Карстовый провал

Читать
Отзывы

Страница - 1 из 1


Нет, я не в том смысле, что
любые спецслужбы спокон веку стремились к бесконтрольности; я имею в виду --
в нашем случае механизмов контроля над этой восхитительной организацией не
предусмотрено даже теоретически. Над Полицией мысли все-таки стояла
Внутренняя Партия, над НКВД -- лично товарищ Сталин; в нашем же случае
Администратор (сиречь президент) умирает так же, как и любой его подданный:
"Сон его был глубок, и смерть пришла естественно" -- какой уж тут
контроль... То есть -- реальной властью в этой стране является тайная
полиция, та самая, что ежедневно убивает по человеку, не утруждая себя
доказательствами... Ах, да, виноват! -- у них же есть "Кодекс Триглавца":
"Любые страдания, умышленно или без умысла причиненные невинному человеку,
подрывают основы Триглавца,
etc
(с.259)"; одним словом -- "Чистые руки,
горячее сердце..." Ну, ежели Кодекс, тады, знамо дело, все путем... да и
вообще -- лишь бы не было войны!
Краеугольный камень конструкции, созданной Дяченко -- "Мир Пещеры
честен. Мир Пещеры не знает чувства вины, а потому настоящее, подлинное
узнавание невозможно (с. 132)." "Танцуют все!" -- и пусть начальство в
Пещере является саагами, но рано или поздно и одряхлевшего саага тоже
загрызет стая наглых схрулей... И тут вдруг, где-то посередке книги,
выясняется, что помимо зверей по этому "заповеднику первозданных инстинктов"
бродят вооруженные егеря: эти-то сами ничем не рискуют, и лишь поддерживают
порядок (то есть убивают тех, кого положено). Кто же эти самые счастливцы,
избавленные от смерти в зубах хищников? Ну, натурально, сотрудники Триглавца
-- тоже мне бином Ньютона. Вот, пожалуй, именно на этом невольном парафразе
"Все звери равны, но некоторые равнее прочих" мир романа "Пещера" (и без
того нс слишком убедительно выстроенный) просто рассыпается на куски.
Попутно выясняется что "анонимность" в Пещере -- такой же точно миф,
как и "равенство пред смертью". Тритан "настоятельно рекомендуя" Ковичу
отказаться от задуманного спектакля как бы невзначай сообщает режиссеру, что
его сааг хранится в компьютере Триглавца под номером семь тысяч прим В одном
из ключевых эпизодов происходящих в Пещере егерь-Тритан охраняет от хищников
больную сарну -- свою пюоимую, Павлу. При этом как-то ускользает от внимания
тот факт что наш
chevalier sans peur el sans reproche в
данном случае
попросту использует свое служебное положение в личных целях; значит и такое
возможно? А отсюда следующий вопрос, вполне уже риторических достоинств:
ежели бы у них с Павлой родился ребенок -- позволил бы он, будучи егерем,
какому нибудь схрулю сожрать этого детеныша? А ведь дети, любимые и друзья
есть у всех сотрудников Триглавца. И не надо быть семи пядей во лбу чтобы
понять: идеалисты (или фанатики идеи), не желающие во время дежурств в
Пещеpe "порадеть родному человечку", естественным образом вымрут в первом же
поколении и Триглавец автоматом переродится в банальную мафию, спаянную
доступом к незаконным привилегиям.
Надо заметить что проверки не выдерживает и чисто внешний антураж мира
"Пещеры". Сочетание сотовых телефонов и компьютеров с саблями (огнестрельное
оружие пребывает там в зачаточном состоянии) вообще смотрится довольно дико
-- но при этом Тритан еще и осведомлен, что такое "вакуумная бомба". Откуда?
Ага -- существуют страны, где нет Пещеры, люди воюют, а военная техника
развивается обычным образом... И при этом страна, где полицейский при виде
убитого плачет навзрыд не стала жертвой завоевателей? -- не верю, так не
бывает А ежели даже те другие страны столь щепетильны (непонятно, правда,
зачем им тогда оружие массового уничтожения) -- рядом достоверно существуют
разбойничьи Горные княжества; эти-то куда смотрят?
[ ]
Кстати: а
иностранные подданные обязаны лазить в Пещеру? Ведь ежели чужой посол помрет
во сне -- это ж такой повод для войны, что лучше не выдумаешь; или
дипломатов в Пещере специально охраняют егеря? А ежели какая барышня выходит
замуж за "непещерного" иностранца и принимает его гражданство... -- да нет
это уж просто балаган.
Это -- что касается фантастической линии романа; с детективной линией
дело обстоит не лучше. Суть ее сводится к тому, что "непутевая Павла
Нимробец" -- тридцать три несчастья в дневной жизни -- взамен того немыслимо
везуча в Пещере, в ипостаси сарны Триглавец начинает изучать феномен
Павлиного везения (какова конечная цель этих исследований -- так и остается
неясным); этими сверхзасекреченными работами руководит сокоординатор
Познающей главы Тритан Тодин; по ходу исследований приключается любовь и
даже свадьба. Параллельно за девушкой начинают охотиться некие зловещие
"наследники Доброго Доктора", желающие выделить из тканей ее головного мозга
некий химический фактор, ответственный за везучесть в Пещере и потом
"юрговать готовым везением". Напуганный этими происками Триглавец принимает
решение ликвидировать Павлу (помните -- "Сознательное причинение страданий
невин ному человеку... "?), ибо означенный фактор явно угрожает взорвать

ststus quo
. Тритан посыпает на хрен служебный долг и присягу (или что у них
там), спасает любимую, а сам при этом гибнет от рук коллег.
Павлу (находящуюся под опекой Триглавца) трижды пытаются похитить.
Последнюю из этих попыток предотвращает лично Тритан. Красочное (на три
страницы) опнсание драки в ночном саду, по ходу которой сокоординатор
Познающен главы дает подчиненным команду "Не щадить!" и собственноручно
замачивает двоих нападающих в хирургических масках. Очень романтично! --
если забыть о том, что эта попытка по хищения уже третья по счету; козе
понятно, что в Конторе завелся предатель, причем где то на самом верху, и в
этой ситуации профессионал находящийся при исполнении служебных обязанностеи
обязан вывернуться наизнанку но брать этих ребят в хирургических масках
живыми. (Помнится сотнею страниц раньше Тритан -- в ту пору агент-нелегал в
одном из горных княжеств, лишенном благ Пещеры -- уже демонстрировал навыки
рукопашного боя: четверо разбойников собирались порешить его самого и
изнасиловать его двенадцатилетнюю спутницу -- ну и, ясное дело, огребли по
полной программе. Там он однако никого не убивал -- ограничился тем что
попереломал им вы ступающие части тела...) В предыдущий раз в руки Триглавца
тоже попал лишь труп: похититель по ходу дела неосмотрительно заснул -- и до
него "дотянулись через Пещеру". Местоположение же Павлы известно лишь
Познающей главе, в чьем распоряжении она находится, ибо Тритан весьма
предусмотрительно отодвинул от этих работ Охраняющую главу (контрразведку).
Отсюда совершенно очевидно, что человек из руководства Триглавца,
работающий на "наследников Доброго Доктора" -- не кто иной как сам
координатор Познающей павы: он снабжает врага информацией, а при провале
акций заботится о том, чтобы их участники не попадали в руки следствия
живыми. Точнее сказать -- это очевидно настолько, что в более или менее
приличном детективе наверняка оказалось бы ложным следом. Либо, к примеру,
выяснилось бы, что Тритан, загодя предвидя решение Триглавца убрать девушку,
затеял на собственный страх и риск хитроумную оперативную комбинацию, цель
которой -- спасти любимую от дражайших коллег руками преступников. Или --
что Охраняющая глава (которой на результаты Тритановых исследований
наплевать) ведет двойную игру, сознательно "засвечивая" Павлу и используя ее
как приманку, дабы выйти на главное гнездо "наследников Доброго Доктора".
Обо всех этих возможностях, однако, остается только гадать, ибо детективную
линию романа авторы просто оборвали на полуслове, так что в итоге вообще
ничего не ясно -- "заинтриговали и бросили".
Кстати когда Павла после одной из попыток похищения резонно вопрошает,
отчего бы Триглавцу не достать этих "наследничков" через Пещеру, Тритан
отвечает, что те -- вот ведь мерзавцы! -- в Пещеру просто не захаживают. Ну
и что с того? Ведь в этом тоталитарном государстве, как мы помним, ночной
зверь каждого человека заложен в компьютер -- так неужто трудно, исходя из
этого, вычислить тех, кто таковых зверей не имеет вовсе? Как выражаются в
сходных случаях герои Александра Громова -- "Детский сад штаны на лямках!"
Так какой же будет общий вывод -- "Роман никуда не годится"? Да ничего
подобного! Все эти фантастико-детективные "навороты", на мой взгляд, просто
не имеют отношения к делу; их можно "откинуть на дуршлаг" -- после чего
спокойно читать "Пещеру" как хорошую, абсолютно реалистическую повесть. В
этой повести есть отличныи мужик -- сотрудник спецслужбы, принужденный по
роду своей деятельности возиться с дерьмом и кровью; он любит чудесную
девушку, которую должен был "разрабатывать" и которую, в свой черед,
связывают странные отношения с великим режиссером, наперекор всему ставящем
главный спектакль своей жизни -- спектакль, прямо с телеэкранов уходящий в
бессмертие. Повесть о Любви и Смерти, о Свободе и Долге, о Цели и Средствах,
о том, что "мы навсегда в ответе за тех, кого приручили". Совершенно
великолепна вся "театральная" линия (каюсь -- люблю качественные
"производственные романы"!); а кульминация когда запрещенный спектакль
"Первая ночь" прорывается в эфир... Н Мазова совершенно права --
".такое

надо читать самому!"
Дяченко, повторю еще раз, пишут не фэнтэзи, а настоящую Литературу; в
этом их сила -- и их слабость. Создается впечатление, что они сначала
написали повесть с вышепоименованными тактико-техническими характеристиками,
а уже потом решили для "занимательности" добавить в нее все эти
маловразумительные Пещеры, Триглавцы и прочую фантастическую лабуду. Не могу
понять -- зачем? ну зачем жарить роскошный кусок вырезки на прогорклом
комбижире?
Н.Мазова завершает свою рецензию словами: "Спасибо вам, Марина и
Сергей!" А я закончу цитатой из того же Жванецкого -- "ТщательнЕй надо,
ребята! ТщательнЕй. ."
P.S. Что же до "Ведьмина века", то я (будучи согласен с каждым
отдельным пунктом WWIW!) "болел" за этот роман на Интерпрессконе, и от всей
души желаю ему победы на "Страннике".

Рейтинг книги
N/A
(0 Ratings)
  • 5 Star
  • 4 Star
  • 3 Star
  • 2 Star
  • 1 Star
Отзывы
Рейтинг:
Категория: