Горячий старт

Читать
Отзывы

Страница - 1 из 1


На оболочке приватного холда красовалась голограмма симпатичной
девушки, протягивающей руку, казалось, к самым глазам визитера, и
девушка виделась как бы сквозь растопыренные пальцы. Сверху имелась
надпись: "Do not touch!"

Бай одобрительно хмыкнул. А что, тоже реклама...

Он коснулся активной зоны и нырнул в пределы холда - в сетевое
пространство, открытое для свободного доступа.

Хозяйкой здесь была некто Solitair. По всей видимости, девушка с
голограммы.

Вот, кстати, и она нарисовалась.

Анимированный образ хозяйки был создан с другой голограммы. Темное
вечернее платье, грим, каре чуть набок, туфельки... Хозяйка была
красива - потрясающе красива, Бай невольно залюбовался. Не хотелось
думать, будто она приукрасила себя в виртуальности по сравнению с
реалом.

- Привет! - сказала хозяйка. - Меня зовут Соля. Добро пожаловать ко
мне.

Она ходила в сеть обычным манером, с мнемоюстами. А как же еще? Бай
отчетливо видел замедление, частые остановки, смену анимационных
фреймов... Сам-то он не был ограничен скоростью залочки мнемопорта.

Бай даже отвык слегка от общения с простыми пользователями -
последнее время в сети приходилось иметь дело с такими же
кибертелепатами, которым залочка мнемопорта настолько же до задницы,
насколько и ему самому. Обмен с ними велся в таком темпе, что
присутствуй пользователь с мнемоюстами - он бы не уловил и десятой
части траффика. Именно такой темп работы устоялся для Бая как
нормальный. Поэтому не ему составляло труда одновременно и болтать с
хозяйкой, и потихоньку потрошить ее холд.

- Привет. Меня зовут... э-э-э... Зурзмансор, вот.

- Я из Питера. А ты?

- Из Москвы. В основном.

Паузы. Сплошные паузы - между словами, между предложениями. Между
репликами - вообще целая вечность. Бай только успевал переключаться
между задачами. Ответы Соле приходилось набирать с клавиатуры, чтоб
ненароком не напортачить со скоростями. Пусть лучше ничего не
подозревает. А вот файлы Бай потрошил на уровне системных команд, а
значит - невероятно быстро.

"Хорошо, что оно нашлось в доступной части холда, - подумал он. -
Достал бы и из приватной, но время, время..."

Программа Камилла и впрямь умело пряталась. Коротенький скрипт в
начале кодового массива перехватывал доступ к локальной дисковой
области. Вместе со всеми аппаратными прерываниями, разумеется.
Системе сообщалось, что данная дисковая область свободна. При попытке
записи системой на это место любой информации срабатывала простенькая
переадресация, реализованная таким образом, что системе приходил
рапорт об успешной записи. Если же спустя какое-то время система
пыталась обратиться к записанному, переадресация срабатывала вновь, в
обратной последовательности. Дешево, как говорится, и сердито.
Подобным образом организованная маскировка вряд ли продержалась бы
годы, но уж пару недель, которые требовались Камиллу - наверняка.

- Чем занимаешься? - любопытствовала хозяйка.

"Терминал твой потрошу", - подумал Бай с некоторым раскаянием.
Девчонка выглядела изумительно и вдобавок была как раз в его вкусе -
среднего роста, стройненькая, хорошо сложенная, лицо - просто
засмотришься.

На клавиатуре он отстучал, разумеется, совсем другое:

- Да так... Программами торгую в основном, - и, почему-то вспомнив
недавнюю забарьерную эпопею, добавил: - А еще на джипе гонять люблю.

"Знала б ты, где я гоняю", - мысленно вздохнул Бай, распахивая окошко
hiew - наисвежайшего, двести десятого релиза безотказной программки
"хакер-вью".

Управление защитным скриптом Бай тоже перехватил. Быстро отыскал
нужную область в массиве камилловской программы, отчекрыжил ее, а на
освободившееся место втиснул из буфера заточку под Энди Трушина.

Итоговый размер совпал до байта. А что до следов редактирования...
Так "хакер-вью" не меняет такие атрибуты файла, как время создания
или время последнего редактирования.

"Готово, - удовлетворенно выдохнул Бай. - А адресочек этот я
запомню... Давно я в Питер не ездил. Съездить, что ли?"

- Ты чешское пиво любишь? - спросил Бай неожиданно даже для себя.

- Люблю! - хозяйка ослепительно улыбнулась.

- Рядом с Московским вокзалом есть обалденный ресторанчик. Я тебя
приглашаю.

Хозяйка чуточку растерялась:

- Ой, а когда?

- Через недельку.

- Ну... Ладно, звони. Вот мобилка.

К Баю перетекла череда циферок - прямо в очередной буфер. Жаль,
болтать дальше не было времени.

- До встречи.

- Пока...

Выныривая с чужого холда Бай осознал, что никогда не назначал
свидания так скоропостижно и так напористо.

Может быть, именно поэтому ему и не отказали, как обычно бывало до
сих пор?

Он вынырнул в реал; в объеме голокуба цвело уже больше десятка
ссылок на новые копии. Первый лом съел неполных восемь минут.

Пахал он до самой полуночи, пока оголодавший организм не возопил о
справедливости и не потребовал немедленной кормежки.

Бай вышел из сети - из странной, немыслимой паутины, связывающей
миллионы серверов и терминалов. Паутины, которой, возможно, в
ближайшие часы предстояло в корне переродиться.

:END LOCAL PROCESS
:GOTO STEP_2

:STEP_02 "DEL"

:START GLOBAL PROCESS

rem {Delete}
rem Полное уничтожение стандартных функций.

!TASK 0F
[OWNER: Аурел Чогоряну (completed)]

Аурел вышел из сети вполне довольный своими мотоциклетными подвигами.
От преследования он ушел, стало быть, ловцы Камилла его не отследили.
И в срочном порядке менять логово в реале не придется.

Насвистывая, он вышел в прихожую и замер, как вкопанный.

Сразу вспомнились непонятные перемены в отношении Тири к нему. Неясно
откуда взявшаяся отчужденность. А ведь совсем недавно они готовы были
пылинки друг с дружки сдувать. И сдували.

Слишком уж резкой показалась перемена.

Может быть, всему виной уход за барьер? Новое тело и новое место, где
высота вовсе не так убийственна как дома и где миллионы людей обитают
на пятачке площадью в восемь сотен квадратных километров?

Но Аурел тоже угодил в чужое тело и точно так же попал под пресс
нового мира и новой сети. Его отношение к Тири осталось прежним.

Что произошло?

Что?

Из соседней комнаты доносилось смутное бормотание телеведущего. Аурел
подошел к двери и осторожно коснулся ручки.

Дверь была заблокирована изнутри. Намек более чем понятный.

- Тири! - позвал Аурел негромко и постучал.

- Не нужно, Ури, - донесся в ответ непривычный голос с хорошо
знакомыми интонациями. - Не нужно. У нас нет будущего, а значит нет и
настоящего.

- Тири! - прервал Аурел. - Ты можешь объяснить что случилось? Что с
тобой? Почему ты прячешься от меня?

- Все бессмысленно, Ури. Ты любишь не меня. А значит у нас нет
будущего.

- С чего ты взяла? Я люблю тебя! Я всегда тебя любил! С того самого
момента, как увидел в "Потерянном кластере".

- Это слова, Ури. Только слова. Тебе все равно кто находится рядом -
лишь бы рядом кто-нибудь находился. А буду ли это я или любая
смазливая девчонка - не так уж и важно. Я не этого ждала, извини.

Давно Аурел не ощущал себя настолько бессильным. С его точки зрения
Тири несла полнейшую чушь, но ведь она говорила это совершенно
серьезно. И переубедить ее никак не удавалось. Аурел давно осознал,
что женщин невозможно понять, но последние полгода это знание успело
где-то затеряться. За ненадобностью.

Он еще раз постучал.

Безрезультатно.

Наверное, точно так чувствует себя незаслуженно побитая хозяином
собака. Горечь, обида и непонимание. И еще - пустота внутри,
проклятая вездесущая пустота, которая готова мгновенно пожрать все,
что вырастает в тебе по отношению к другому человеку. Пустота,
которую приходится постоянно отгонять и которая неизменно
возвращается победительницей.

Аурел постоял у двери еще немного, в отчаянии провел по теплому
пластику ладонью, а потом прошел в комнату, упаковал в сумку терминал
и порт-репликатор, как попало скомкал в клубок немногочисленные
провода. Огляделся. И направился к выходу.

Входную дверь он запирать не стал. Хватит на сегодня запертых дверей.

Спускаясь, он набрал мобильник РусТеха.

- Слушаю, - спустя несколько мгновений донеслось в ответ.

- Ты где?

- В сети.

- Из своего угла?

- Да.

- Я еду к тебе.

- Ладно. Позвонишь, как подъедешь, я выйду и впущу тебя. Извини, Энди
работой загрузил...

- Еду.

Машину Аурел поймал сразу же - насчет этого в Москве проблем не
существовало.

!TASK 01
[OWNER: Zlyden&Zhmur]

- Можно и вручную патчить, конечно, - миролюбиво согласился Злыдень.
- Только зачем, если есть прежние наработки?

Было видно, что он очень рад окунуться в привычную среду и вновь
перехватить лидерство. Пусть Злыдень-московский не дотягивал до Жмура
как боец, зато в плане лома возвышался над многими, в том числе и над
Жмуром, как пожарная каланча в Сокольниках над пешеходами.

Почему-то эту каланчу Злыдень отчетливо запомнил, хотя мимо нее
проезжали всего-навсего раз, самым первым днем в Москве. Что-то
крылось в этом силуэте, какая-то занятная архитектурная изюминка.

Жмур внимал - молча, как и положено прилежному ученику.

- В сущности, процедура сводится к достаточно однотипным действиям:
проверить доступ; если доступ запаролен или зашарен - подобрать
пароль, найти дырку и расшарить. Потом заменить фрагмент программы.
Замести следы и выйти. Все. Стало быть, если действия однотипны,
почему бы не воспользоваться подходящим скриптом?

- Но ведь защита у каждого своя... - попробовал возразить Жмур.

- Распространенное заблуждение! - Злыдень довольно ткнул пальцем в
потолок, заменяющий в строениях предназначенное для этой цели небо. -
Подавляющее количество юзеров пользуются сходными методами защиты.
Вот, гляди в лог. Из ста двенадцати процедур мой скрипт справился со
ста восемью. Вручную ломать пришлось только четыре.

Жмур взглянул. И правда - красненьких восклицательных знаков напротив
ссылок на чужие холды выскочило всего четыре, невзирая на солидную
длину списка.

- А откуда у тебя такой скрипт? - поинтересовался Жмур.

- А... Собственно, скрипт был заточен слегка под другое. Я уже тут
переточил...

Закончить Злыдень не успел - голокуб вдруг побагровел; секундой позже
выскочила табличка:

чСовместный доступ к файлу запрещенч

- Твою мать... - выругался Злыдень.

- Что? Началось? - всполошился Жмур.

Жмур успел отредактировать всего двадцать семь копий камилловской
программы - разумеется, вручную.

- Похоже... Ну-ка...

Злыдень быстро-быстро застрекотал клавиатурой и стрекотал со все
возрастающим ожесточением не меньше минуты.

- Все, - выдохнул он, оглядываясь через плечо. - Больше не успеем.
Камилл отдал команду на исполнение...

- Камилл?

- Ну, а кто еще? Да и какая разница? Программа запущена. Все копии
одновременно. Молись, чтобы мы сподобились подпатчить достаточное
число копий...

Жмур послушно воздел взгляд горе, в потолок, заменяющий небо.

"Началось, - подумал он. - Сошлись слон и кит: кто кого сборет?
Посмотрим..."

Невидимая и неслышимая в реале война двух рассредоточенных массивов
памяти стартовала.

Камилл против Энди Трушина. Слон против кита. Кто завладеет более
вместительным массивом, тот завладеет контролем над бОльшим сегментом
сети. И, следовательно, получит больше шансов подчинить себе всю сеть.

!TASK 04
[OWNER: Борислав Береза]

Боря не был компьютерщиком. Был он книготорговцем на Петровке,
киевском книжном рынке. И, разумеется, на тесном складе, устроенном
из трех составленных друг подле друга старых железнодорожных
контейнеров, у него имелся подключенный к сети терминал. Небольшой
холд хранил нехитрую книжную бухгалтерию и сейвы к любимым сетевым
игрушкам.

У кого на Петровке нет терминала с бухгалтерско-складскими
программами и сейвами любимых игрушек? Разве что у принципиально не
играющего в игрушки Можая да еще у неистребимых бабушек, торговок
домашними закусками вроде традиционных пирожков с капустой и
картошкой или не менее традиционных вареников. Вот этим компы точно
не нужны...

В тот день Боря как раз сидел перед голокубом и наколачивал вчерашние
продажи. Вручную, потому что реализатор под конец рабочего дня
нажрался, как свин, дешевой самодельной водки и никаких записей,
естественно, не вел. Но все помнил, зараза. Только поэтому Боря
реализатора и не увольнял - невзирая на страсть к алкоголю тот
никогда не ошибался в деньгах и всегда помнил чего и сколько продал.
А главное - за шесть лет работы ни разу не попытался по-крупному
слевачить. По мелочам, скорее всего, рубил денежку, но по мелочам
любой реализатор имеет возможность рубить, причем без ущерба для
фирмы и дураком будет, если рубить не станет.

В общем, маятный с утра Гоша посасывал пиво и диктовал, Боря колотил
по клавишам и шелестел мышой. Программа у Бори стояла старенькая,
зато привычная, да и терминал не новье - ибн две тысячи замшелого
года. А база была объему довольно обширного. Поиск нужного раздела
занимал, порою, несколько секунд и тогда в голокубе судорожно
застывала статичная картинка, состоящая из унылых складских
стеллажей-полок.

Говорят, в двумерную эпоху стеллажи выглядели как папки для бумаг.

Волне возможно...

Завершив с серией бабских романов, перешли к фантастике. Только Гоша
назвал самую продаваемую серию "Время не ждет", только Борислав
вызвал нужную менюшку...

Тут-то все и началось.

Машина вдруг задумалась дольше обычного; думала она секунд пять, а то
и все семь. Боря уже нетерпеливо завозил мышкой - курсор завяз в
объеме, не двигаясь. А потом вывалилось обескураживающее сообщение:

чФайл используется другой программой. Совместный доступ запрещен.ч

Боря озадаченно уставился в голокуб. Что значит - другой программой?

Особо продвинутым пользователем Боря себя не считал, но вполне в
состоянии был осознать, что на терминале запущена единственная задача
- складская программа. Кто мог пользовать запрашиваемый файл?
Система? А на хрена системе складской файл?

Озадачившись еще больше, Боря потянулся к мощным игровым мнемоюстам -
сколько о них мечтал, а купить смог себе позволить совсем недавно.
Двухпотоковые, низкоомные. Мечта стратега-риалтаймовца, обмен данными
(как гласила реклама) по сравнению с базовой моделью возрастал на
тридцать процентов.

Прилепив непривычно большие таблетки к вискам, Боря ухнул в зернистую
глубь киберпространства. Вот он, родимый холд. Пузатая пирамида
складской базы, аспидно-черная вуаль системы в самом низу,
причудливый лабиринт игрового раздела...

На холде хозяйничал посторонний. Один из углов пирамиды был бесстыдно
выщерблен, оттуда водопадиком сыпалась золотистая пыль отдельных
байтов.

Вообще-то холд фирмы особо никто не защищал: стоял обычный пароль на
доступ к бухгалтерии и складу. Теоретически заломать это было
нетрудно, да только кому оно могло понадобиться?

Лишь приглядевшись, Боря осознал, что поврежденный угол пирамиды
почему-то двоится. Словно отбрасывает полупрозрачную объемную тень,
из-за чего пирамида в целом начинает казаться чуть-чуть кособокой.

Кто-то, выглядящий как дымно-серое облачко тасовал данные более
плотного угла пирамиды.

- Эй! - возмущенно крикнул Борислав. - Что такое? Ты кто?

Облачко мгновенно схлопнулось в синюю точку, похожую на одинокую
звезду в разрыве туч. Потом точка развернулась в искаженное гневом
лицо. Не голову - только лицо.

- Уйди, - посоветовало Лицо.

Боря опешил.

- Как это - уйди? Это мой холд! Мой склад!

Лицо исказилось еще больше. А потом вдруг отрастило руку, которая
наотмашь хлестнула по образу Борислава Березы, директора небольшой
киевской книготорговой фирмы.

Мир померк.

Реализатор Гоша вздрогнул, когда шеф за терминалом вдруг сдавленно
захрипел, дернулся и уронил голову на клавиатуру. Правый мнемоюст
отлепился от виска, изверг в пол тоненькую синюю молнию и закачался
на синем пластиковом шнуре. Левый остался на виске Бори.

- Эй! - выдавил из себя Гоша. - Шеф! Ты чего?

Он шагнул вперед, и увидел, что из носа Борислава прямо на клавиши
стекает скудная струйка темно-багровой крови. А меж полуоткрытых век
видны только белки.

В голокубе плясало лиловое марево, на фоне которого высвечивались
светлые строки на синем фоне:

чSistem error! Mnemonic interface overload! Device not ready!ч

Некоторое время Гоша беспомощно таращился в зыбкую толщу голокуба.

- Шеф...

Он потряс Борю за плечо. Бесполезно.

Гоша, словно застигнутый врасплох зверь, попятился, опрокинул стул у
стены, больно ударился плечом о дверной косяк и вывалился наружу, в
узкое ущелье меж рядами контейнеров. Соседи деловито грузили пачки с
книгами на металлическую тележку.

- Эй, Гоша! Ты чего? - спросил один из соседей, не переставая ловить
летящие из контейнера пачки и складывать их в аккуратненький
многослойный штабель.

Гоша разинул рот, словно выброшенный на берег лещ, выпучил глаза и,
наконец, смог выдавить из себя:

- Тут это... Шефу плохо...

Пачки враз перестали лететь из соседнего контейнера. Соседи дружно
поглядели на Гошу, включая выпорхнувшего из склада Витька
Долгополова. Гоша с облегчением вспомнил, что Витек когда-то работал
в психушке санитаром, а значит не совсем чужд медицине.

- Что стряслось? - Долгополов мигом оказался рядом. Гоша сподобился
только робко кивнуть в сторону темного нутра склада.

Витек шмыгнул в строенный контейнер и склонился над неподвижным
Борей. Что он делал - Гоша даже не смотрел. Но делал он это очень
недолго.

Из контейнера он выскочил, словно пробка из бутылки шипучего вина.

- Марат! Скорую вызывай! Да живо!

Только теперь Гоша осознал, что дело еще хуже, чем представлялось ему
до сих пор.

Скорая примчалась спустя шесть минут - рекорд для Киева. Хорошо, что
от контейнеров до входа на территорию рынка было пятнадцать секунд
быстрой ходьбы, да что набиравший "ноль-три" грузчик Марат давно
привык объяснять дорогу к рынку киевским водилам.

Впрочем, Бориславу Березе это не помогло. Приехавшие врачи
зафиксировали смерть от внезапного кровоизлияния в мозг и принялись
ждать милицию.

- Начался денек, - пробормотал Долгополов, сочувственно глядя на
Гошу.

Тот не ответил. Временно онемел.

Никто так и не заметил, как светлые строки в синеве голокуба
складского терминала вдруг погасли. Потом перестал мерцать и сам
голокуб; терминал пискнул и стал перегружаться. Словно кто-то
невидимый последовательно нажал три кнопки на клавиатуре, удерживая
каждую предыдущую нажатой.

[Ctrl]

[Alt]

[Del]

:TASKMGR REPORT

~#CONDITION: MULTITASK
~#MODE: END TASK 04
@comment: COMPLETED SUCCESSFULLY

!TASK 0C
[OWNER: Данияр Накупов]

[Привет, шаманоэлектрик! :)) ] - поздоровалась PANTHERA, едва
объявившись в онлайне.

[Привет.] - с готовностью отозвался Корвин.

С девчонкой, которую он ни разу живьем не видел, Корвин сдружился
неожиданно быстро. Даже голограмму у нее не просил - решил дождаться,
чтоб сама предложила. Свою он отправил в первый же день знакомства.

Ни для кого не секрет, что когда вместо собеседника лишь безликие
строки в голокубе, легче говорить правду. Раскрываться. Наверное
именно поэтому сетевая дружба часто не выдерживает испытания реалом.

С живыми общаться трудно. Гораздо проще наколачивать фразы на
клавиатуре или лепить в виртуальщине, воспользовавшись услужливым
мнемодоступом.

Корвин предпочитал клавиатуру мнемодоступу. Планшет, как говорится,
оно здорово, но в бою сапог надежнее...

[Все пашешь на благо своего тупорылого шефа?] - поинтересовалась
PANTHERA участливо.

[Таков наш примар...] - Корвин протяжно вздохнул и добавил
антисмайлик. - [ :( ]

[Что?] - не поняла собеседница.

"Не читала..." - с легким разочарованием подумал Корвин и
сформулировал доступнее:

[Судьба такой. Причем не у одного меня.]

[Ну, в общем, да...]

Корвин не помнил на каком часе общения с PANTHER'ой в
репликах-строках стали появляться все необходимые знаки препинания. С
коллегами-сисадминами приходилось общаться совсем иначе. Даже без
переключения клавиатурных регистров - время иногда дороже, нечего
лишний раз на Shift давить!

А тут все произошло как-то само собой, без всяких договоренностей.

Наверное, так правильнее. Все знаки и без договоренностей.

[А почему ты никогда не просил меня выслать голограммку?] -
неожиданно поинтересовалась PANTHERA.

Ответить Корвин не успел - встрепенулся и ожил охранный скрипт.
Кто-то снова лез снаружи в локальную корпоративную сеть. Лез нагло и
настырно.

"Неймется же вам", - совсем загрустил Корвин. Работать не хотелось
совершенно. Хотелось просто сидеть и болтать с PANTHER'ой. Часы
напролет.

[Извини. У меня тут опять оккупанты нарисовались. Пойду им хвосты
чехвостить.] - отстучал он и перелогинился в боевую конфигурацию.
Распихал по буферам не раз проверенные и самолично выпестованные
скрипты. Раскрыл кубики загруженных программ каскадом и обратился к
первому из внешних портов локальной системы. Этот был чист, никто
через него не ломился. Но незадействованных портов в системе имелось
предостаточно.

Во время обращения к очередному из проверяемых портов сеть неожиданно
впитала Корвина, словно он налепил мнемоюсты и ухнул в виртуальщину.
Мгновенная оторопь расцветилась красками, звуками и даже запахами.

Он был в сети. Без мнемоюстов. В низком, похожем на квадратный ангар,
помещении. В локалке.

В ангаре, казалось, обитало множество муравьев - бессчетные
конические кучи виднелись там и сям; от каждой к соседним сновали
крохотные обитатели - данные. Ручейками. Над кучами кое-где парили
пользователи, похожие кто на что: на матовые шары или эллипсоиды, на
колючие, словно морские ежи, комки, на странные решетчатые
конструкции с длинными щупальцами. Данные трудолюбиво тасовались или
вводились - словно бы из ниоткуда над некоторыми кучами струились
песчаные водопадики. Песок сыпался прямо из пустоты, то бишь вводился
с невидимых изнутри сети клавиатур.

Корвин себя не видел. Совсем. Либо личина его была абсолютно
прозрачна. Но он никогда не лепил прозрачной личины. Обыкновенно он
выступал в образе принца Эмбера, завернутого в плащ, или просто в
виде короткого отточенного кинжала. Когда бывал особо зол.

В таком состоянии зону вторжения Корвин зафиксировал почти сразу: в
одном месте в потолке зияла большая дыра с неровными краями и оттуда
потоками лился яркий желтоватый свет. Именно лился - свет не был
равномерным. Он тек и разливался по полу, немного напоминая очень
светлое пиво. Судя по всему там, наверху, над ангаром, пива было
много - целое море.

Корвин чертыхнулся, невзирая на неожиданный прорыв в виртуальный
режим. Так или иначе дыру в потолке необходимо было затыкать.

В реале, невидяще вперившись в пеструю муть голокуба, Корвин
быстро-быстро заколотил по клавишам. Несчастная клавиатура стонала.

А в сети Корвин раскрыл, будто гигантский веер, упругую матерчатую
заплату. Треугольную. И попытался завести ее под поток светопива.

В борьбе с мерцающей жидкостью Корвин не заметил как поток изменил
направление. Теперь пиво восставало с пола и улетало наверх, в дыру.
Этот поток был лишь немногим поскромнее прежнего, входящего. Заплату
вырвало из рук и унесло в дыру.

Корвин чертыхнулся. А секундой позже в дыру сверху глянул кто-то
огромный; в памяти отложилось только недовольное выражение красного
демонического лица.

Тут Корвина вышвырнуло; он осознал себя сидящим в кресле и
исступленно давящим сразу тремя пальцами на клавишу Enter_. В
голокубе синела оболочка файл-менеджера, а на переднем плане сиял
красный плакат:

чНЕТ ДОСТУПА К ОБОЗНАЧЕННЫМ ДАННЫМч

Корвин оторопел от неожиданности. Ни разу в жизни он не видел
подобной ремарки. Похоже, ее вообще не было в стандартном пакете
оболочки, а значит системой управляла незнакомая Корвину программа, в
которой такая ремарка имелась.

Пока вторжение проходило успешно.

- Что происходит? - прогрохотал над ухом хорошо знакомый голос.

Корвин повернул голову и встретился взглядом с разъяренным шефом.

- Почему сеть лежит?

- Не знаю, - честно ответил Корвин. - По-моему нас атаковали.

- А кто должен знать? - заорал шеф еще громче. - Ты администратор или
хрен с бугра? Уволю к чертовой ма...

Шеф осекся. В селекторном голокубе сгустилось четкое изображение.
Корвин невольно вытянулся в струнку.

Пожаловал не кто-нибудь - генеральный директор фирмы. Живьем Корвин
его вообще никогда не видел, а по селектору лишь пару раз приходилось.

- Отставить, - преувеличенно спокойно велел генеральный. - Только что
атакована межбанковская сеть. Половина терминалов в Алма-Ате стоит.

В дверях толпились перепуганные референтши, бухгалтерши и секретарши.
Перед серверной собрался чуть ли не весь отдел - на Корвина глядели с
надеждой, словно он и впрямь был волшебником.

Впрочем, кое-что в компьютерном волшебстве Корвин действительно
понимал: судя по миганию глазков на хабе двухсторонний траффик связал
корпоративную сеть с глобальной.

- А вот фиг, - сказал Корвин, отодвинул клавиатуру и потянулся к
единственной кнопке на лицевой панели сервера. - Семь бед, один reset,
как говорил Олегыч!

Выключателей сервера не имели в принципе, погасить систему можно было
только софтверно, то бишь программно. А вот перегружать иногда
возникала необходимость. Корвин решил, что сейчас как раз тот случай.

Странно, но на нажатие reset'а сервер не отреагировал никак. Глазки на
хабе продолжали мигать как ни в чем не бывало.

- О как, - даже не удивился Корвин. Просто констатировал. - А так?

Он встал и выдернул из сервера разъем питания - из электрической
розетки шнур выдергивать было бессмысленно, сервер тут же
переключился бы на питание от аварийного источника по кличке "UPS". А
вот так...

Голокуб с дурацкой надписью, естественно, сразу же погас. Но хаб
продолжал сигнализировать о таинственных процессах на стыке локальной
сети и всеобщей. Локальная сеть сумела выжить без сервера. Привет.
Сумасшествие. Идиотизм. Спятивший сисадмин - кто-нибудь видел?

Корвин нервно захихикал.

- Может, обесточить все здание? - робко предложил шеф, подобострастно
глядя на генерального.

- Пробуй, - кивнул тот.

Шеф тотчас потянулся к мобильнику. Корвин продолжал хихикать и
зачем-то то вставлял, то снова выдергивал из гнезда злосчастный
разъем питания.

- Генераторная? Обесточить здание! И дизеля свои дурацкие не заводите
ни в коем случае! Что значит - сами заведутся? Заведутся - заглушите!
Все до одного! Да, выполнять!

Спустя несколько секунд голокуб с генеральным мигнул, подернулся
рябью и погас. Стало тихо-тихо, словно даже бесконечные и
неотвратимые охи-вздохи секретарш-бухгалтерш зависели от
электропитания.

- Дурдом, - прокомментировал шеф, уверенный в том, что генеральный
его точно не услышит.

- Точно дурдом, - охотно согласился Корвин. - Пойду сдаваться
санитарам. Сам.

И решительно пошел к выходу.

!TASK 08
[OWNER: Shade]

С некоторых пор у Шейда появилась бездна свободного времени. Раньше
он успевал далеко не все, что хотелось бы сделать в сети. Теперь все
изменилось.

Дело даже не в том, что Шейд избавился от необходимости спать, есть,
отдавать дань делам реала и контактировал с сетью сутки напролет.
Главное заключалось в том, что Шейд стал в тысячи раз быстрее. Живой
человек читает почту, неуклюже шевеля пальцами и листая в теле
голокуба сообщение за сообщением. Глаза лениво бегают по строкам,
медленно, непозволительно медленно.

Шейд успевал просмотреть десятки сообщений в секунду, причем не
только просмотреть, но и понять их. И вообще успевал совершить бездну
дел.

Еще недавно он сказал бы, что стал подлинным хозяином сети. Но не
теперь. Теперь он знал: есть состояния уровнем выше. Камилл называл
это "стать сетью", а Ностромо в общих чертах обрисовал механизм
ведущих к этому процессов.

Впрочем, к этому Шейд не стремился. Пока. Ему доставало и новых
возможностей, тем более, что все это не успевало еще приесться.

После памятной встречи в сетевой тюрьме Ностромо Энди подбросил Шейду
адреса рабочих гейтов в родную сеть и Шейд, конечно же, вернулся.
Чужая сеть не то чтобы пугала - скорее создавала острое ощущение
неуютности. Миновав перепонку между мирами и оказавшись в хорошо
знакомой виртуальщине Шейда сразу же попустило. Знакомый мир,
знакомые занятия.

Сейчас он читал досужий треп в одной из многочисленных любительских
подсетей и получал ни с чем не сравнимое удовольствие.

Раньше на это у Шейда просто не хватало времени.

Сообщение представляло из себя отголоски какой-то давней разборки.

[
- KIEV.TALKS (2:466/88) ---------------------------- KIEV.TALKS -
Мсг : 589 из 592
От : Victor Forsyuk 2:463/18 Wed 14 Jan 00:34
Комy : yuri@killer.cracksoft.kiev.ua Fri 16 Jan 22:38
Сyбж : Re: *Рождество наступило*

.RFC-User-Agent: tin/pre-1.4-180105 (UNIX) (Linux/6.0.88 (iNASCA))
From: Victor Forsyuk

Shalom, yuri@killer.cracksoft.kiev.ua!

yuri@killer.cracksoft.kiev.ua wrote:

ykcku> Victor Forsyuk wrote:

>>ykcku> To moderator: я так понимаю, ты только мне запретил Post на
>>ykcku> gemini. Я обиделся. ;-(

>>Вместо того, чтобы обижаться, ты бы лучше с ручника снялся. А то
>>люди подумают, что ты даже не умеешь хедеры читать. Юзер Амбернета
>>запостил в гейтуемую эху через NNTP-сервера sabbo... Я тут причем?

ykcku> hmm... Вот, как оно попало ко мне:
ykcku> Path:
ykcku> killer.cracksoft.kiev.ua!f169.n463.z2!f257.n463.z2!cs.crackso
ft.kiev.ua!f257.n463.z2!f111.n463.z2!f690.n463!f58.n463!f94.n463!f1
8.n463!gemini.gu.net!glukr!carrier.kiev.ua!tornado.sabbo.kiev.ua!to
rnado.sabbo.kiev.ua!not-for-mail
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

ykcku> Так что исправляй глюки. ;-)

Юра, ты уже меня просто пугаешь! Без приколов... Какие глюки?
Ты что, действительно не понимаешь, что такое бэнговый path или
просто так мощно тормозишь?
Или не читаешь, что я написал? - это _гейтуемая_ эха. В нее можно
постить через glukr.

>>Если хочешь услышать еще одно объяснение, на сей раз при зрителях -
>>пожалуйста: бардака на gemini не будет. Это не только тебе Post
>>запрещен, а наоборот - Post на gemini запрещен всем за пределами GU.
>>И _даже_ тебе, как бы я хорошо к тебе ни относился, исключений я
>>делать не буду. Тем более, что брать у меня эхи _по правильному_,
>>nara via IP, тебе вовсе не трудно...

ykcku> Дык уже binkd'шный линк поднял. Теперь нужно только найти время
ykcku> написать areafix'у.

Могу лапами на тебя звездочку в newsfeeds поставить... ;-)))

SY,
--
Victor Forsyuk, Ukraine Online webmaster
http://*.gu.net | Tormoznet: 17:1800/0 | Naranet: 2:463/18
--- ifmail v.2.10
* Origin: gugate (2:463/18@naranet)
]

Шейд сдержанно хихикал. Обитатели микросетей пытались гордо
обособиться, но всегда находился кто-нибудь пронырливый и совал туда
что-то запрещенное. После чего, естественно, следовал шум и тотальные
разборки. Обычное дело.

Многие этим жили.

Шейд просто забавлялся.

Мгновенное мысленное усилие, следующее сообщение...

Прочесть он не успел. Шейда позвал Ностромо.

- Шейд?

- Я тут.

Шейд выпорхнул из агента по чтению наранетных сообщений и сгустился
до привычного облика в тесной и пустой камере директ-коннекта.
Ностромо сразу по выходу из сетевого заключения на несколько часов
пропал, а потом объявился уже в московской сети по торговле
недвижимостью и зачем-то устроил там полуторачасовой затык, путая
адресацию пакетов и заблокировав доступ ко всем без исключения
печатающим устройствам. Кажется, Энди тоже имел к этому некоторое
отношение. Выспрашивать подробности Шейд не стал - ему хватало своих
развлечений, а когда потребуется помощь - Энди сказал, что даст знать.

Ностромо теперь выглядел как Симмонсовский Шрайк, ограничившись,
правда, всего четырьмя конечностями. Но был такой же колючий с виду.
Почему-то у Шейда при виде этой личины Ностромо возникали стойкие
ассоциации еще и со странноватым зверем панголином.

- Держи.

Перед Ностромо что-то на миг вспыхнуло и тут же погасло. В сети у
Шейда не было глаз, поэтому не наваливались несколько секунд слепоты
после яркого света. А то, что выглядело как глаза, имело к зрению не
больше отношения, чем к палеоарахнологии.

В колючей руке Ностромо остался сгусток, который Шейд опознал как
пакет приватного почтового сообщения.

- Доставь это. Ты уже знаешь куда...

Шейд с удивлением понял, что действительно знает. И куда знает, и как
именно - тоже знает. Собственно, его задачу можно было определить как
предотвращение случайных обращений к пакету на транзитных сетевых
узлах.

Расслабившись, Шейд поглотил сообщение, словно большая капля ртути
маленькую. Одновременно Шейд задумался: а смог бы он выполнить ту же
задачу с клавиатуры? Вряд ли. Как успеть проследить путь пакета из
памяти в волокно, потом к точке входа в сеть, потом по сети?.. Даже
мнемодоступ тут не помог бы.

А теперь он прекрасно представлял как это сделать. Потому что
находился нигде и везде одновременно. Собственно, можно было сказать,
что сообщение будет переслано внутри Шейда.

Может быть, именно это и называется "стать сетью"? Но что тогда
означает "чертить в душах"?

Сообщение было адресовано неизвестной Шейду tiri@several.net и,
разумеется, запаролено.

Единственное, что знал Шейд: Тири - девушка.

Ностромо не зря просил сопроводить письмо - на двух транзитах
почтовый поток, к которому он приклеился, фильтровался по маске
tiri!*@*.* туповатым роботом, обмануть которого Шейду оказалось
легче, чем слепого и вдобавок вдрызг пьяного соглядатая. Перед
фильтрами Шейд просто менял адрес получателя на zhopa@several.net -
всего и делов-то. После фильтрации - делал все как прежде, благо
запаролено было только тело сообщения, а клуджи пополнялись по пути,
как им и полагалось.

Самое неприятное произошло уже перед самой почтовкой several.net'а.
Там стояла просто тупая ломалка всей входящей почты. Но Шейд и тут не
оплошал: моментально создал себе почтовый ящик, приаттачил гигантский
анимированный файл, а сообщение для Тири разобрал чуть ли не побайтно
и всунул в звуковой поток в качестве обычного шума. Как выяснилось,
он даже слегка перестарался с защитой, потому что у файлов размером
больше двух гигабайт ломалка просматривала только первые шесть
процентов массива.

В общем, вскоре сообщение мирно улеглось в почтовый ящик Тири, а Шейд
на всякий случай решил посторожить.

Удобно было находиться везде и нигде одновременно.

Еще два часа он читал конференции, посмотрел четыре фильма, которые
раньше не видел, поболтал с каким-то живым шведом (ну и тормозят же
живые в сети...), одновременно контролируя доступ к почтовому ящику
на several.net'е.

А потом Тири забрала почту; конечно, пришлось ей слегка помочь. В
реале общаясь с девушкой Шейд неизменно комплексовал бы и терялся. Но
теперь он был королем и властелином.

И это было прекрасно.

Удостоверившись, что сообщение благополучно получено, Шейд вычистил
почтовый ящик, чтоб ни следа не осталось и почувствовал ни с чем не
сравнимое удовлетворение.

Что-то подсказывало ему: это письмо доставит много неприятностей
Камиллу.

!TASK 07
[OWNER: Kamill advanced]

"Кого же послать? - подумал Камилл. - Все в разгонах..."

Он уже чувствовал некоторые перемены в себе. Например, совершенно
нетрудно было уделять внимание сразу двум делам: сборке мозаичной
программы и размышлениям о превентивной мере.

Вообще-то он опережал Трушина. Причем, опережал серьезно. Еще часов
пять-шесть - и отсечение захваченных мозаикой Трушина сегментов
впадет в необратимую фазу. Оно уже и сейчас практически необратимо,
но... Невозможность управлять ресурсами всей сети раздражала. Чтоб
вычленить местонахождение базового модуля Трушина пришлось серьезно
напрячься.

Но Камилл место все-таки отыскал. Стандартная волоконная линия в
многоэтажном доме на Преображенке. Квартира, наверняка съемная. В
принципе, сей факт можно было легко установить, прошерстив нужные
базы. Но зачем? Съемная, несъемная... Главное - Камилл установил:
именно к этой волоконке подключен терминал, с которого запустилась
его собственная программа, переписанная под личность Энди.

Все-таки Трушин оказался достойным соперником. Быстро хватал суть и
изобретательно вредил. Может быть, не стоило оставлять его личность в
сети? Но с кем тогда бороться на пути к желанной цели? И принесет ли
такой путь радость?

Решение оставить личность Трушина в сети было спонтанным и
необъяснимым. Однажды подчинившись ему Камилл потом уже не мог
повлиять на результат. Впрочем, эхо личности Трушина после сжигания
через мнемоюсты все равно осталось. Камилл просто не стал возиться и
затирать разрозненные обрывки данных до их самоорганизации и
объединения.

Все-таки человеческая личность - очень устойчивая структура.
Помнится, Камилл был поражен, когда обнаружил в сети эхо Бериленко,
первого сожженного через мнемоюсты недруга. Но потом удивляться
перестал: когда сеть входит в тебя и остается в тебе логично
предположить, что ты тоже входишь в сеть и остаешься там, даже если
твое тело увозит безучастная к чужой смерти труповозка.

В общем, тех, кого Камилл хотел убить на самом деле, приходилось
потом отдельно вытирать из сети. Если, конечно, они умирали во время
доступа, а не гибли от пуль камилловых подручных где-нибудь на
грязных улицах.

"Кого же послать? Давыдова? Но он туп, как перекормленный селезень,
хотя и исполнителен. Жаль, Исмагил загремел раньше времени - этот бы
точно не напортачил."

Наконец Камилл принял решение.

- Давыдов! - позвал он.

Находиться одновременно и в сети, и вне ее было непривычно. Однако
тот факт, что для контроля приходилось прилагать все меньше и меньше
волевых усилий, очень обнадеживал. А уж потом, после процедуры
перезагрузки основных серверов сети...

Шкафообразный боевик плавно втек в кабинет. Ни дать, ни взять -
балерина. Умел этот амбал грамотно двигаться, не отнимешь.

- Да, босс?

- Улица Буженинова, - сообщил Камилл. - Знаешь где?

- Знаю, босс.

- Бери своего дружка и валяй.

Камилл шепотом добавил номер дома и квартиры.

- Того, кто там обнаружится, можешь придушить. А можешь и просто
выключить, как знаешь. Главная цель - работающий там терминал. Вот
такой, как у меня.

Давыдов послушно скосил глаза на клавиатуру, на сероватую риску
видеотрека, на голокуб, содержащий в себе малопонятные буковки и
циферки. Буковки и циферки складывались в ровненькие строки, но это
не делало их ни на йоту понятнее.

- Терминал нужно испортить. Сломать, раздавить, прострелить, как
хочешь. Если терминалов окажется два, три, больше - испортить все.
Понял?

- Понял, босс.

- И обязательно отсоедини их все от сети - вот, видишь, из клавиатуры
тянется шнур? Выдерни все шнуры, из всех клавиатур, это главное.

- Понял, босс.

- Вперед.

Давыдов просочился за дверь, скомандовал приятелю, которого взяли на
работу совсем недавно по Давыдова же рекомендации, и отбыл. На диване
перед бронированной дверью непривычно пустого офиса осталось всего
двое охранников. Впрочем, основное сейчас все равно происходило в
сети.

Именно туда перенеслась невидимая и неощутимая из реала битва. Битва
двух сущностей, одной из которых предстояло вобрать в себя всю
необъятную сеть и впоследствии повелевать ею.

Камилл ни секунды не сомневался, что победит.

На жуткий грохот в вестибюле он сначала не обратил особого внимания,
хотя явственно услышал его.

"Небось, ребята кого-то окучивают," - подумал Камилл, но тут под его
начало встал очередной сегмент - полтора десятка серверов, сотни
доменов, несколько роутеров и маршрутизаторов. Перекраивая сетевой
траффик на подходящий для безмолвного поединка лад, Камилл отвлекся от
непонятного шума.

!TASK 01
[OWNER: Zlyden&Zhmur]

Теперь основным их занятием стало ожидание. Пока Камилл и Энди в
сетях боролись за сферы влияния, Жмуру и Злыдню ничего не оставалось,
как забыть о терминалах, пить пиво и плевать в потолок.

На ожидание они глядели совершенно по-разному. Жмур полагал, что "нет
хуже ждать да догонять", Злыдень же пребывал в стойком убеждении, что
"ждать - не лес валить". Резонно поинтересовавшись - где это Злыдню
доводилось валить лес (не в Еланце же?), Жмур получил весомый, как
двухпудовая гиря, ответ: дескать, это все генетическая память
нынешнего, московского тела, а Злыдню просто понравилась емкая и
исчерпывающая формулировка.

Они уже собирались выползти в магазин и пополнить запасы пива, но
вдруг позвонила Тири. Причем, звонила она через самодельный скрэмблер
и прежде чем ответивший Злыдень понял хоть слово пришлось на соплях
прикручивать к телефонному разъему плоскую коробочку декодировщика.

- Злыдень?

- Да.

- Наконец-то. У нас мало времени. Надо повоевать в реале.

- Конкретнее?

- Нужно разнести контору Камилла.

Предложение было более чем неожиданным и запредельно смелым.

- Ты с ума сошла!!!

- Отнюдь. Камилл собрал больше копий своей чертовой программы. Он
постепенно отсекает сегмент, где обосновался Энди, от сетей и давит
сервак за серваком. Часов пять - и считайте, что мы проиграли.

- А что даст наезд на контору Камилла?

- Как что? С одного из терминалов в его конторе запущен базовый
модуль программы-сборщика. Самый-самый первый. Если уничтожить этот
терминал вся конструкция рассыплется, как карточный домик. Камиллу
придется начать все сначала, но к этому моменту Энди успеет набрать
достаточно силы, чтоб гарантированно противостоять чему угодно.

Злыдень сразу проникся.

- Где встречаемся? - деловито поинтересовался он.

- На Олимпик-плаза. У МакДональдса. Через полчаса.

- Жди.

- Черт! - пробормотал он. - Это уже никакой не контрол, друже, и даже
не альт! Это полный, мать его, дел, всего, что мы раньше умели!

- Не понял, - приподнял бровь Жмур.

- Бери свою скрипку. Логово Камилла брать будем, - пояснил Злыдень и
требовательно протянул руку.

Сегодня он, раз уж пошел полный del, он хотел стрелять на равных со
Жмуром.

Через полчаса они исправно торчали в указанном месте. Жмур с
отвращением вертел головой - с одной стороны сиял стеклом и рекламой
торговый дом, с другой - неистребимый, как тараканы, МакДоналдс. Все
надписи в поле зрения были выполнены почему-то латиницей и настырно
лезли в глаза, роняя на асфальт причудливые голографические тени.

- И это они называют Россией... - фыркнул Жмур, любовно поглаживая
чехол от скрипки.

- Ты что, новостей обсмотрелся? - протянул Злыдень лениво. - Какая
тебе-то разница?

- Да никакой, в общем-то. Считай это тоже генетической памятью
московского тела. У местных обида за Россию сидит именно в генах. Но
это почему-то не мешает распродавать ее за грошик направо и налево вот
этим вот сытым уродам-америкосам.

- Можно подумать, Россия голодает, - насмешливо прокомментировал
Злыдень.

- Не голодает. Но жрет почему-то их поганые биг-маки и гамбургеры.

- А ты их что, пробовал? - удивился Злыдень. - По-моему, ими только
бомжи питаются. И, насколько мне не изменяет память, ты меня вечно
таскал в "Елки-палки", а не в МакДоналдс.

- Русское, потому и таскал. Еще скажи что тебе не понравилось -
особенно телега. Да и мы с тобой говорим именно по-русски, хоть в
сетях и инглиша их поганого хоть отбавляй! - веско заявил Жмур и в
тот же момент увидел Тири.

Она была одета в длинный серый плащ, серые брюки и туристские ботинки
на толстенной подошве. Поллица скрывали зеркальные очки в форме
звездочек. В руке Тири держала объемистую сумку с алой светящейся
надписью "Matrix Again". За спиной ее высилась округлая громада
"Чашки".

- Где-то я уже это видел, - пробормотал Злыдень негромко.

- Угу, - буркнул Жмур. - Генетической, небось, памятью...

- Стволы при себе? - холодно поинтересовалась Тири.

Теперь она ничем не напоминала испуганную девушку, которую брали в
подворотне Баевского дома. Наверное личность Тири привнесла много
нового в объединенную сущность - спокойствие, решительность,
готовность к драке и выстрелам.

Злыдень подумал, что движет ею вовсе не любовь к Аурелу, как казалось
ранее. Ею движет ненависть к Камиллу. А что может быть приятнее чем
разнести в клочья цитадель недруга?

Только сомкнуть ладони на его горле.

- При себе, - ответил Жмур и погладил скрипичный футляр. - На всех
хватит.

- У меня свой, - сказала Тири. - Пошли.

Быстрым шагом они пересекли площадь, отделились от толпы, текущей к
"Чашке" и в церковь по соседству, свернули на боковую улочку. Тут
было почти безлюдно, только редкие автомобили проносились мимо,
срезая углы перед выездом на проспект Газизова.

Фасад шестиэтажного здания кутался в сетчатую завесу, под которой
явственно угадывались строительные леса. Ремонт явно был затеян
давным-давно и окончания ему не предвиделось в принципе, поскольку
ремонт вообще невозможно закончить, его можно только прекратить.
Парадная дверь была распахнута настежь; холл также носил бесспорные
следы затянувшегося ремонта. Только у дальней стены на диванчике
пристроились две кубические личности, не распознать в которых
охранников мог только слабоумный.

- Какая позиция! - пробормотала Тири и уронила сумку на асфальт.

А потом извлекла из нее короткую трубу ракетомета.

- Control-shift!!! - выругался Жмур, выпучивая глаза. - Где ты ЭТО
откопала?

- Дебаггером из DOOM'а выдрала, - весело огрызнулась Тири и
прицелилась.

Охранники успели только шарахнуться в стороны от дивана. Впрочем,
вряд ли это им сильно помогло.

Ракета с шипением скользнула в холл и обратилась в огненно-дымную
вспышку. Земля под ногами болезненно дрогнула.

- А разве в двенадцатом думе есть ракетометы? - усомнился Злыдень,
отворачиваясь от Жмура, на которого перед этим выразительно глядел.

- Этот из девятого, - сообщила Тири беспечно. - Пошли пока они там не
очухались.

Из сумки она вынула короткоствольный автомат "Shwartohtz" и с хрустом
приладила на место обойму. Еще две она сунула в карманы плаща. Жмур
молча раскрыл футляр и достал два пистолета. Один он протянул Злыдню.

Злыдень с удовольствием отметил, что прекрасно знает где находится
предохранитель, невзирая на полную неосведомленность относительно
марки пистолета.

Взрыв не слишком ухудшил внешний вид холла. Зато рядом с
бронированной дверью и обрушившимися лесами теперь зиял приличных
размеров пролом в стене. В пролом текучими струями вползал едкий
сероватый дым; явственно слышалось, как вблизи кто-то тоненьким
голосом стонет.

Тири нырнула в пролом и сразу свернула налево. Она явно знала куда
идти.

На входе в серверную она коротко съездила по зубам долговязму типу в
белом халате. Звук получился противный - рукоять автомата, понятно,
оказалась куда крепче зубов.

В серверной Тири принялась беспорядочно палить по работающим
терминалам и системникам. Звон и снопы искр заполонили все вокруг.
Голокубы гасли один за другим.

Злыдень хмыкнул и вместо стрельбы отошел к распределительному щитку.
Содрал пломбу, потянул на себя тяжелую дверцу, хмыкнул вторично и по
очереди перещелкнул все четыре пакетника из положения {|} в положение
{О}. А потом разнес каждый из них выстрелами чуть не в упор.
Брызнула горячая пластмассовая крошка, проскочила могучая
зелено-фиолетовая искра, противно запахло паленым.

Жмур, удачно подыграв Злыдню, своротил на пол четыре аварийных UPS'а,
предварительно выдернув из них все шнуры и тоже не поскупившись на
пули.

Когда улеглось гулкое эхо, стало темно и тихо, даже Тири прекратила
палить из автомата. Не то патроны у нее закончились, не то поняла -
палить больше незачем.

А секундой позже в соседнем помещении кто-то закричал - гневно и
яростно.

- О! - поднял руку Жмур. - Кажется, получилось.

- Уходим, - Тири схватила его за ладонь. - Это Камилл!

"Если орет, значит его выкинуло из сети, - догадался Злыдень. - А раз
выкинуло, мы ему обломали весь процесс."

Если так - не грех было и взять ноги в руки.

По ним стреляли напоследок - уже когда Тири и Жмур миновали пролом и
пересекали холл. Злыдень невольно ускорился и наугад пальнул назад.

"Крепко же ты в сети завяз, если на взрыв не отреагировал, - думал
Злыдень с необъяснимым подъемом. - Эх, веселуха пошла!"

Странное это было чувство - с одной стороны Злыдень прекрасно
сознавал, что в любой момент может погибнуть. С другой - именно это
чувство щекотало нервы и наполняло азартом. Адреналин неистово бурлил
в крови. Сходное возбуждение Злыдень испытывал, когда завершал
какой-нибудь долгий и тщательно исполняемый лом. Но все-таки нынешнее
чувство казалось острее, гораздо острее и выпуклее, чем радость от
удачного лома. Наверное потому, что у терминала Злыдень всегда знал,
что ему грозит максимум вывалиться из сети. А здесь на кону стояла
жизнь - единственная и неповторимая. Ведь никто не гарантирует
возврат домой, за барьер, если Злыдня пристрелят в Москве. И тот
факт, что за барьером остался похожий, но все же не вполне идентичный
Злыдень, ничего, в сущности не менял. В общем, полный и
безоговорочный del.

На улице пришлось прятать оружие в карман - не бегать же с
пистолетами в руках по Москве? Они промчались по улочке, свернули за
угол, обогнули мечеть и затерялись в толпе, направляющейся к "Чашке".

Единственное, что смущало Злыдня - кажущаяся легкость, с которой они
провернули это рискованное дельце. Осталось добраться до терминала,
вызвать Энди и удостовериться, что ему сильно полегчало после их
акции в конторе Камилла.

Мысль о том, что Камилл может предпринять в отношении Энди
аналогичную акцию пришла к Злыдню лишь спустя четверть часа.

!TASK 09
[OWNER: RusTex]

РусТеха в реале звали Михаил Коркин, но мало кто это знал. Он
действительно фанатично любил джинсовую одежду. И имелся у него еще
один бзик: РусТех никогда не жаловал бездисковые терминалы. Разве
только в справочных службах - если РусТех работал, всегда пользовался
полновесным компьютером, с локальным диском и полной периферией.
Поэтому клавиатура у него была не совсем обычная - видеотрек она
имела, но терминалом не являлась, а стало быть подключалась не
непосредственно к волоконной линии сети, а сначала к системному
блоку.

РусТех засел в снятой квартире на Преображенской площади и который
час вручную помогал Энди. Именно с его компьютера, с его диска, что
прятался в недрах системного блока размером со стандартную книгу,
была запущена базовая программа Энди Трушина, призванная сделать
призрака сети властелином сети. Сначала московской, а там и
глобальной сети этого мира.

Мерцал голокуб над клавиатурой, тасовал строки. Мерцал глазок доступа
к локальному диску на системном блоке, сигнализировал, что данные
тоже тасуются, считываются, изменяются. Системный блок прятался в
щели между стеной и столом. РусТех даже не заметил, что в ту же щель
поверх системного блока провалилась картонная упаковочная коробка,
одна из нескольких, громоздящихся на краешке стола.

На базовый модуль уже дважды нападали некие настырные личности.
Просто отсечь модуль от сети РусТех не мог - доступ был необходим для
работы. И присвоить данным флаг read-only он тоже не мог, потому что
программа постоянно изменяла часть себя, эвристический массив,
который управлял многочисленными размещенными в сети копиями. В
общем, приходилось отбиваться вручную, потому что зная Камилла лезть
в сеть посредством мнемоюстов РусТех не решался. Но он неплохо
справлялся и так.

Четверть часа назад РусТех заказал пиццу; кофе он приготовил загодя,
потому что не любил горячего питья. Объемистая кружка (кофе РусТех
предпочитал слабый, но много), исходя парком, пристроилась на
подоконнике у приоткрытого окна. С пузатого борта кружки щурился
крот, полувыползший из норы. Ниже виднелась надпись: "See no evil".

Одновременно с обороной РусТех следил и за базовым модулем Камилла -
по крайней мере, пытался.

Картина, увы, складывалась малообнадеживающая: Камилл успел раскинуть
щупальца заметно шире, чем Энди и отщелкивал под себя сегмент за
сегментом. Это походило на поединок двух силачей на столе для
армрестлинга - один из силачей неумолимо придавливал руку второго к
столешнице, невзирая на отчаянное сопротивление.

"Не успеваем," - с досадой подумал РусТех и прикинул - что еще можно
сделать?

В голову ничего не лезло. Как назло. Слишком уж новой была область,
в которую они под предводительством Энди на этот раз вляпались.
РусТеху просто не хватало опыта и знаний, и это очень раздражало. Он
привык к другому - если под руками клавиатура и доступ в сеть -
невозможного не существует.

Дилинькнул дверной звонок. РусТех немного оживился - есть хотелось
уже давно. А на сытый желудок может и какая-нибудь шальная идея на ум
придет.

Отследить базовый модуль из сети было не так-то просто - на прикрытии
сидели Бай, Чен и Аурел с Тири. Поэтому РусТех особенно не волновался
по поводу визитеров - за столько времени не отследили, и сейчас не
отследят.

Откуда ему было знать, что Аурел в данный момент бредет по
Измайловскому Валу в сторону Преображенки, направляясь как раз к
РусТеху, а Тири, не видевшая Аурела со вчерашнего дня, недавно
получила письмо от Ностромо и в компании Жмура и Злыдня приближается
к конторе Камилла?

Бормоча "Пицца-шмицца..." РусТех бросил последний взгляд в голокуб и
пошел открывать.

Взгляд оказался действительно последним.

Вместо рассыльного перед дверью оказались два мордоворота в черных
костюмах и при галстуках. РусТех успел только широко распахнуть глаза
- передний мордоворот неожиданно ловко саданул ногой по двери. РусТех
ощутил сильнейший удар в висок и бревном рухнул в коридор.

Давыдов с напарником спокойно и без ненужной суеты вошли в квартиру и
даже дверь за собой затворили.

Первым делом они убедились, что в квартире более никого нет, кроме
полумертвого умника в джинсе. Напарник склонился над ним и добавил с
правой в голову. Это было, пожалуй, уже излишним - РусТех и так
валялся, закатив глаза, и в сознание придти ему было уже не суждено.

Давыдов насмешливо покосился на небольшой, похожий на игрушку
автоматик MTAR-21, прикорнувший на тумбе в прихожей.

- Деляга, тля, - пробормотал он. - Даже не спросил: "Кто там?"

Напарник дернул щекой и презрительно процедил:

- Очкарики - они все малохольные.

Тот факт, что РусТех сроду не носил очков да и сложения в Москве был
довольно спортивного, мордоворотов Камилла ничуть не смутил.
Компьютерщик - значит, очкарик.

- Ладно, работаем, - закруглился Давыдов и вторично вошел в комнату.

Обстановка тут была убогонькая: ни телекуба, ни мебели толком.
Древняя продавленная софа, ужасающего вида секретер и новенький
компьютерный столик в углу. На столике покоилась обещанная боссом
клавиатура, а над ней цвел голокуб, в теле которого бежали все те же
буковки-циферки. Единственное, что знал об этом Давыдов - эта хрень
зовется терминалом и что-то там делает нехорошее в сети.

Клавиатура, вопреки опасениям босса, была всего одна.

Как и учили, Давыдов первым делом взял клавиатуру в руки и выдернул
убегающий куда-то за стол шнур. Шнур послушно выщелкнулся из разъема.
Вторым движением Давыдов сломал клавиатуру о колено. Голокуб,
естественно, тут же погас.

- Вот так! - победно заявил Давыдов, швыряя обломки на пол.

Переглянувшись, подручные Камилла прошли к выходу; напарник Давыдова
на всякий случай еще разок пнул лежащего РусТеха ботинком и снова
презрительно фыркнул.

Дверь они аккуратно прикрыли - не искать же ключ и не запирать?

Между столом и стеной, удачно прикрытый картонной коробкой, продолжал
помигивать глазком доступа к диску системный блок. Для работы ему не
требовался ни голокуб, ни клавиатура - процесс-то был уже запущен. И
шнур волоконной линии по-прежнему соединял разъем в стене и системный
блок. А поскольку буквально через десять минут после визита
мордоворотов в квартиру РусТеха на Преображенке состоялся визит Тири,
Злыдня и Жмура в офис Камилла - атаковать безнадзорный базовый модуль
стало особенно некому, даже со скидкой на отсутствие прикрытия со
стороны Аурела и Тири (Бай и Чен свои задачи выполняли без помех).

А когда Давыдов с напарником вернулись в осчастливленный ракетой офис
и доложили об успешном выполнении задания, Камилл и вовсе успокоился.
Он мрачно окинул взглядом дыру в вестибюль и велел включать питание.
Любой процесс, не доведенный до конца, можно запустить по второму
разу. Особенно если своевременно позаботиться о конкурентах.

Энди Трушин в это время спокойно хозяйничал в сети - ему было чем
заняться в ближайшие часа три, но Камилл об этом, увы, не подозревал.

:TASKMGR REPORT

~#CONDITION: MULTITASK
~#MODE: END TASK 09
@comment: COMPLETED SUCCESSFULLY

!TASK 0F
[OWNER: Аурел Чогоряну (completed)]

К РусТеху он возвращался пешком.

С самого утра Аурел не ощущал в себе сил работать. Не хотелось ничего
- ни жить, ни бороться, ни думать. Ничего абсолютно. Перед глазами
все время вставала запертая дверь в комнату Тири. Дверь, которая
рассекла его жизнь на "до" и "после". Аурел безучастно сидел на кухне
и глядел в окно - глядел, а видел запертую дверь в комнату Тири.

РусТех на него не осерчал, хотя от помощи наверняка не отказался бы.
Впрочем, вчера Аурел снял комнату, здесь же, неподалеку. Развернул
там свой терминал и даже выслушал инструкции Энди на дальнейшее.

Часам к десяти РусТех прогнал его из кухни - велел пройтись по улицам,
проветриться и успокоиться. А потом падать за терминал и прикрывать
вместе с Баем и Ченом холд РусТеха, откуда была запущена базовая
программа.

И Аурел помалу отмяк, особенно когда шарахнул полстакана ледяной
водки. Мозг омыло пронзительной сверлящей волной; довольно быстро
пришла мысль: "А действительно, чего это я?"

Через сорок минут Аурел уже сидел за терминалом в свежеснятой
комнате, прикрывал РусТеха и все дальше отгонял желание набрать
заветный телефонный номер.

Но часа через два эйфория схлынула, а тоска вернулась. Через три
Аурел стал таким же мрачным, как и с утра. А к исходу четвертого часа
сами собой опустились руки.

Не работалось и жилось. Он, чернее тучи, отпихнул клавиатуру и пошел
к выходу.

На улице полегчало, но не очень. Серые тучи ползли над Москвой,
затеняя и без того не радужное настроение.

"Может, и правда пройтись?" - подумал Аурел и медленно побрел в
сторону Преображенки.

Он миновал Семеновскую площадь, а за Преображенским кладбищем свернул
налево, во дворы. Ходьба среди высотных (а Аурел считал высотными
даже старые пятиэтажки) домов несколько отвлекла его. Он то и дело
задирал голову; ползущие по небу тучи создавали иллюзию, что стены
домов вот-вот обрушатся на него и внутри все привычно замирало.

Но умом Аурел прекрасно сознавал, что это иной мир и у высоты здесь
совсем иные свойства. И что домам в Москве не положено падать даже
если в них отсутствует гравикомпенсатор.

К подъезду РусТеха он подошел в более-менее цельном состоянии,
справившись с упрямой тоской и настырной болью.

Поднялся. И замер перед неплотно затворенной дверью. Предчувствие
близкой беды вдруг захлестнуло его, захлестнуло, словно весенний
паводок прибрежные городишки.

Аурел толкнул дверь, как и ожидалось незапертую, и ворвался в
квартиру.

РусТех, разбросав руки, лежал в конце коридора, на спине. Он не дышал,
причем уже давно. Посреди комнаты валялась переломленная пополам
клавиатура.

Как ни странно, в эти минуты Аурел совершенно не думал об опасности.

Он нашарил в кармане мобильник и, лихорадочно тыча пальцем в
кнопочки, набрал номер Злыдня.

- Алло! РусТеха убили, - сообщил он без излишних вступлений. - Не
через сеть.

Злыдень, доселе пребывавший в приподнятом настроении сразу же сник.

- Убирайся оттуда, - посоветовал Злыдень. - И поживее!!!

- Хорошо, - сразу согласился Аурел.

Почему-то он сейчас остро нуждался в том, чтобы им руководили.

В последний раз оглядев роковой приют РусТеха, Аурел точно так же как
до него Давыдов аккуратно затворил дверь и запрыгал через ступеньку
вниз по лестнице. Куда направиться - он еще не решил. Подумал только,
что нужно будет отрываться от возможной слежки.

И от этих мыслей снова отступила горькая, как полынь, тоска.

!TASK 03
[OWNER: Дмитрий Байкалов]

Шальные атаки на холд РусТеха прекратились днем, часов около четырех.
Бай перевел дух и даже успел наскоро утолить лютый и внезапный голод.

Все-таки отвык он от своего тела, даже есть автоматически стал
меньше.

Именно в этот момент Бай задумался о возвращении в плоский мир
перегона, мир, где он впервые почувствовал себя свободным. Принимая
решение остаться там Бай не задумывался - доведется вернуться или
нет? И если доведется - надолго ли?

Он сравнивал прежнюю московскую жизнь с последними несколькими днями
и находил эти жизни абсолютно разными. Москва не сделала его рабом
распорядка, как раньше. Так, значит, дело не в мире? Значит свобода
заключается в нем самом, в умении и решимости поступать так, как
просит та часть его естества, что желает быть свободной?

Жуя наспех сооруженный бутерброд и запивая чаем Бай искал пути
разрешения множества всплывших из потаенных глубин сознания проблем.
Пытался справиться с лавиной вопросов и отыскать ответы на них.

Возвращаться если они победят Камилла? А если проиграют?

Он не успел решить. Терминал сыграл простенькую мелодию,
сигнализируя о пришедшей почте. С кружкой в руке Бай поспешил в
комнату.

Привычно умостившись в стареньком кресле, он вызвал почтовку.

:STATUS [Private mail]
:FROM [K0W OF B0RG]
:TO [Dmitry Baikalov]
:SUBJECT [Поговорить надо]

[Hi, Dmitry Baikalov!

- -WE R K0W OF B0RG. R3SISTANCE IS FUTiLE. MOO.
- (__)
- /oo\################
- \ /################\ !! mcquack.hemmet.chalmers.se !!
- \/ ################ |
- ################ |
- ################ ^
- | | | |
- ^ ^ ^ ^
-
Subj. J0iN me.

Rest beggars, K0W OF B0RG.]

Баю был прекрасно знаком этот сетевой зверь. Звали его КАРОВА -
именно так, через "А", поскольку по-английски он тоже назывался
нарочито неграмотно. КАРОВА служила в сети эмблемой одного из
шведских чат-серверов.

- Джойн, говоришь, ю... - пробормотал Бай, секунду поколебался и
запустил кубик чат-клиента. Затем выбрал в длинном списке нужный
чат-сервер и кликнул на розовенькой кнопочке с буквой {J} на лицевой
стороне.

В кубике поползли строки служебного приглашения, в том числе хорошо
знакомая, намалеванная псевдографикой КАРОВА. Едва процедура
подключения завершилась, перед служебным кубиком открылся еще один,
кубик direct connect chat'а.

[Привет. Это Энди. Как дела?]

[Нормально. Устал только] - отстучал Бай.

[Все. Мы сдюжили. Базовый модуль камилловской программы только что
лег. Теперь в сети я хозяин. Осваиваюсь.]

[А дальше-то что?] - поинтересовался Бай.

Он вдруг поймал себя на мысли, что действительно слабо представляет -
что дальше? Пока имелась поставленная Трушиным цель Бай не знал
сомнений. А когда неожиданно свалилась на голову та самая желанная
свобода Бай с легким замешательством сообразил: он не знает как ею
распорядиться.

[Я разберусь тут и найду вас] - пообещал Энди.

[Ладно] - согласился Бай. - [А когда?]

[Скоро. Теперь - скоро.]

"Наверное, он всех сейчас предупреждает, чтоб не суетились попусту, -
подумал Бай с твердой уверенностью. - Помнит генерал о своей
гвардии..."

Еще Бай вспомнил о начале этой странной затеи, отстоящем от "сейчас"
на какие-то жалкие несколько дней, и поразился: ему казалось, что
прошли по крайней мере годы. Энди выполнил данные обещания. Бай и
Аурел воссоединились со своими недостающими частичками. Правда,
Аурелу еще предстоит вернуться в родной мир. А Баю... Уйти из Москвы
- значит снова потерять часть себя, потому что копирование личности
через гейт всегда что-нибудь искажает. Так стоит ли терять себя в
очередной раз?

"Подожду, - решил Бай. - Что остается? Как раз футбол начинается - я
так хотел посмотреть!"

В финале европейской Лиги Чемпионов встречались заклятые соперники -
московский "ЦСКА" и киевское "Динамо". Такие матчи не бывают
скучными по определению.

Отцепившись от чат-сервера, обиталища КАРОВЫ, Бай вызвал спортивный
телеканал. Перед тем, как в голокубе возникло изображение стадиона,
Баю показалось, что на переднем плане на какую-то долю секунды
возникло знакомое бородатое лицо. Возникло, подмигнуло Баю и исчезло.

Или это только показалось?

!TASK 01
[OWNER: Zlyden&Zhmur]

После стрельбы пиво ложилось на душу особенно в кайф.

Первоначальное возбуждение схлынуло, адреналин потихонечку
рассосался, осталось только щемящее чувство несостоявшейся опасности
и радость от того, что погоня за ними так и не началась. Хотя когда
они уходили от офиса Камилла завывание милицейских сирен рвало на
части московский день.

С властями проблем не возникло, по крайней мере пока. Энди дал знать,
что операция прошла успешно, а значит вскорости Жмуру и Злыдню
предстояло нахлобучить на головы мнемоколпаки и благополучно отбыть в
родной мир, где московской милиции их нипочем не достать.

Ну как тут не выпить пива?

С Тири они расстались в метро. Куда ракетометчица направилась - они
не спрашивали. Не хотелось спрашивать, оба чувствовали, что у нее
проблемы с Аурелом. Недаром ведь тот даже выпал из обоймы на какое-то
время.

В сеть они не совались, сняли только почту и вывалились в оффлайн. В
почте обнаружилось единственное сообщение от Энди, что оба сочли
хорошим знаком. Правда, на седьмой бутылке Жмур выразил желание
поглядеть местные новости.

Злыдень не возражал; вскоре в голокубе сгустилось изображение диктора
и зазвучал бодрый деловитый голос, какие бывают только у телеведущих.

Сначала гнали какую-то пургу о военных действиях в Пакистане, потом
прошел сюжет о южноамериканских наркобаронах, ищущих новые рынки
сбыта по всему земному шарику, вплоть до Антарктиды.

А после наркобаронов пошли московские новости.

- Сегодня, - вещал диктор, доверительно глядя в камеру, - трое
неизвестных совершили дерзкий налет на офис одной из московских фирм.
Террористы выпустили по фасаду ракету, затем ворвались в помещение и
расстреляли из автоматического оружия работающую аппаратуру. По
иронии судьбы никто из сотрудников не пострадал, если не считать
контузии обоих охранников. Пока ответственность за совершенный
террористический акт на себя не взяла ни одна из многочисленных
организаций. По данным органов эм-вэ-дэ нападавших было четверо,
предположительно - двое иракцев, араб и выходец с востока, скорее
всего китаец. Всем четверым удалось скрыться с места преступления. В
данный момент сотрудники милиции проводят работу по розыску
террористов. В интересах следствия информация относительно личностей
подозреваемых не разглашается. Стражи порядка заверяют, что
террористы будут задержаны в течение двадцати четырех часов.

- Ну и ну... - опешил Жмур, когда диктор угомонился и пошел сюжет о
выставке индейской культуры в зоопарке. - Четверо! Интересно, кто из
нас араб - ты, я или Тири? И кто китаец? А, Злыдище?

- Фигня какая-то, - озадаченно промолвил Злыдень. - Деза. Явная деза.

В тот же миг голокуб распался надвое. Большая часть продолжала
транслировать новости, а в малой возникло изображение Энди Трушина в
неизменном полосатом халате.

- А вы что хотели, чтоб я вас сдал властям? - проворчал он. - Ну,
подпатчил я новости слегка, что тут такого? Хозяин я в сети или нет,
в конце-то концов?

У Жмура и Злыдня не хватило слов. Слишком уж все было неожиданно.
Поэтому Энди ответил сам себе:

- Впрочем, нет, не хозяин. Я теперь и есть сеть. Будут нужны
какие-нибудь новости - заказывайте...

Молчание еще долго висело в комнате, хотя Энди Трушин давно пропал из
виду и новости снова заняли весь объем голокуба.

- Надо привыкать, - выдавил, наконец, Жмур. - Он ведь теперь везде.
Он - сеть, понимаешь ли...

- Надо, - согласился Злыдень. - Плесни-ка мне пивка, друже... А то в
горле пересохло.

- Это от переживаний, - вздохнул Жмур и потянулся к холодильнику.

!TASK 0F
[OWNER: Аурел Чогоряну (completed)]

Адрес еще одной подпольной пересылки Энди назвал следующим утром.
Аурел почистил следы пребывания в местной сети, бросил терминал в
квартире и налегке отправился в путь.

В одиночку.

Он знал, что в груди долго еще будет болеть. И что не раз еще,
вспомнив среди ночи Тири, предстоит кусать подушку и бессильно
колотить по постели кулаками. Но головой понимал: все, что началось
так бурно, не может длиться долго. И если была история любви
неизбежна и история разлуки.

Слов не хватало, приходилось мыслить образами.

Аурел дважды чуть не угодил под машину прежде чем сумел поймать такси
и назвать только что полученный адрес.

Дорогу он запомнил плохо. Сейчас хотелось поскорее нахлобучить
колпак, очнуться в своем мире, сесть на родимый ай-би-эм и рвануть по
перегону так, чтобы ветром вышибало из седла, чтобы даль впереди и
даль позади слились воедино и чтобы сердце в который раз застучало в
унисон с мотоциклетным мотором.

Он знал: он сможет. Сможет найти забвение в скорости. Потому что
больше забвение было негде искать.

Аурел приехал последним. Все уже были здесь - Жмур со Злыднем, Чен,
Бай, Тири. Только РусТеха не было.

На Тири Аурел старался не глядеть. Она на него - тоже.

Пузатый техник, человек Энди Трушина, готовил аппаратуру. Подвал если
и отличался от разгромленного на Рязанке, то не слишком.

- Ну, что? - ободряя, хлопнул Аурела по плечу чернявый Жмур. - Домой?
В привычное тело?

- Знаете, - сказал вдруг Бай. - А я останусь. Я вас просто проводить
пришел...

Все посмотрели на него - с разными чувствами.

Энди Трушин тоже был здесь - в виде лица во весь голокуб.
Подключенный к терминалу видеодатчик позволял Энди видеть все, что
происходит.

- Как знаешь, - сказал он Байкалову через маленькие черные колоночки.
- Тем более, что у тебя уже и билет в Питер взят, и один телефончик с
холда в мобильник перегнан...

Байкалов не ответил. Энди не ошибался и не сочинял. Все правда, и
насчет билета, и насчет телефончика.

- Слушай, Энди, - поинтересовался вдруг Злыдень. - А каково это -
быть сетью? А?

Энди усмехнулся.

- Вряд ли ты поймешь. Но это очень здорово, поверь. А будет еще
круче.

- Это как?

- Я подготовил сеть к перезагрузке, поменял кое-что в общей
идеологии, добавил настроек. Минут через десять все терминалы и
серверы в мире лягут и запустятся снова. Когда сеть оживет снова,
она станет немного иной. И я немного иным. Не останется сущности Энди
Трушина в сети. Я... Эх, слов не хватает. Наверное, это больше, чем
быть богом. Я буду знать все обо всем. О каждом байте перекачиваемой
информации, потому что я сам буду этой информацией.

Все молча внимали. Момент, когда сеть из бездушной информационной
паутины становилась искусственным интеллектом, разумным существом,
почему-то выглядел донельзя рутинным. Совершенно будничным. Ни
цветов, ни речей, ни ликующей толпы. А ведь определенно все стояли на
пороге новой сетевой эры.

- А что Камилл? - поинтересовался Жмур. - Он не сможет тебе насолить
как-нибудь?

- Не сможет, - заверил Энди. - После перезагрузки - точно не сможет.

- У меня все готово, - встрял в разговор техник.

- Ждите, - сказал Энди. - Перегружаюсь.

Аурел знал что произойдет сейчас. Терминал пискнет; голокуб заволочет
непроглядной тьмой, потом в нем побегут скупые строки загрузочной
информации. И так везде - сетевой люд изумленно будет глядеть в
голокубы, матрицы и на экраны, ведь команда на перезагрузку отдана
неизвестно кем. Кем - будут знать только собравшиеся в этом тесном
подвальчике на окраине Крылатского.

А потом терминалы, как положено, загрузятся и из дымчатой глубины
каждого голокуба на мир пристально взглянет Будущее.

:END GLOBAL PROCESS
:STOP

SHUTDOWN

(c) 1995-96, 2000-01.
Москва-Николаев-Москва.

Рейтинг книги
N/A
(0 Ratings)
  • 5 Star
  • 4 Star
  • 3 Star
  • 2 Star
  • 1 Star
Отзывы
Рейтинг:
Категория: