голосе его звучало неприкрытое удивление.

Четверг, 5 августа

Решил дать обед целомудрия. По моему глубочайшему убеждению, роль секса
весьма преувеличена. Все совершается за несколько минут и определенно не
стоит предшествующих мучений и суеты.

Дорогой Стивен Фрай (54),
меня зовут Адриан Моул. Однажды я имел честь приготовить для Вас блюдо
из требухи, которое Вы нарекли "незабываемым" (ресторан "Чернь", 15 сентября
1996 года). Вы не нанесли второй визит, чтобы пообедать или поужинать, но
это не имеет значения, ибо я по-прежнему восхищаюсь Вашей эрудицией и
остроумием.
Недавно я принял решение хранить целомудрие и весьма скоро начну
обретать известность. Не могли бы Вы, будучи целомудренной знаменитостью,
дать несколько советов, как мне успешнее справиться с поставленными
задачами. Полагаю, Вы весьма занятой человек, но уверен, Вы не откажетесь
выкроить часок из вашего плотного расписания, чтобы дать совет человеку,
который практически является Вашим doppelganger (55). Я тоже немного
интеллектуал.
С дружеским приветом, дорогой Стиви,
Ваш, Адриан Моул

PS. Был бы признателен за незамедлительный ответ.

Среда, 6 августа

По почте пришел пригласительный билет, переправленный из "Черни". На
фоне живописных потрохов начертано:
"Румяная корочка" приглашает:
Адриана Моула с гостем
на вечер, посвященный окончанию съемок передачи "Потрохенно хорошо!"
Ожидается: шикарная жратва, шампанское и Дэв Сингх.

Джастина прочла приглашение и заметила:
- А мне казалось, звезда передачи - это ты, Адриан.
- Так и есть, - ответил я. - Очевидно, типографские служащие допустили
ошибку.
Джастина спросила, не возьму ли я ее с собой в качестве гостя. Она не
была первым кандидатом, но после того как я четыре раза позвонил Пандоре и
никто не снял трубку, я проинформировал Джастину, что она может пойти со
мной.
Она дико обрадовалась, но заявила, что ей нечего надеть.
Я ухватился за эту возможность, заскочил вечером в "Маркс и Спенсер" и
купил весьма привлекательное свободное и длинное платье из
грязновато-зеленой вискозы. Преподнес платье Джастине в 3 часа ночи, когда
она вернулась с работы.
- Пожалуйста, надень его завтра на вечер по поводу окончания съемок.
Джастина недоуменно посмотрела на меня и сказала:
- Такую вещь могла бы надеть твоя мать.
Вполне понятная ошибка - она никогда не встречалась с моей матерью.

Пятница, 8 августа

Решение привести Джастину в студию "Румяной корочки" явилось ошибкой.
Она оказалась в центре внимания, как только сошла с пожарной лестницы в
своем розовом полупрозрачном платье от Версаче и светло-вишневых сандалиях
от Маноло. Все в студии посмотрели на меня с непривычным уважением. А Зиппо
прошептал:
- Я так и знал, что ты лишь прикидываешься идиотом-провинциалом,
Адриан. Господи, да это же мечта онаниста! Вывихнутое запястье! Рай под
одеялом!
Его грубые реплики всколыхнули во мне волну отвращения, о чем я его и
проинформировал. Позже, у писсуаров, Зиппо признался, что влюбился в
Джастину с первого взгляда. Я знаю, что такое случается, поскольку сам люблю
Пандору с тех пор, как впервые мой взгляд упал на нее.
- Познакомь меня с ней, - попросил Зиппо. - Пожалуйста, Адриан.
От возбуждения он брызнул мочой на замшевые туфли от Гуччи. Я не стал
указывать ему на это. К чему портить человеку праздник?
Мы присоединились к толпе новоявленных поклонников Джастины, которые
оторопело внимали ее советам по уходу за домашним питоном. Растолкав зевак,
я представил Зиппо Джастине. Он держал ее руку дольше, чем того требует
этикет.
Наконец Джастина не выдержала:
- Можно я заберу себе свою руку? Ее уже свело.
Зиппо схватил два бокала шампанского и сунул один Джастине со словами:
- Встречи с вами я ждал всю жизнь. Мы должны отметить это
знаменательное событие.
Джастину мгновенно засосало в водоворот льстивых речей Зиппо. Глаза у
Зиппо сделались бархатными, как у лабрадора, а губами он проделывал трюки в
духе Мерилин Монро.
Я осведомился, не думает ли Зиппо снять второй цикл передач, но он
пропустил мои слова мимо ушей и спросил Джастину, умеет ли она готовить.
- Вообще-то нет, - ответила она. - Я просто разогреваю готовые продукты
в микроволновке.
- "Разогрейся с Джастиной!" - вскричал Зиппо.
Я заметил, что название больше похоже на видеопособие по аэробике. И
предложил другое название "Путеводитель по кухне: искусство нажимать
кнопки".
Зиппо и прочие служащие "Румяной корочки" пришли в бешеный восторг, но
они все как один накурились дурман-травы, так что никто не вспомнит моего
гениального предложения.
Зиппо уволок Джастину в сторону, и я услышал, как они обменялись
информацией о своих знаках зодиака: он Скорпион, она Водолей (гибельное
сочетание, на мой взгляд).
Дэв Сингх появился очень поздно, да еще в сопровождении
телохранителя-сикха в тюрбане. Его тут же окружила компактная толпа
лизоблюдов, которые ловили каждую двусмысленную остроту.
"Румяная корочка" обратилась к лотерейному фонду с просьбой выделить
средства на съемку документального фильма о Дэве с постмодернистским
названием "Съемка документального фильма о Дэве". Дорогой мой Дневник, я до
сих пор подавлен этой новостью. Есть ли предел интеллектуальной тупости?
Ведь ниже падать некуда.
Компания перебралась в ресторан "Шок", что в Шордитче. Заведение было
просто забито художниками, специализирующимися на инсталляциях, и образцами
их искусства. Казалось, в ресторане абсолютно все черного цвета, в том числе
и пища: кальмары в черных чернилах, черная икра, пироги с черной смородиной
и, в довершение всего, кофе-эспрессо.
Зиппо наконец оторвался от Джастины и произнес спич о съемке
"Потрохенно хорошо!" Меня он упомянул мимоходом, зато вознес хвалу Дэву "за
его искрометный юмор, вызывающий в памяти гениального комика Нормана Уиздома
(56)".
Его слова были встречены криками и воплями - даже
художники-инсталляционисты громко гикали. Очевидно, в Шордитче Норман Уиздом
- весьма большая величина, как и страна Албания.
Зиппо спросил, не желаю ли я что-нибудь сказать. В голове моей было
пусто. Но вскоре я обнаружил, что стою и извиняюсь за свое выступление в
передаче номер четыре, когда восемнадцать раз запнулся на слове
"дезистеблишмент".
- Восемнадцать попыток - это еще что, - сказал Зиппо.
До него дошли слухи, что Ферджи, герцогиня Йоркская, снималась в
Америке в рекламе клюквенного сока, и пришлось сделать 103 дубля по причине
ее полной неспособности внятно произнести "Мне он нравится".
После этой исчерпывающей информации я почувствовал себя отмщенным.
Дэв поблагодарил "Румяную корочку" и меня за то, что позволили
совершить ему этот прорыв.
- Без Адриана у меня бы ничего не вышло. Он блестящий подыгрывающий.
Я любезно принял этот комплимент, но мое самолюбие съежилось и
выскочило во тьму шордитчской ночи. Так до сих пор и не вернулось.
Я сидел между помалкивавшей Кэт и сплетницей Белиндой, которая
рассказывала, что знает одного человека, который знает другого человека,
который работал в фильме "Колесницы в огне", где продюсером был Доди
аль-Файед. Та этот человек сказал, что с Доди не о чем разговаривать. У него
только одна страсть - собирать бейсболки. Белинда добавила, что ходят слухи,
будто Доди с Дианой собираются вместе продюсировать фильм о слоне, который
наступил на мину.
Я чуть не оплошал, ошибочно приняв одну инсталляцию за мужской туалет.
По счастью, осознал ошибку прежде, чем полностью расстегнул молнию на
брюках.

Воскресенье, 10 августа

Лестер
Увидел сегодня первую полосу "Санди миррор" и был потрясен до глубины
души. Заголовок гласил: "ПОЦЕЛУЙ". Под заголовком размытая фотография
принцессы Дианы и собирателя бейсболок Доди Файеда. Обнимаются почти нагие.
Принц Чарльз, наверное, поперхнулся своим экологически чистым тостом.
Мама с Рози долго изучали фотографии, затем велели нам с Уильямом
мчаться к лавке при автомастерской "Бритиш пертролеум" и скупить все
бульварные листки, какие там найдутся. Внутри магазина я наткнулся на
одноногого пенсионера Арчи Тейта. Он покупал на воскресный ужин корнуэльский
пирожок. Арчи увидев, что я расплачиваюсь за "Сан" и "Пипл", удивленно
вздернул брови. Я объяснил, что это для мамы с сестрою, и Арчи заметил:
- А-а, ненасытное стремление женщин к слухам и пустякам.
Я согласился с ним. Он пригласил нас с Уильямом на дневной чай. Идти к
Арчи мне не очень хотелось, точнее, меньше всего на свете мне этого
хотелось, но прежде чем я успел придумать отговорку, Уильям принял
приглашение за нас обоих. Малыш у меня не очень смышленый.
Ко времени окончания светского визита голова у меня буквально
раскалывалась. Разговор с Арчи выдался очень напряженным, он то и дело
требовал предъявить доказательства своих собственных суждений. Спросил меня,
чем я занимался в Лондоне, после того как санитарная инспекция закрыла
"Чернь". Я рассказал о телепередаче "Потрохенно хорошо!". Арчи достал
фирменный ежедневник в клетчатой обложке и под 10-м сентября записал:
"Адриан. ТВ. 10.30 утра". У него нет кабельного канала, но он знаком с
человеком, у которого есть.
Вернувшись в Лондон, я застал в жилище Джастины Зиппо собственной
персоной - развалился на футоне. Джастина разогревала в микроволновке мидий.
Они гоготали над фильмом с Норманом Уиздомом. Хромированные мобильные
телефоны лежали рядышком на плексигласовом кофейном столике из "Икеи".
Журнал "Дизайн" был открыт на статье об оцинкованных ведрах (это теперь
такие вазы).
Я почувствовал, что мне здесь не место, словно меня вдруг покрыл налет
провинциализма. Я попытался уйти, но Джастина сказала:
- Нет, Адриан, пожалуйста, останься. Мы хотим, чтобы кто-то был
свидетелем первого дня нашей любви.
Я поел по дороге, поэтому отказался от мидий. Зиппо - в промежутках
между мидиями, которыми Джастина пичкала его прямо из раковин - прочавкал,
что первую передачу "Потрохенно хорошо!" показали контрольной группе
зрителей, и она вызвала столь бурную реакцию, что, по прогнозу, рейтинг
зашкалит за миллион.
Лег спать в 11.30, отставив их продавливать футон в окружении пустых
раковин и приспособлений для курения дурман-травы.

00.10.

Только что они довели свою любовь до логического конца. Джастина
постучалась ко мне, чтобы объявить, какой Зиппо "невероятный, нежный и
чувственный любовник". Сказал, что рад за нее.
Джастина спросила, не загляну ли я к ней в спальню, чтобы заверить
Зиппо, что мы с ней никогда не были любовниками. По ее словам, Зиппо ревнив
до безумия.
Надел халат и доковылял до спальни. Переключатель ночника был выведен
на полную катушку. Рядом с кроватью пузырилась декоративная лампа
"Извержение вулкана". В террариуме шебуршал питон. Зиппо привстал, простыня
едва прикрывала его чресла. Он спросил, "спал" ли я с Джастиной. Я честно
ответил, что не вступал в половые отношение с Джастиной, поскольку дал обед
целомудрия. А также вследствие моей глубочайшей антипатии к боа
констриктору. После чего я вернулся к себе в постель.
Пора съезжать.

Понедельник, 11 августа

После того как электроника двадцать минут тянула с ответом, я выяснил,
что на моем счету лежит 3796 фунтов 26 пенсов. Слишком мало, чтобы сделать
первый взнос на покупку квартиры в Лондоне. А ведь мне нужно еще на что-то
жить до сентября, когда придут деньги от "Румяной корочки".
Переезжаю обратно в Лестер.
Мама не рада, но это мой родной дом, и я имею право жить в нем. Мама
сказала, что, по ее мнению, это право не распространяется на тридцатилетних.
Я заметил, что в английском законодательстве не существует положения,
ограничивающего право на возвращение домой блудных детей.
- Может и так, но оно должно быть! - объявила мама.

Вторник, 12 августа

Собирая вещи, испытал потрясение от новости. Робин Кук ведет тайную
жизнь! Внимательно выслушал информацию о его махинациях с черными мусорными
мешками и парковочными счетчиками, а также о любовнице, ожидающей его в
сумраке комнаты. Сколько усилий ради утоления своей похоти! Я рад, более
того, горд, что храню целомудрие.

Глициниевая аллея,
Эшби-де-ла-Зух

Среда, 13 августа

Я опять в своей прежней спальне. Стал старше, мудрее, но, к сожалению,
менее волосат. В доме царит весьма скверная атмосфера. Новый Пес выглядит
постоянно изможденным. Каждый раз, когда звонит телефон, мама хватает трубку
с таким видом, словно это звонок от похитителя, требующего выкупа.
Рози очень недовольна, что ей приходится делить комнату с Уильямом. Я
указал ей, что за свою комнату я плачу. Да, да, моя собственная мать берет с
меня 40 фунтов за кров и стол! Когда я перетаскивал в комнату свои пожитки,
вдруг понял, сколь скудное имущество скопил за четырнадцать лет трудовой
жизни.
Сделал имущественную опись.

комплект из пододеяльника и наволочки: 2.
(Один в черно-зеленых зигзагах, один в бордово-кремовых завитках)
высококачественное одеяло, набитое шерстью: 1
банные полотенца: 4
увеличивающее зеркало для бритья: 1
дорожные часы: 1
лампа-журавль + галогенная лампочка: 1
складной письменный стол пепельно-черного цвета: 1
стул с регулируемой высотой: 1
книги: 500 (приблизительно)
поддельный индийский коврик: 1
офисные стулья: 2
мини-стереоцентр "Сони": 1
компакт-диски: 27 (почти новые)
Подставка для компакт-дисков: 1
Видеодвойка (позаимствована у Зиппо): 1
Двойной тостер (на 4 куска): 1
Пепельно-черная книжная полка: 1
Кофейный столик с полочкой для журналов: 1
Ваза для фруктов: 1
Чайник (безопасный): 1
Столовый набор из "Икеи": 1
Доска для объявлений из "Икеи": 1
Подушка на пол: 1(бордовая)

Я вспомнил роскошно обставленную квартиру в Баттерси, которую мы с Жожо
делили большую часть нашей супружеской жизни. Теперь мне почти тридцать с
половиной лет, а у меня даже нет дивана, который я мог бы назвать своим
собственным. Устал я возлежать на полу, подложив под голову подушку. Сказал
об этом матери.
- Всякий, кому больше двадцати пяти, выглядит нелепым, валяясь на полу.
Отдал подушку Рози - в знак примирения, но она швырнула ее обратно со
словами:
- Бордовый - полная херня. У всяких шишек такого цвета бумажники.
Уильям отверг подушку, сказав, что она пахнет "очень фу-фу-фу".
В конечном счете я вручил подушку Новому Псу, который, кажется, с
благодарностью принял мой дар, хотя подушка и не влезает в его корзину.
Теперь бедное животное опасно балансирует на самом верху подушечного бугра и
нервно поблескивает глазами.
Закончил разбирать свои вещи. Придется научиться жить в окружении обоев
с куклой Барби, жаль только, Рози обезобразила их черным фломастером,
пририсовав всем куклам усы и волосы под мышками.

Пятница, 15 августа

Позвонила Джастина. Сказала, что у Алана есть вакансия бармена в клубе
"165". Не заинтересуюсь ли я? Я ответил, что не заинтересуюсь. Подавать
напитки консерваторам из парламента - таково мое представление об адских
муках. Я спросил, как продвигается ее истинная любовь с Зиппо. Джастина
ответила, что с истинной любовью покончено. Когда они одевались, чтобы
отправиться к его родителям в их семейный особняк неподалеку от Челтнема,
Зиппо попросил ее надеть что-нибудь более традиционное. Но Джастина заявила,
что останется верной себе. Тогда Зиппо заорал:
- Отец и без того едва жив. Если он увидит тебя в этой юбке, его хватит
сердечный удар, и он умрет.
Да, Версаче за многое несет ответственность.

Суббота, 16 августа

Рейтинг королевской семьи впервые упал ниже 50 процентов. Quelle
surprise! Помню фотографию принца Уильяма в его первый день в Итоне. На
бедняжке был зеленый спортивный жакет! Последний раз зеленый спортивный
жакет я видел на вешалке в благотворительном магазине онкологического
центра.
Принцесса Диана умотала в Афины на самолете "Гольфстрим", чтобы затем
отправиться в круиз по греческим островам со своей подружкой Розой Монктон.
Надеюсь, эйфория по поводу нового романа не ударит ей в голову, и она не
забудет о своем обещании купить искусственную ногу этому парню Мохаммеду.
Днем, захватив Уильяма, отправился с визитом к нашему члену парламента,
прием велся в кабинете поликлиники. Там стояла очередь из десяти человек, в
основном мужчин. Разумеется, все они явились с разными пустяковыми жалобами.
Большинство из них жаловались на шумных соседей и требовали выделить им
новое муниципальное жилье. Я позаботился о том, чтобы оказаться в очереди
последним.
Я был потрясен измученным видом нашего парламентария, о чем так и
сказал.
- Спасибо, - ответила парламентарий, зажигая сигарету. - Не спала до
четырех утра на пару с Манди.
Она подавила зевок.
- Танцевали самбу? - поинтересовался я. Наслышан о слабости мистера
Мандельсона к ритмам Южной Америки.
- Нет, - сказал она. - Писали превентивную статью на разоблачения
Джека, которые появятся в "Новостях мира" на следующей неделе. Джек грозит
мне этим с тех пор, как мы расстались первого мая.
Я осведомился, в чем причина разрыва.
- Предлагаю на выбор, - ответила она. - Его обыкновение выхлестывать
полторы бутылки "Столичной" в день. Истеричные звонки среди ночи от его
последней бывшей жены. Его сексизм: вечно дулся, когда я просила его
пользоваться щеткой для унитаза.
Еще она сказала, что слышала от Аластера Кэмпбелла, будто Джеку
Кавендишу заплатили свыше 50 000 фунтов, чтобы он разболтал о ее прошлом.
- У него два ребенка в психушке и один в клинике для наркоманов и
алкоголиков, - сказала она. - Бедолаге позарез нужны деньги.
- Измена тебе не имеет оправданий, Пан, - сказал я.
Попытался взять ее за руку, но она увернулась и снова схватилась за
сигареты.
Закурив, показала мне превентивную статью. Весьма смелый документ.

Я БЫЛА СВОБОДНОЙ НАТУРОЙ", - ПРИЗНАЕТСЯ ПАН, ИЗБПАННИЦА НАРОДА

Пандора Брейтуэйт, "ярчайшая звезда в на небосклоне Блэра" выступила
вчера вечером с беспрецедентным заявлением, в котором призналась, что в
сексуальных вопросах: "была свободной натурой; у меня хватало любовников".
Находясь у себя на родине в своем избирательном округе Эшби-де-ла-Зух,
Пандора Брейтуэйт заявила: "Да, это правда. В восьмидесятые годы я
пользовалась сексуальным вниманием одновременно у трех любовников. И все мы
были абсолютно довольны сложившимися отношениями".
"Эротичное белье"
На вопрос, носит ли она эротичное белье в комнате для дебатов палаты
общин, Пандора Брейтуэйт ответила: "Да, я покупаю белье в магазине
эротического белья в Сохо. Но этот факт никоим образом не влияет на мою
политическую деятельность. Я без устали тружусь на благо моих избирателей".
"Блэр сексуален"
На вопрос, сексуален ли лидер партии, Пандора категорично ответила:
"Несомненно".
"Шанель вышла из моды"
На вопрос об утверждениях мистера Кавендиша относительно финансовых
нарушений во время предвыборной кампании, Пандора Брейтуэйт ответила: "Я
позаимствовала пару модельных костюмов у Карла, но я их вернула - они стали
ужасно немодными".

Нам с Уильямом и Пандорой пришлось пробиваться сквозь буйную свору
папарацци, которые выследили Пандору в поликлинике.
Уильям пришел в восторг от Пандориного "мерседеса" и, пока мы ехали к
нашему дому, заставил ее несколько раз поднимать и опускать складной верх.
Мама пришла в восторг при виде Пандоры и совсем обезумела от счастья, когда
папарацци разбили лагерь за воротами нашего садика. Даже отец покинул
кровать и выглянул из своей комнаты. Мама заставила его переодеться в чистую
пижаму - в честь Пандоры, и на случай, если его вдруг ненароком
сфотографируют.
На противоположной стороне улицы стоял странноватого вида мальчишка в
одежде рэппера, пялился на наш дом и хрустел чипсами с таким видом, словно
ему сегодня совершенно нечем заняться. Я велел ему проваливать, но парень
сделал вид, будто не заметил меня.
Мама с плохо скрываемым ликованием прочла гнусные разоблачения Джека
Кавендиша, потом радостно изучила статью Пандоры. В три часа пополудни
прибыли Иван и Таня Брейтуэйт - с посеревшими лицами.
Иван сразу двинулся к маме.
- Полин, дорогая, я все рассказал Тане. Пришлось так поступить, прежде
чем "Новости мира" сделали бы это за меня.
Мой отец, этот болван несчастный, тут же встрял:
- А что ты рассказал Тане?
Сердце мое перестало биться.
Иван, как всегда аккуратно одетый, прошагал к моему пижамному и
небритому родителю и проникновенно сказал:
- Прости, что вынужден тебе это говорить, Джордж, но я без памяти от
твоей жены.
Я тоже подошел к отцу и коснулся его плеча. А Пандора заключила в
объятия свою мать.
Я наблюдал за лицом отца: он мучительно осознавал, что его жена
влюблена в другого, и этот другой - Иван Брейтуэйт, лучший друг семьи.
Новый Пес украдкой вышел из комнаты и взгромоздился на бордовую подушку
- видимо, понимал свою подлую роль в этой трагедии.
Таня высвободилась из объятий Пандоры, расправила на бедрах длинное
свободное платье и сказала дрожащим голосом:
- Иван, я хочу, чтобы ты до вечера покинул и мой дом, и мой сад.
- Папа, как ты мог так поступить с мамой? - закричала Пандора.
А Иван ответил просто:
- Любовь пленила нас первого мая, и с тех пор мы ее счастливые узники.
Поникшие любовники обменялась страстным взглядом.
Меня чуть не вырвало. Ивану бы любовные романы писать.
Отец сел и закурил "Ротманс". Ширинка на его пижамных штанах была
расстегнута. Трусов он не надел. Я поспешно загородил его.
- Пойдем со мной, дорогая, - сказал Иван маме.
Мама взяла косметичку, и они удалились.
Я смотрел, как они пробиваются через газетчиков, столпившихся у ворот.
Мальчишка с чипсами все еще не ушел и по-прежнему пялился на наш дом.

Воскресенье, 17 августа

Как же много требуется времени, чтобы написать коротенький абзац. Мы с
Пандорой просидели до 5 утра, составляя следующий текст, который Аластер
Кэмпбелл одобрил в 6 утра.

Пандора Брейтуэйт, член парламента от Эшби-де-ла-Зух, и Адриан Моул,
знаменитый шеф-повар, с удовольствием извещают, что весной состоится свадьба
миссис Полин Моул и мистера Ивана Брейтуэйта (бакалавра искусств).
Пандора (30 лет): "Я волнуюсь за них".
Адриан (30 лет): "Иван - замечательный человек, я воистину счастлив".
Свадьба состоится в замке Эшби-де-ла-Зух, где ныне проводятся церемонии
бракосочетания. Комментариев со стороны миссис Тани Брейтуэйт и мистера
Джорджа Моула получить не удалось.

Понедельник, 18 августа

Говори после этого о юдоли скорбей! Достоевский, в этот день тебе
следовало быть здесь, на Глициниевой аллее.

Вторник, 19 августа

Мама позвонила из мотеля "Почтовая станция", что в двух милях отсюда, и
сообщила, что они с Иваном сегодня вечером возвращаются.

Среда, 20 августа

Произошел невероятный, ужасный, скандальный переворот. Мама с Иваном
живут здесь на Глициниевой аллее, а отец и Таня живет там, на Вязовом
проспекте. Я в совершеннейшей ярости оттого, что все вершилось за моей
спиной.
- Как ты могла отправить папу, больного человека, жить с этой горгоной
Таней Брейтуэйт? - спросил я у мамы.
А она ответила:
- Не суй свой нос не в свое дело.
Уильям уже признал Ивана членом нашей семьи. Иван подкупил его
развивающей книжкой с движущимися картинками. Отец не должен об этом узнать.
Это его сразит.

Четверг, 21 августа

Сегодня Найджел пробился сквозь свору журналюг и нанес нам визит.
Смелый поступок с его стороны: все, кто подходит к дому, рано или поздно
попадает в региональное телевидение ("Мидландс сегодня"). Тони Блэр прислал
Пандоре письмо (частное) с выражением поддержки:

Дорогая Пандора,
Мы с Чери хотим тебе сказать, сколь высоко ценим твой вклад в успех
Лейбористкой партии.
Мы молимся о том, чтобы твои нынешние личные и семейные передряги
благополучно остались позади, и ты продолжила свое служение округу
Эшби-де-ла-Зух.
Искренне твой,
с любовью
Тони

Я никогда-никогда не привыкну к виду агрессивно топорщащейся зубной
щетки Ивана Брейтуэйта. Никогда, даже через миллион лет!
Лысая отцовская щетка все еще стоит на своем обычном месте - в кружке с
изображением рыбки - вместе с пастой для курильщиков.
Рози ника не возьмет в толк, почему папа не избил Ивана и "не засунул
этому мерзавцу тюбик в его Ј: нос".

Пятница, 22 августа

Сегодня в нашу дверь постучалась репортерша Грейси Болл и попросила
интервью у "Полин и Ивана". Я какое-то время потрепался с ней о писательском
искусстве. Упомянул, что написал роман "На птице". Она сказала, что не прочь
почитать его. А когда я расслабился, репортерша исподтишка проникла в дом и
застукала маму с Иваном за кухонным столом, где и взяла их в оборот.
Убеленные сединами похотливцы держали друг друга за руки и охотно
признавались Грейси в своем грехе.

Суббота, 23 августа

Я набрался мужества, пробился через толпу репортеров и поехал на
Вязовый проспект. У ворот дома Брейтуэйтов, выполненных в
грубовато-деревенском стиле, топтались три курильщика. У одного из
курильщиков (женского пола) болтался на шее фотоаппарат. Как только я вышел
из машины, репортеры завопили:
- Адриан! Адриан!
Я проигнорировал их и двинулся по дорожке к входной двери. От меня не
укрылось, что ставни и жалюзи наглухо закрыты. Я стукнул в дверь медным
молоточком в виде головы льва. Отец крикнул из-за двери:
- Проваливай!
Я приподнял крышку почтового ящика и крикнул в ответ:
- Это я - Адриан!
После чего заскрежетали засовы и заскрипели замки. Дверь отворилась
ровно настолько, чтобы впустить меня внутрь. Отец с Таней Брейтуэйт стояли в
просторном холле, лица у них были весьма бледные.
- Проходи на кухню, - пригласила Таня. - Я сварю кофе.
Она вела себя так, словно никаких катаклизмов в последние дни и не
произошло.
В кои-то веки я не мог найти слов. Да и что я мог сказать этим двоим?
Еще неделю назад они считали себя благополучными семейными людьми; а теперь
об их рогоносном статусе трубят всей нации. Мы сидели в кухне за огромным
сосновым столом. Отец пододвинул к себе блюдце, полное окурков и пепла. Он
закурил сигарету. Таня замахала перед лицом рукой.
- Я думал, в этом доме строго запрещено курить, - заметил я.
Таня вздохнула.
- Да, обычно так оно и есть: но в сложившихся обстоятельствах:
Голос ее затих.
- Что твоя мать в нем находит, Адриан? - спросил отец.
Глаза Тани наполнились слезами.
- Иван - замечательный человек: был.
- Он тебя предал, Таня, - возмутился отец.
Он сказал это голосом персонажа из романа Фредерика Форсайта времен
холодной войны. Мне было очевидно, что оба переживают глубочайшее
потрясение. Таня встала, чтобы залить кипяток в кофеварку. От меня не
укрылось, с каким восхищением отец наблюдает, как закручивает крышку. Ему
всегда хотелось влиться в средний класс.
Зазвонил телефон. Таня сняла трубку. Очевидно, звонила Пандора.
- Я живу по принципу: день прошел и ладно, - говорила Таня. - Джордж
мне очень помогает. - Последовала пауза, затем Таня сказала: - Нет, дорогая,
ты ничего не можешь сделать. Здесь Адриан. Уверена, он съездит вместо нас в
Сейнсбери.
Таня умоляюще посмотрела на меня. Что я мог ответить, кроме "да"?
Спросил отца, сколько времени он намерен оставаться в доме Тани.
- Понятия не имею, ведь мне некуда больше податься.
А Таня сказала:
- У меня четыре незанятые спальни, Адриан. Джордж может оставаться
столько, сколько захочет. Он лучше всех понимает мои муки.
- Потому что я переживаю такие же муки, - согласился отец.
Они обменялись взглядами, и я понял - я просто понял - совсем скоро эти
двое обнаружат, что помимо прежней антипатии их связывает кое-что еще.
Таня составила список покупок, который я занес в свой электронный
органайзер.

2 французских батона
Консервированные анчоусы
Консервированные артишоки
Банка с побегами шафрана (обязательно южноамериканского)
Кориандр (свежий)
Вяленые помидоры
Соус песто (57)
Козий сыр и сыр фета
Тарамасалата (58)
Лепешки пита
Свежий французский сыр
Натуральный йогурт (греческий)
Упаковка прокладок "Олвез"
Сверхчистое оливковое масло (Италия)
2 электрические лампочки по 60 Ватт
Садовые перчатки размера XL
2 спелых авокадо
Сдобное тесто "Фило" (замороженное)
Шпинат
Бобы

Когда Таня вышла из комнаты, отец взглянул на список и проворчал:
- Да я тут с голодухи подохну.
Он не выносит иностранную еду, за исключением куриной кормы (59).
Отец дал мне десятифунтовую банкноту и попросил купить две пачки
сигарет "Ротманс", нарезанный белый хлеб и пачку свиного жира.
Прибыв в супермаркет "Сейнсбериз", я обнаружил, что не могу извлечь из
своего личного органайзера список покупок, пришлось покупать наугад. Я не
стал задерживаться на Вязовом проспекте, чтобы проследить за разгрузкой
продуктов. Забыл купить отцу "Ротманс", а значит, меня ждали неприятности.

Воскресенье, 24 августа

Проснулся ранним утром от скрипа кровати в маминой комнате. Стукнул в
стенку, и скрип прекратился. Я услышал, как Рози крикнула:
- Спасибо, Ади!

Понедельник, 25 августа

Уильям постоянно спрашивает про дедушку, сегодня утром взял его с собой
на Вязовый проспект. Отец с Таней сидели в саду в шезлонгах. Судя по всему,
отец только что косил траву. На нем была гавайская рубашка с короткими
рукавами. На припухшей левой ладони желтело никотиновое пятно. Отец выбрался
из шезлонга и стал играть с Уильямом в футбол - пандориным пластмассовым
воланчиком для бадминтона. Случайный прохожий, наблюдая за этой сценой,
непременно позавидовал бы этой семейной идиллии.
К нашему возвращению пришла вторая почта. Среди прочей корреспонденции
я обнаружил письмо от Артура Стоута, редактора и директора-распорядителя
компании "Стоут букс", с просьбой, не хочу ли я написать кулинарную книгу
под названием "Потрохенно хорошо. Книга!"
Пока я читал письмо, Рози скандалила с Иваном у холодильника. Он
возражал против того, чтобы она пила молока прямо из бутылки, вместо того
чтобы наливать его в стакан. Мое вмешательство вызвало неудовольствие обоих.
Я должен увезти Уильяма из этого ада.

Дорогой Артур Стоут,
Да, хочу. Прошу Вас предоставить подробности. Прошу прощения за столь
лапидарный ответ, но в настоящее время семейные обстоятельства отнимают у
меня все время.
Ваш и т.д.
А. А. Моул
PS. Вы издаете художественную литературу? У меня имеется подготовленная
к печати рукопись под названием "На птице".

Среда, 27 августа

Обнаружил Рози плачущей в ванной. Она зачем-то держала над унитазом
сумочку Ивана для умывальных принадлежностей из бордовой кожи (крышка
унитаза была поднята). Я постарался утешить Рози. Сестра швырнула сумочку
обратно на бачок, где Иван ее и держит. Помолчав минуту-другую, я заметил:
- А ты выглядишь порозовевшей и похорошевшей. Что ты с собой сделала?
- Вымыла лицо, - ответила Рози. - Именно так я выгляжу без косметики.
- А что с твоими волосами? Они не такие облезлые, как обычно.
- Не втерла сегодня в них гель, - Рози хмуро уставилась в зеркало над
раковиной. Она понизила голос: - Иван вчера сделал мне комплимент, сказал,
что я выгляжу очень агрессивно и провокационно.
- И ты решила сменить имидж? - догадался я.
- Да, - ответила она. - Но не знаю, на какой. Есть какие-нибудь
предложения?
- Иван тут на днях разорялся по поводу "недопустимости охоты на лис".
Можешь облачиться в форменную одежду охотничьего клуба "Куорн", нацепить
шпоры и вооружиться хлыстом.
- Ага, - расхохоталась Рози. - Это оху: спровоцирует этого муд:
Воспользовавшись моментом и нашей обоюдной антипатией к Ивану Грозному,
я быстро спросил:
- Рози, ты никогда не думала, что в будущем тебе грозит синдром Туретта
(60)?
- Отъе: - ответила она.
И спустила в унитаз потрепанную купальную рукавицу Ивана.

Алкоголь - полбутылки водки
Лекарства - 6 таблеток нурофена, 2 дурман-травы
Кишечник - бездействует
Пенис - 0/10.

Четверг, 28 августа

Водопроводчик только сейчас прочистил туалет. Застрявшая рукавица
обошлась нам в 275 фунтов. Встретился с мамой на лестнице. Она вела себя
крайне вызывающе.
Заявила мне:
- Я люблю Ивана, а он меня обожает. Поэтому хотя бы попытайся вести
себя с ним вежливо, хорошо?
- Он уже видел тебя без косметики? - поинтересовался я.
- Да, видел! - заорала мама. - И боготворит каждую морщинку, каждую
складочку! Он любит меня до последнего кусочка.
Тут в гостиную вошел Иван. В руках - наполовину решенный кроссворд из
"Гардиан" (сложный; с простым он справился, пока закипал чайник).
- Я в полной мере понимаю, сколь тяготит тебя душевная травма, - сказал
Иван. - Возможно, когда ситуация немного уляжется, мы разобьемся на группы и
пройдем сеанс семейной терапии, а?
Да я скорее буду есть жаб живьем, чем сидеть рядом с этим человеком,
когда он станет бубнить о дисфункции в нашей семье.

Пятница, 20 августа

Это воистину правда. В минуты кризиса королевская семья служит великим
утешением. Меня успокаивает мысль, что в их семействе наблюдается еще больше
дисфункции, чем в нашем. Невротичка Диана пустилась во все тяжкие с
человеком, семья которого сколотила капитал на торговле оружием. Чарльз
несчастен до мозга костей, его травмировало противоестественное детство и
зацикленность на "Тампаксах". Нужно убрать с радио "Арчеров" (61) и
запустить вместо него мыльную оперу из жизни королевской семьи. Я сам могу
ее написать.

Суббота, 30 августа

Отношения Рози с мамой окончательно испортились, и Рози умотала жить к
Аарону Майклвейту. Мама обнаружила у нее на животе татуировку в виде
обезьяны.
Накануне вечером Уильям плакал, пока не заснул: скучает по Рози. Она
была его верным соперником в скучных настольных играх, которые он так любит.
Теперь его соперник - я, но из меня плохая замена. Уильяму не нравится, что
мне плевать, поднимусь ли я по лестнице или попаду к змеям, и его
раздражает, что мне невозможно втолковать правила. Честно слово, дорогой
Дневник, не вижу ни малейшего смысла в изучении каких-либо правил. Все равно
их никто больше не соблюдает.
15 сентября Уильям пойдет в детский сад. Жду не дождусь. Я готов
платить, чтобы с ним играл кто-нибудь другой.

Дорогой Джон Тайдман,
Прошло несколько лет с того момента, как я Вам писал в последний раз,
но, возможно, Вы меня помните. Когда Вы работали на Би-би-си, я охотно
предоставил Вам шанс выпустить в эфир мое творение.
К сожалению, Вы тогда меня отвергли и попросили больше не беспокоить.
Однако на этот раз я обращаюсь к Вам уже совсем в иных обстоятельствах.
Я написал мыльную оперу, которая превосходно заменит "Арчеров". Думаю,
что все думающие люди согласны с тем, что время "Арчеров" безвозвратно
миновало.
Надир настиг меня, когда я вслушивался в скрип кроватных пружин, на
которых два престарелых любовника готовились к коитусу:
В свою мыльную оперу я умело вкрапил королевскую семью.
Прилагаю несколько страниц сценария первой серии. Я строго следовал
правилам "Как писать для радио" и включил множество звуковых эффектов.
Знаю, что в настоящее время модно записывать передачи именно там, где
действие и разворачивается, но в данном случае сомневаюсь, что разрешение
так легко получить.
Как бы то ни было, мистер Тайдман, окиньте взглядом эти страницы. Если
Вы заинтересуетесь, то, быть может, мы встретимся в новом кислородном баре
"H2O" за понюшкой свежей атмосферы.
Ваш
А. А. Моул

ВИНДЗОРЫ

Мыльная опера по мотивам жизни Королевской семьи. На смену "Арчерам".

СЦЕНА 1

КОМНАТА КОРОЛЕВЫ

Звук: Доносится передача "Ричард и Джуди"; кто-то вслух читает газету
"Сан"; раздается лай собаки породы корги (женская особь).
ПРИНЦ ФИЛИПП: Это возмутительно, что пишут газеты о Чарльзе, нашем
возлюбленном сыне!
(Звук пролетающего "Конкорда".)
КОРОЛЕВА: Я знаю, кто такой Чарльз, дорогой Филипп.
(Звук приземляющегося вертолета.)
ФИЛИПП: А ведь было время, когда ты не знала. Наш возлюбленный сын так
много времени проводил с няней, что однажды ты прошла мимо него в коридоре и
решила, что это жокей - из-за его маленького роста.
(Звук шагов по бесценному персидскому ковру.)
КОРОЛЕВА: (разражаясь безудержными рыданиями) Нет! Нет! Я была ужасной
матерью!
(Звук открывающейся дамской сумочки.)
ЭНДРЮ: Салют, предки! Что новенького?
КОРОЛЕВА: Эндрю, дорогой, я была ужасной матерью?
(Звук: Королевский нос сморкается в королевский носовой платок из
дамаста.)
ЭНДРЮ: А хрен его знает, ма. ЧЈ-то не припомню, чтобы ты фигачила
чЈ-нибудь ошизенно материнское. Ну ты ложила перед собой альбом и весь день
всобачивала в него марки эти.
(Звук: Хлопает дверь.)
ЧАРЛЬЗ: Клала, Эндрю. Не ложила, а клала. Твои ошибки просто: э-э:
совершенно: э-э: непростительны: э-э:
(Звук: Чарльз откашливается; открывается дверь.)
АННА: Зачем ты нас здесь собрала, ма? У меня на одиннадцать тридцать
назначена встреча с ветеринаром.
(Звук: Хлопает дверь; нервный кашель.)
ЭДВАРД: Прошу прощения за опоздание.
КОРОЛЕВА: Здравствуй: э-э:
ЭДВАРД: Эдвард. Меня зовут Эдвард.
КОРОЛЕВА: Пусть так: Я собрала вас вместе по весьма важному поводу.
Очень важному поводу:
(Звук: играет музыка, заставляя слушателей с нетерпением ждать
продолжения.)

ї Адриан Моул, август 1997 года.

У меня нет сомнений, что это весьма классная пьеса. Разумеется, в
конечном счете, главной героиней станет принцесса Диана. В настоящее время
она играет главную роль в собственной мыльной опере, и вся страна жаждет
знать, что с ней станется дальше.

Воскресенье, 31 августа

Мыльная опера жизни совершила трагическую ошибку. Главная героиня не
должна погибать посреди сериала. Теперь мы никогда не узнаем, чем закончится
вся эта история.

Впечатления от трагической гибели Дианы
Юных Уильяма и Гарри доставили в церковь Крейти, где священник вежливо
проигнорировал то весьма жестокое обстоятельство, что их любимая мать
погибла всего десять часов назад.
Какая безвкусная смерть. Так гибнут лихачи, которые считают, будто им
подвластна любая скорость и самые крутые виражи.
На аэродроме принц Чарльз сохранял самообладание, двигаясь вдоль строя
и пожимая руки людям, доставившим гроб. Женщина, лежавшая в гробу него, при
жизни считала, что Чарльз с нежностью относится к видеозаписи, на которой
она танцует с коротышкой по имени Уэйн Слип (62). Она и не знала, сколь
сильно Чарльз ненавидит эти кадры. Надеюсь, так и не узнала.
Единственную награду в школе ей вручили за лучшую клетку для хомяка.
Однажды она в течение часа двадцать раз позвонила Оливеру Хору (63), в
которого безумно влюбилась. Каждый раз, когда он отвечал, она вешала трубку.
Впоследствии у нее состоялась беседа с полицией.

Понедельник, 1 сентября

Мои домочадцы рыдали так, что хватило бы на кучу рек, каналов и
несколько озер. Мама то и дело повторяла: "Бедные мальчики", и заливалась
новыми потоками слез. Никто из нас не отходил от телевизора. Я даже
умудрился не выскочить из комнаты, когда по экрану скользнул Майкл Коул,
пресс-секретарь Мохаммеда аль-Файеда. Блудная Рози вернулась домой и
кинулась в материнские объятия. Они так долго плакали вместе, что я подумал,
не понадобится ли нам ирригационная служба.

Вторник, 2 сентября

Иван Брейтуэйт, убежденный республиканец, совершил сегодня
непростительный faux pas. В присутствии мамы он сказал:
- Никак не могу избавиться от ощущения, что люди перехлестывают с
истеричной скорбью.
Мама снова зарыдала:
- Мы не просто оплакиваем покойную, мы оплакиваем все печали нашей
собственной жизни. А я лично оплакиваю боль, которую причинила Джорджу.
Я попытался ее утешить:
- Мама, о папе не беспокойся. Они с Таней на удивление хорошо ладят.
Но мама заплакала еще сильней. Потом спросила у Ивана, не отвезет ли он
ее в Кенсингтонский дворец, дабы она смогла возложить к воротам цветы, а
затем отправиться в Сент-Джеймский дворец, дабы отдать дань уважения. Иван
отказался - сказал, что не готов стоять в очереди восемь часов только ради
того, чтобы мама расписалась в книге соболезнований.
- Я не просто распишусь, - всхлипнула мама. - Адриан собирается
написать стихотворение о принцессе Диане, правда, Ади?
Что я мог сказать? Бедная женщина сражена горем. Пришлось согласиться
написать стихотворение и сопровождать маму по многочисленным местам
поклонения покойному кумиру. Рози предпочла наслаждаться трауром по
телевизору. Сказала, что так "натуральнее".

Среда, 3 сентября

Сегодня утром липкой лентой присобачил листок со стихотворением к
дереву в Кенсингтонском парке.

О, Диана!

"О, Диана!" - припев песенки,
Что напевала моя юная мать.
Вместе с Полом Анкой,
Что был невысок и белозуб.
Припев "О, Диана!",
Что стучит в голове моей мамы.
Пустота, пустота,
И Диана мертва.

Сказал маме, что мне нужно время, дабы завершит стихотворение, но она
отказалась ждать. Боялась, что на дереве не хватит места. За нами
выстроилась очередь из поэтов. На обратном пути мама сказала:
- Я хочу как-то изменить свою жизнь.
Посоветовал ей бросить Ивана Брейтуэйта.
- Нет, Иван мне поможет, - возразила мама. - Он уже предложил.
Когда в 11 часов вечера я задергивал занавески, видел, как мимо дома
прошел все тот же мальчишка, любитель чипсов. Он слишком юн, чтобы гулять в
такой час без сопровождения.

Четверг, 4 сентября

Мама до смерти зла на королеву за то, что та не приспустила флаг над
Букингемским дворцом и не прибыла в Лондон, дабы поприветствовать и утешить
толпы скорбящих, что заполонили парки и улицы, прилегающие к королевским
резиденциям. В смерти Дианы винят прессу, и мама грозится аннулировать
подписку на "Хелло!"
Иван сегодня за ужином сказал:
- Диана так и не поняла, что нельзя сегодня сниматься для обложки
"Вога", а завтра обвинять прессу во вмешательстве в личную жизнь, потому что
ты попала на обложку "Сан". Нельзя быть немножко знаменитым.
Иван запросто мог бы выиграть конкурс "Зануда Солнечной системы".
Однако меня слегка обеспокоили его слова по поводу славы. Я отхлебнул
газировки и заметил:
- Да, передо мной тоже стоит проблема славы. Десятого сентября я
выступаю перед нацией.
- Не думаю, что у тебя возникнет проблема со славой, Адриан, -
отозвалась мама. - Не знаю ни одного человека, который смотрел бы канал
"Миллениум".
Я сообщил ей о зрителях-студентах.
- А, эти придурки не в счет, - отмахнулась она.

Пятница, 5 сентября

Сегодня навестил отца с Таней. Когда я прибыл, Таня как раз
демонстрировала отцу способы приготовления вяленых помидоров. От меня не
укрылось, как отец подавил зевок, когда Таня повернулась спиной, чтобы
натереть пармезан. Она сообщила мне, что сегодня у них на обед пища быстрого
приготовления, дабы осталось " максимально возможное время до репортажа о
похоронах".
Кажется, отцовская депрессия пошла на убыль. В понедельник он
собирается на биржу труда. По-видимому, Таня нашептала отцу, что он
"высокоинтеллектуальная личность". Она пообещала помочь ему "реализовать
свой потенциал", если он бросит курить. Вот уж воистину, плохо она знает
моего отца.
Да он без раздумий обменяет славу и богатство на пачку "Ротманс".

Суббота, 6 сентября

О! На траурном венке карточка. "Мамочке". О!
Одноразовые платки кончились у нас задолго до конца трансляции похорон.
Мама углядела в процессии, шествующей за гробом, своих друзей из театральной
мастерской "Гроби" - Алана и Аббо. Они выступали представителями
Эшби-де-ла-Зухсккого филиала фонда Теренса Хиггинса (64). Мама сказала, что
впервые не видит на их лицах улыбок.

Воскресенье, 7 сентября

За завтраком выслушал еще одну мини-лекцию Ивана о достоинствах новых
лейбористов. Я заметил, что по моему, весьма личному, мнению, выступление
Тони Блэра на траурной церемонии отдавало театральщиной. Я никак не мог
отделаться от мысли, что все эти бесконечные паузы Аластер Кэмпбелл отмеряет
по секундомеру.
Мама тут же обвинила меня в "бессердечном цинизме". С тех пор как Иван
поселился в нашем обиталище, она в корне сменила свой лексикон, а вместо
помады "Эротический огонь" стала пользоваться "Невинным румянцем". На
столике возле ее кровати теперь лежит "Путеводитель по интернету для
чайников", а рядом - "Как сдать экзамен на водительские права".

Понедельник, 8 сентября

Сегодня, проходя мимо ванной, подслушал чудовищный диалог.
- О, Боже, Полин, ты такая красивая, - сказал Иван.
Мама довольно хихикнула и ответила:
- Иви, да ты только взгляни, какой у меня кошмарный целлюлит.
- Полин, малышечка моя, - засюсюкал Иван, - целлюлит - это всего лишь
тысяча маленьких ямочек, и я обожаю эти ямочки все до единой.
В приоткрытую дверь ванной я увидел, как он наклонился и поцеловал
кусок целлюлита на мамином левом бедре. Может, он и в самом деле ее любит?
Осталось всего три дня до того великого момента, когда имя мое будет у
всех на устах. Возможно, мне стоит провести в свою комнату телефон с
собственным номером.

Вторник, 9 сентября

Арчи Тейт позвонил из телефона-автомата, чтобы пожелать мне удачи -
очень мило, что он помнит. Хотя с чего бы это? Я-то ведь о нем даже не
вспоминал.

Среда, 10 сентрября

Рано утром позвонил Зиппо и сообщил, что "Потрохенно хорошо!" показали
контрольной группе студентов из Оксфорда.
- Они сказали, что получилась отличная комедия.
Повесив трубку, я задумался над столь нелепой характеристикой.
В "Таймс" появилась рецензия А. А. Гилла.

"Потрохенно хорошо!" получилось потрохенно плохо. Закомплексованный
ведущий Адриан Моул запинается и бубнит все двадцать минут этой бредовой
передачи. Оцепенев от ужаса, мы наблюдаем, как ведущий готовит бульон из
бараньей головы. (Кстати, голова даже не относится к потрохам, так что
умники, придумавшие эту передачу, обманывают нас с самого начала.) Спустя
двадцать минут нелепый Моул демонстрирует кастрюлю с грязновато-серой
жидкостью, на поверхности которой плавает слой пены. Положение отчасти
спасает Дэв Сингх, шутки которого превосходны и свежи. Полагаю, я стал
свидетелем зачатия, если не рождения, новой телезвезды.

Обе родительские пары пригласили меня смотреть передачу вместе с ними.
Я стою перед трудным выбором. В оба дома провели кабельное телевидение -
специально, чтобы посмотреть "Потрохенно хорошо!"
Компромисс был найден. Первую половину я смотрел на Глициниевой аллее,
во время рекламной паузы прыгнул в машину, мчался как безумный и вторую
половину смотрел на Вязовом проспекте. И в том, и в том другом доме
программу смотрели в благоговейной тишине. Новому Псу поначалу вроде бы
понравилось, но далее он утратил интерес и отправился к себе на подушку.
Я подслушал, как мама прошептала Ивану:
- Не знаю, осмелилась бы я показаться на публике.

Четверг, 11 сентября

Весь день провел в постели, натянув на голову одеяло. Никто не звонил
мне с поздравлениями. Члены собственной семьи не осмеливаются смотреть мне в
глаза. Следующие пять сред ввергнут меня в пучину страданий.

Пятница, 12 сентября

Позвонил Зиппо и сообщил, что, согласно рейтингу "Потрохенно хорошо!",
Ричарду и Джуди "пока еще рано покупать домик для пенсии". По его словам, 55
000 тысяч человек переключилось на "Доброе утро", когда я расколол баранью
голову пополам, смотреть осталось 57 000.
Я сказал Зиппо, что Стоут предложил мне опубликовать книгу.
- "Румяная корочка" получает 25 процентов от любого использования
передачи.
Я начал было возражать, но Зиппо меня прервал:
- Загляни в свой контракт, Ади.
Заглянул. Он прав.
С тревогой обнаружил, что должен передать рукопись Стоуту 15 октября.
Он собирается выпустить книгу к Рождеству.

Понедельник, 15 сентября

Исторический день. Уильям сделал первый шаг к вершинам образования,
кульминацией которой явится поступление в Оксфорд или Кембридж. Сегодня он
пошел в частный детский сад "Кидсплей", в котором заправляет миссис Парвез,
предприниматель и член Местного Совета от либеральной партии.
Меня возмущает, что приходится платить миссис Парвез 9 фунтов в день.
Но я больше не в силах мириться с тем, что ребенок весь день висит на моих
ногах. У меня есть что делать и куда ходить. (Хотя теперь делать и ходить
придется с 9.15 до 15.15.)
Утром имела место весьма эмоциональная сцена - когда Уильям покидал
Глициниевую аллею в бордовой толстовке (украшенной лозунгом "Кидсплей":
"Учись, играя"), вельветовых брючках "Гэп" и кроссовках на липучках.
Мама не выдержала и разрыдалась.
- Ему все велико на три размера!
Я указал ей, что когда-нибудь форменная одежда будет ему впору. Кроме
того, попросил маму вести себя сдержанней. А то она бесится, точно Антигона
какая.
- Уильям идет в детский сад, а не на ритуальное убийство в качестве
жертвы, - сказал я маме.
Когда мы с Уильямом проезжали мимо Вязового проспекта, отец с Таней
помахали рукой, словно зеваки на королевской свадьбе. Надеюсь, парень не
рассчитывает, что подобные проводы ему светят каждое утро.
По дороге к "Кидсплей" Уильям спросил, где "ошиваются" птицы (это
выражение он подцепил у Рози). Я попросил его задать вопрос иначе.
- Где они, когда устают? - спросил он, глядя на небо из окна машины.
- Спят у себя в гнездах, конечно, - ответил я.
"Кидсплей" располагается в бывшей церкви. На задней стене имеется
витраж с изображением Иисуса на кресте. Уильям увидел Спасителя и сказал:
- Этот человек у Рози на ожерелье.
Не было времени объяснять, что символизирует модное распятие Рози.
В холл ворвалась миссис Парвез в зеленом сари и показала Уильяму его
шкафчик в раздевалке. На каждом шкафчике висит символ какого-то животного в
качестве aide-memoire (65). Уильяму достался муравьед. Я просил миссис
Парвез, нельзя ли заменить муравьеда более приятным и милым животным.
Она холодно ответила:
- У меня осталось три: лось, газель Томпсона и бородавочник.
Я оставил муравьеда.
На обратном пути не мог отделаться от ощущения, что произвел не самое
лучшее впечатление на миссис Парвез.
Когда я забирал Уильяма, она объявил мне:
- Ты неправду сказал, папа. Миссис Парвез говорит, что птицы не спят в
гнездах.
Я пришел в бешенство, эта миссис Парвез подрывает мой родительский
авторитет.
- Ни хрена себе! - воскликнул я. - А где же они спят?
- На ветках, - ответил Уильям.
Я презрительно захохотал.
- На ветках! - фыркнул я. - Всю ночь? Нет, сынок. Миссис Парвез тебя
дезинформировала. - Увидел, что Уильяма озадачило слово "дезинформировала" и
добавил: - Да наврала она.
Дома я продолжил настаивать на своей точке зрения.
- Все птицы спят в своих гнездах, круглый год.

Вторник, 16 сентября

Сегодня днем Уильям пришел домой с запиской следующего содержания.

"Кидсплей"
Замковое шоссе,
Эшби-де-ла-Зух,
16 сентября 1997 г.

Уважаемый мистер Моул,
Уильям известил, что Вы назвали меня лгуньей и поставили под сомнение
мое утверждение, что птицы обычно не спят в своих гнездах. Отсылаю Вас к
странице 29 книги Кристофера Рена "Птицы в вашем саду", опубликованную в
1979 году издательством "Глауберман и Артур".
Искренне Ваша,
миссис Парвез

P.S. Если у вас есть желание, чтобы Уильям отправился в четверг на
экскурсию на Ферму Брауна, прошу вас оплатить до завтрашнего утра 5 фунтов
50 центов.

Среда, 17 сентября

Позвонил в центральную справочную библиотеку Лестера. О произведении
мистера Рена там понятия не имеют. Попробовал позвонить в Королевское
общество охраны птиц, но меня поставили в очередь и заставили слушать
насмешливое чириканье зяблика. Хоть какое-то разнообразие после Вивальди.
Наконец ответил мужской сиплый голос.
Я спросил, спят ли птицы в гнездах.
- Одну минуту, это бухгалтерия. Я переключу вас на справочную, -
просипел голос. В трубке затихло.
Внезапно раздалось зловещее совиное уханье. Потом женский старческий
голос сказал:
- Справочная.
Я снова спросил, спят ли птицы в гнездах. Старушенция ответила:
- Это общая справочная. Переключаю вас на справочную по птицам.
В трубке опять затихло.
Потом истошно заголосил соловей. Его пение прервал автоответчик:
- Добро пожаловать в справочную по птицам. Нажмите "один" для
определения вида. Нажмите "два" для вопросов о миграции. Нажмите "три" для
вопросов о питании. Нажмите "четыре" для вопросов о среде обитания. Нажмите
"пять":
Я положил трубку, в голове моей звучала цитата из романа "Хауардс-Энд"
Э. М. Форстера (66): "Только свяжись".
Вторую передачу из цикла "Потрохенно хорошо!" ("Требуха") я смотреть не
стал. Позвонил Арчи Тейт и оставил сообщение: "А хорошо сделано". Этот
человек - посторонний, почему его так волнует моя карьера? Сегодня вечером
нашел в кармане куртки Уильяма следующую записку:

Уважаемый мистер Моул,
Уильям пока еще не принес 5 фунтов 50 пенсов на завтрашнюю экскурсию на
Ферму Брауна. Если Вы желаете, чтобы Уильям принял участие в этой поездке,
пожалуйста, постарайтесь исправить положение к завтрашнему утру. Если этого
не произойдет, Уильяма придется оставить на попечении сторожа мистера
Льюиса, который не обладает должной квалификацией для выполнения
искусственного дыхания.
Искренне Ваша,
миссис Парвез.

Четверг, 18 сентября

Уважаемая миссис Парвез,
Меня весьма обеспокоили слова Уильяма, что сегодня во время посещения
Фермы Брауна его упаковку с едой преступно похитила коза (Нора). По всей
видимости, скотина съела не только содержимое коробки, но и саму коробку.
Уильям известил меня, что он был голоден и расстроен, но не получил от Вас
никакого утешения (и никакой пищи взамен!). Я неоднократно пытался связаться
по телефону с фермером Брауном, но попадал на автоответчик, который сообщал,
что фермера нет на рабочем месте (!).
Мне кажется, что коза Нора представляет сеьезную угрозу и должна
содержаться в полной изоляции.
Надеюсь на Вашу поддержку в этом вопросе.
Искренне Ваш,
А. А. Моул

P.S. Согласно сведениям, полученным из интернета, существует по крайней
мере несколько видов птиц, которые ночуют в гнездах. Некоторые для удобства
выкладывают свои обиталища перьями и пухом, аналогично тому, как мы набиваем
одеяла и подушки.

Пятница, 19 сентября

"Кидсплей"
18 сентября 1997 года

Уважаемый мистер Моул,
Я отправила фермеру Брауну электронное письмо по адресу
FarmerBrown@Foobar.co.uk, и вот что он мне ответил.
"Видеокамера слежения, расположенная рядом с загоном для коз,
зафиксировала, как темнокожий мальчик в красном джемпере и брюках из
коричневого вельвета, перебросил через ограждающую цепь, натянутую на высоте
в 1 метр, коробку для завтрака с Почтальоном Патом на крышке".
Искренне Ваша,
миссис Парвез.

Суббота, 20 сентября

Уильям сказал, что он так поступил, потому что коза Нора выглядела
холодной и голодной. Мой малыш такой отзывчивый. Но надо признать, что он
еще и отъявленный лжец. Я объяснил Уильяму, что такое ложная тревога. А еще
поведал ему, что если он и впредь будет плохо себя вести, его непременно
заберет человек по имени Джек Стро и посадит в тюрьму.
Сегодня мальчик играл во дворе. Я постучал в окно и попросил его
перестать обрывать ягоды с куста бирючины. Уильям сердито посмотрел на меня
и спрятал руки в карманы.
В 8.30 вечера я сел за письменный стол и начал работать над
литературным произведением "Потрохенно хорошо!".
В 11.37 встал из-за письменного стола, ничего не написав. Ни единого
слова.

Воскресенье, 21 сентября

Пандора выдержала политическую бурю, и ее выдвинули на какой-то пост у
какого-то человека из министерства сельского хозяйства, о котором я никогда
не слышал. Сегодня утром Пандора позвонила нам - сообщить новость своему
отцу, словно мы еще об этом не знали! Средства информации только о ней и
твердят. По телефону Пандора известила меня, что "совместное ведение
хозяйство" ее матери и моего отца определенно превратилось в полноценную
сексуальную связь. Похоже, сегодня утром она звонила Тане и застала ее в
постели.
- Я отчетливо слышала, как твой отец прошептал: "Я поставлю чайник,
Таня".
Еще Пандора уверяла, что слышала его прокуренный кашель, когда он
открывал дверь спальни.
- Так что у них там определенно завелись шуры-муры.
Я поинтересовался, как она относится к тому, что наши родители
обменялись партнерами.
- С одной стороны, я зачарована синхронностью случившегося, но с
другой, меня переполняют ужас и отвращение.
Типичный ответ политика.
Лично меня ужасает отец. Воистину очевидно, что он намеренно лгал
относительно свой потенции. Надеюсь, мама не узнает о том, что ее бывший
партнер снова сексуально активен.
Спросил Пандору, "застала" ли она "ПХ!"
Ответила, что в палате общин только и разговоров о "Потрохенно хорошо!"
По ее словам, Ассоциация мясников "МЯСО" опубликовала восторженный отзыв. А
бараньи головы "расхватывают, как горячие пирожки". По всей стране студенты
заполонили мясные лавки и супермаркеты. Отчетливо наметился мясной дефицит,
и правительство в срочном порядке организовало экстренные поставки из Новой
Зеландии. Общество "За достойную бедность" также превозносит передачу до
небес.
Я осведомился, откуда ей обо всем этом известно, и Пандора ответила:
- Порыскала в Сети, разумеется.
Я был очень тронут. Пандора явно ко мне неравнодушна.
Спросил, когда она приезжает в Лестершир.
- Сегодня в 3 часа ночи приеду на Вязовый проспект. Попроси, чтобы
пришли моя мать и твой отец.
Спросил Пандору, должен ли присутствовать кто-нибудь из Семейной
консультации.
- Ни в коем случае! - отрезала она.

Понедельник, 22 сентября

Огромная ошибка - выставить на эту встречу в верхах пять бутылок вина.
В какой-то момент мне даже показалось, будто я участвую в особо желчной
постановке пьесы "Кто боится Вирджинии Вулф?". Способности Пандоры примирять
были сметены, когда пятидесятилетки разошлись не на шутку и едва не
передрались. Они кричали друг другу кошмарные слова. Иван желает продать дом
на Вязовом проспекте, а вырученную сумму поделить. Услышав это, Таня
завопила:
- Вязовый проспект - моя жизнь! Я никогда не расстанусь с садом.
- Именно поэтому наш брак и распался, Таня, - крикнул в ответ Иван. -
Ты ночами ковырялась в саду с шахтерской лампой на башке, а я лежал в
постели и ждал тебя.
Таня завопила еще громче:
- Надо же было убить слизней!
В ее голосе мне послышались угрожающие нотки фанатизма.
- И как ты можешь жить с женщиной, чей сад зарос вьюнком, Иван? -
вопросила Таня.
Иван пересек комнату, оказался в курящей половине (которую занимали моя
мать, мой отец и Пандора) и обнял мою мать. После чего повернулся к жене и
заявил:
- В саду Полин я люблю каждый кустик крапивы, каждый одуванчик, каждый
лютик.
Отец прошаркал в некурящую часть и обнял трясущиеся плечи Тани.
- Не волнуйся, Таня. Теперь я с тобой и помогу убивать этих сукиных
слизней.
Это было неприкрытое признание в любви. Моя мать немедленно пустилась в
клеветнические измышления по поводу сексуальной потенции отца. Мы с Пандорой
извинились и вышли посидеть на скамейке под яблоней. Я поскользнулся на
подгнившей падалице и испачкал свои лучшие ботинки. Пандора сказала, что не
одобряет бахвальства моей матери потенцией Ивана. Я со своей стороны
признался, что возмущен отказом отца проводить Диану в последний путь
двухминутным молчанием.
Тренькнул мой мобильник - звонил Зиппо. Он снова в Лондоне. Сообщил,
что рейтинг "Потрохенно хорошо!" поднимается, как "рыба в ведре". Еще он
сказал, что у Дэва "потрясающая" почта. Я осведомился, нет ли писем от моих
поклонников.
- Да, мы переправим их тебе, когда наберется достаточно количество,
чтобы заполнить конверт формата А4, - ответил Зиппо.
Все ночь трудился над книгой "ПХ", но особо похвастать пока нечем. Не
смог интригующе описать рецепт приготовления свиных ножек.

Четверг, 25 сентября

Вчера показали серию со "сладким мясом" (67) ягненка, политого соусом
из черной фасоли. Смотрел в удручающем одиночестве: у остальных домочадцев
оказались более важные дела. Кто я? Высококвалифицированный телеведущий или
зажатый любитель? Не знаю ответа. И нет на свете человека, на чей добрый и
непредвзятый совет я мог бы положиться. Мне срочно нужен агент. Позвонил
Брику Иглбергеру. Ответил бостонский автоответчик.
- Это Адриан Моул из "Потрохенно хорошо!" Вы ведь мне перезвоните?
Силой заставил себя проглотить слово "пожалуйста". Самоуверенность
теперь входит в набор хороших манер.
Через пятнадцать минут перезвонил сам Брик.
- Охрененное шоу! - загрохотал он. - Я чуть не обоссался, когда бараньи
яйца выпали из котелка. Адриан, ты самый балдежный клоун!
Я озадачился. "Сладкое мясо" - это вроде бы не яйца.
Когда Брик закончил гоготать, я объяснил, что мне позарез требуется
агент.
- У тебя он есть! - объявил Брик.
Завтра я обедаю с ним в Лондоне, чтобы обсудить свою карьеру, свою
рекламу, свои писательские планы, свои финансовые перспективы, свой развод и
свои налоги. Свою жизнь.

Пятница, 26 сентября

Брик похож на гангстера, начитавшегося Марселя Пруста. Громадиной он
навис надо мной, а его рукопожатие чуть не перекрыло мое кровообращение. Я
почти уверен, что его черная шевелюра - искусный парик. Он постоянно жует
незажженную сигарету. Мы отправились в "Плющ".
А. А. Гилл увидел, как я вхожу и приветственно вскинул руку, словно мы
с ним ровня! Он что, забыл, какие гнусные гадости писал обо мне в своих
рецензиях?
Я не знал, как достойно ответить Гиллу, поэтому ограничился скорбной
улыбкой и вздергиванием бровей. Чуть позже, зайдя в мужскую комнату, я
повторил этот трюк на бис перед зеркалом - склонясь над раковиной. Признаю,
выглядел я в точности, как клоун Коко, которого всегда не выносил.
Брик уговорил меня сначала выпить четырех "белых дам" (68), а затем в
течение двух с половиной часов слушал, как я рассказываю о себе. На его лицо
ни единого разу не набежала скука, за исключением того мгновения, когда он
подписывал счет. Я согласился пожизненно отдавать ему 20 процентов своих
доходов.

Суббота, 27 сентября

Купил сегодня "Гардиан" в магазине при заправке "Бритиш петролеум" и с
изумлением обнаружил на первой странице фотографию Дэва Сингха, подпись под
снимком извещала об интервью на четвертой странице седьмой тетрадки. Я сел в
машину и прочел статью. Меня упомянули только раз: "Искрометное остроумие
Дэва и его натуралистичные эскапады, вызывающие гомерический хохот, являют
разительный контраст с кислой физиономией Адриана Моула, педанта из Средней
Англии".
По возвращении домой обнаружил приглашение от Лестерского Черепахового
общества на открытие Рождественской ярмарки в субботу 1 ноября. Мое первое
публичное выступление.

Воскресенье, 28 сентября

Как обухом по голове! Сегодня мама объявила, что не сможет смотреть за
Уильямом, когда я снова займусь делом! Иван предложил ей вместе скитаться по
миру.
- Адриан, я ведь должна поехать, правда? - вопросила она. - Не могу же
я отказать всему миру.
Я предложил ей прихватить малыша с собой. Путешествие расширит его
кругозор.
- Ты что, не понял, эгоист ты несчастный? - закричала мама. - Затрахало
меня возиться с ребенком.
- А как же Рози? - осведомился я.
- Рози достаточно выросла, чтобы дотянуться до плиты, холодильника и
гладильной доски, а кроме того, у нее есть отец, - ответила мама.

Понедельник, 29 сентября

Иван и моя мать завалили весь кухонный стол картами, путеводителями и
буклетами. Сказали, что намерены объехать земной шар на велосипедах. У них
очевидная folie a deux (69): до сегодняшнего дня если кто-нибудь из них что
и объезжал, так лишь окрестные магазины.
Получил открытку от Артура Стоута. На одной стороне открытки -
фотография норвежской крестьянки, оседлавшей свинью. На другой написано:

Прошу прислать подтверждение, что Вы приступили к работе над книгой.
Ваш, А. Стоут.
P.S. Новый крайний срок - 21 октября.

11.30 вечера.
Сегодня вечером ко мне в комнату завалилась Рози. Потребовала, чтобы я
поклялся жизнью Уильяма, что унесу в могилу тайну, которую она собирается
мне поведать. Поклялся.
Она на третьем месяце беременности.
Я поступил традиционно - воскликнул: "Боже мой!", хлопнул рукой по лбу,
вскочил и заметался по скудному пространству между кроватью и окном.
- Как это случилось? - спросил я.
- Обычно. Типа меня посетил не дух божий, - цинично усмехнулась моя
сестра. - Мы и занимались-то этим всего четыре раза.
- Без контрацепции, полагаю? - уточнил я.
- Ты говоришь, как Джек Стро, - обиделась Рози.
Оскорбление я пропустил мимо ушей. Спросил, уверена ли она.
- А то. Уверена, конечно. Сказала папику, что мне срочно нужны
кроссовки "Найк", а это шестьдесят фунтов, а сама купила каку-то дешевку,
остальное спустила на тест на беременность.
Я слегка позавидовал Рози - как легко она вытянула из отца шестьдесят
фунтов. Всегда была его любимицей. Что ж, новость о ее беременности может
вновь погрузить его пучину депрессии.
- Папа сойдет с ума, когда узнает.
- Да не узнает он, - раздраженно отозвалась Рози. - Он же понятия не
имеет, как выглядят кроссовки "Найк".

Спать я лег раньше обычного, лежал в темноте и предавался мыслям о Рози
и крошечном младенце-головастике, который теперь живет у нее внутри.
Хотелось бы считать себя цивилизованной личностью, но меня снедало страстное
желание броситься к дому Аарона Майклвейта, вытащить его на улицу и избить
за ту подлость, что он сотворил с моей младшей сестрой. Он, конечно, крупнее
меня, но полагаю, неожиданный и своевременный удар изданием "Войны и мира" в
твердой обложке собьет его с ног.
11 ноября 1982 года я находился в родильной палате, когда на свет
появилась Рози. Я вовсе не намеренно очутился там, поскольку был всего лишь
мальчиком, но обстоятельства сложились столь вычурным и кошмарным образом,
что мне пришлось смотреть и слушать, как рожает моя мать. Ну и видок! Ну и
звуки! Несколько раз я пытался удариться в бегство, но мама намертво
вцепилась в мою правую руку (которая до сих пор дает о себе знать при
перемене погоды). Мама непрестанно кричала: "Не покидай меня, Адриан", - в
те дни они с отцом жили раздельно. Моя бабушка Эдна Мэй Моул распространяла
слухи, что с отцом Рози дело нечисто. Она так и скончалась в убеждении, что
отец Рози - вовсе не Джордж Альберт Моул, человек, чье имя указано в
свидетельстве о рождении моей сестры, а гад Лукас - человек, который
развратом заманил маму в Шеффилд.
Насколько мне известно, Рози совершенно не в курсе, сколь драматично
было ее появление на свет, сколь плотная завеса тайна покрывает ее зачатие.
Я наблюдал ее в те мгновения, когда она уже покинула тело матери, но еще не
успела сделать первых вдох. Наполовину лысая, с сердитым взглядом, жутко
похожая на нашего отца. Она совсем не походила на гада Лукаса, но ведь зубов
у нее тогда не было. Это я первым взял ее в руки, после того как с нее
соскребли слизь, и это я научил ее собирать кубики "Лего". До двенадцати лет
Рози ходила за мной по пятам, словно маленькая тень, но потом с ней
произошла чудовищная метаморфоза, и моя сестра обратилась в демона.
Знаю, я обещал хранить ее тайну, но у меня такое ощущение, словно этот
секрет разрастается во мне, подобно абсцессу. Даже Аарон Майклвейт не знает,
что породил зародыша.
Сегодня вечером зашел к Рози и спросил, хочет ли она ребенка.
- Возможно, - овтетила она.
Меня ее слова поразили. Рози никогда не проявляла ни малейшей тяги к
материнству. Весьма непочтительно обращалась с куклами. Кромсала им волосы и
ресницы, черкала по их лицам ручкой и ставила над ними жуткие эксперименты,
используя содержимое отцовского ящика с инструментами. Рози больше походила
на подмастерье палача, чем на юную мать. Я счел своим долгом предупредить
ее, что лейбористы крайне неодобрительно относятся к родителям-одиночкам, и
уж если она решила ступить на подобную жизненную стезю, то пусть не
удивляется, если путь окажется "каменистым, с кочками и рытвинами".
- Тони Блэр вынудит тебя пойти работать, Рози. Если ты мечтаешь кормить
ребенка грудью, глядя в телевизор, то это так и останется мечтой.
- Я ненавижу Денизу Ван Аутен (70), - сказала Рози, - и я не стану
кормить грудью ни под каким видом.
В висках у меня запульсировало. Я посоветовал ей обратиться к
дипломированному специалисту, но Рози отказалась.
Так мы и сидели в молчании. Я оглядел ее комнату и заметил, что всех
кукол Барби она повернула лицом к стене.
Спросил, обучают ли их в школе родительским навыкам.
- Ага, типа, учат, как, типа, заполнить заявление на пособие для
родителя-одиночки.
С тем я и удалился в ночь.
Как Рози может иметь ребенка? Она сама еще ребенок.

Вторник, 30 сентября

Мы с Уильямом ехали в детский сад, и тут я услышал, как по местному
радио какая-то женщина рассказывает о подростковой беременности. Я как раз
вовремя увеличил громкость, чтобы услышать: ":и эти куклы совсем как живые,
они весят четыре килограмма. Они запрограммированы плакать, их нужно
регулярно кормить и переодевать. Подростку нужно либо носить такую куклу
всюду с собой, либо найти сиделку".
Сдав Уильяма, я быстро позвонил на радиостанцию и узнал номер факса
компании, торгующей фальшивыми младенцами.
Заказал одну такую куклу напрокат - на две недели. Резиновый малыш
будет доставлен завтра к десяти утра, если посылочная служба сдержит свое
обещание.
Сегодня Рози сказала, что если она решит оставить ребенка, то не одолжу
ли я ей денег, чтобы лазером вывести татуировку с живота.
- К тому времени, когда я попаду в родильную палату, моя маленькая
обезьянка превратится в Кинг-Конга, - пожаловалась она.

Среда, 1 октября

Все хотят знать, что в посылке. Пришлось солгать, сказал, что начал
закупать подарки к Рождеству. Мама закатила глаза и обменялась с Иваном
изумленными взглядами. От меня не укрылось, как ее губы сложились для
произнесения слова "задница".
Пока Уильям находился в "Кидслпей", а Иван с матерью тренировались
перед кругосветным путешествием, я позвал Рози к себе в комнату, и мы
распаковали куклу-младенца. Младенец выглядел настолько реалистично, что нам
стало неуютно - очень уж он напоминал Уильяма Хейга, посимпатичней разве. На
псевдомладенце были желтые ползунки, а на шее болтался ярлык.

Привет, мне пять недель, я вешу пять килограммов, и меня нужно кормить
каждые четыре часа в сутки. Меня запрограммировали плакать в самое
неподходящее время. Если со мной грубо обращаться, будет включена
оглушительная сирена, которая может беспокоить ваших соседей.
Предупреждение! Не пытайтесь испортить мои аккумуляторы, работающие от
солнечной энергии. Меня нельзя купать. Не проглотите мои глаза.
Комплектация
Кукла
Электронная бутылочка
Рюкзачок-кенгуру
Раствор для мытья бутылочки
Шесть подгузников
1 пустышка

Я расстегнул ползунки. Кукла оказалась неопределенного пола. Рози была
разочарована, она рассчитывала на девочку.
Вчера вечером мне потребовался час, чтобы уговорить ее в течение двух
недель ухаживать за девочкой. В конце концов, подкупил ее обещанием, что
подарю ей накладные волосы из салона "Тони и Гай".
Рози переодела куклу и сказала:
- Назову ее Эшби.
Она посадила Эшби в рюкзачок и отправилась в школу. Маме мы решили
сказать, что Рози принимает участие в исследовании. Для школы мы не стали
придумывать никакой легенды. Там готовятся к инспекции из отдела образования
и потому вряд ли заметят.
Мама с Иваном вернулись домой лишь с наступлением темноты. Большую
часть дня они потратили на то, чтобы проехать до Коулвилла и обратно - семь
миль соврешенно плоской местности. Они были tres (71) шокированы, обнаружив
Эшби, лежащую на сушке для посуды, куда Рози закинула ее, когда кормила
Нового Пса. Позже я втихомолку пообщался с Рози. Подчеркнул, что если она не
будет придерживаться правил, я не изыщу средств для ее накладных волос.
Смотрел вместе с семьей и Иваном видеозапись третьей передачи "Потрохенно
хорошо!" (рубленый ливер по-бельгийски). К сожалению, Эшби все время вопила.
Я находился в постоянном раздражении, хотя и не в таком, как Рози, которая в
конце концов, выскочила из комнаты, бормоча:
- Она сведет меня с ума.
Уильям весьма возмутительно вел себя перед сном. Метался по комнате,
словно маленький лорд Фаунтлерой (72). Пришлось прикрикнуть на него. Мама
тут же просунула голову в дверь:
- Не будь с ним слишком строг, это естественная реакция на нового
ребенка.
Слышал, как Рози дважды вставала среди ночи, чтобы проведать Эшби.

Четверг, 2 октября

Сегодня утром мои домочадцы (и соседи) проснулись в 6.15 утра от звука,
весьма напоминающего сирену, которой пользуются для вызова спасательного
катера. Это была Эшби. Рози отрицала, что грубо обращалась с куклой, но я-то
знаю правду. Через сухую штукатурку, которая разделяет наши спальни, слышал,
как она рычит на Эшби. Сирена прекратилась только тогда, когда я взял
младенца на руки и походил с ним взад и вперед по лестничной площадке.
Уильям стоял в дверях спальни и смотрел на нас; лицо его было красным от
ревности.

Пятница, 3 октября

Позвонил Зиппо. В связи с последней передачей "Потрохенно хорошо!" их
засыпали жалобами от многочисленных бельгийских организаций гомосексуалистов
(73).
Я позвонил мистеру Пожизненно-Двадцать-Процентов и попросил совета у
его автоответчика. Брик перезвонил мне лично, но я как раз кормил Эшби,
поэтому пришлось его попросить перезвонить еще раз. Если вставить
электронную бутылочку в рот Эшби не под тем углом, она отказывается "есть".
Брик посоветовал мне прибегнуть к способу, который рекламщики называют
"полный подхалимаж". Он набросал следующий пресс-релиз:

Адриан Моул искренне сожалеет, если в своей передаче он кого-нибудь
оскорбил, независимо от национальности, цвета кожи, вероисповедания или
сексуальной ориентации. Он хотел бы заметить, что его лучший друг Найджел
является гомосексуалистом.
Рубленый ливер по-бельгийски - это традиционное блюдо, рецепт которого
взят из книги "Поваренная книга для рабочего класса", составленной Чарльзом
Элмом Франсателли, шеф-поваром ее величества королевы Виктории.

Вперед
Рейтинг книги
N/A
(0 Ratings)
  • 5 Star
  • 4 Star
  • 3 Star
  • 2 Star
  • 1 Star
Отзывы
Рейтинг:
Категория: